Вырваться и исчезнуть

Размер шрифта: - +

Глава 2

Сквозь стылую пелену тумана габаритные огни транспортного шлюза казались красными, размытыми пятнами. Флайкар качнуло – машина, развернувшись, зависла перед створом. Красными иглами сработали лазерные дальномеры, и флайкар пошел на посадку.

- Мы высадимся на стартопосадочной палубе крейсера, - сказал Румянцев. – В какой-то степени, это уникальное сооружение – она имеет протяженность почти в два километра. Отсюда стартовали малые корабли поддержки, сам крейсер не приспособлен совершать посадки на планеты. Его размеры огромны – около пяти тысяч метров от носа до кормы и более полукилометра в высоту. Но это здесь, на Земле, они кажутся столь огромными. Для бескрайних космических просторов это все равно что песчинка.

Флайкар, взяв носом небольшой крен, плавно влетел внутрь палубы. Сработали проблесковые маяки, окрашивая пространство тревожным, оранжево-желтым, светом. В то же мгновение вспыхнули указатели – две цепочки ярко-красных огоньков, параллельно друг другу, убегали вдаль, очерчивая посадочную зону.

- Посадка разрешена. Сектор № 5, - динамики донесли безликий голос кибердиспетчера.

Флайкар завис над выкрашенным в желто-белую «зебру» участком палубы. Гул турбин плавно пошел на убыль, и через мгновение машина мягко коснулась металлической поверхности палубы.

- Мы на месте! – Сергей Михайлович бросил короткий взгляд на учеников. – Экскурсия займет не более сорока минут. Советую всем выключить мобильные коммуникаторы, Сеть здесь не работает. Броня корабля блокирует любой внешний сигнал.

- А мы попадем на главный пост управления? – спросил Денис.- И это правда, что кораблем управляла «Клеопатра»?

- Нет, на главный пост управления мы не попадем, - ответил Румянцев. – Мне стоило огромных трудов получить разрешение на экскурсию по посадочной палубе. Про рубку и говорить не стоит. А на счет «Клеопатры» - да, этот так!

- А где она сейчас? – спросил кто-то из ребят.

- Деактивирована. Её больше не существует, - Сергей Михайлович повернулся.- Ну, все на выход!

На стартопосадочной палубе было прохладно. Ребята с удивлением осматривались. Казалось, будто они попали на металлическую равнину. Или огромный тоннель, другой конец которого терялся где-то далеко, в сумраке. Две цепочки красных огоньков, словно дорога в неизвестность, сходились в далекой перспективе в одну точку. Потолок гигантского сооружения находился на пятидесятиметровой высоте, и разглядеть его в подробностях не представлялось возможным.

- Здесь мы увидим, как происходил штурм «Иерихона», - произнес Румянцев. – Вернее, один из эпизодов, если можно так выразиться.

Группа учеников обогнула флайкар и замерла, рассматривая открывшуюся картину.

В двадцати шагах, завалившись на правый борт, лежал десантно-штурмовой модуль. Многотонная машина совершила жесткую посадку. Металлическое покрытие палубы оказалось смято от чудовищного удара, рваный метал, собранный в кучу словно смятая бумага, топорщился в стороны острыми краями. Броня ДШМ потемнела от огня; выбоины от пуль и осколков покрывали ее замысловатым узором. Два десятка отстреленных обойменных лотков россыпью возвышались у накренившегося борта. Огромный ствол курсового орудия, оторванный взрывом, лежал рядом со световым маркером, ограждавшим место боестолкновения.

- Штурм «Иерихона» продолжался несколько дней, - произнес Сергей Михайлович. – Как вы видите, «Клеопатра», которой так интересовался Денис Соболев, оказалась очень опасным противником. На корабле находились сотни боевых андроидов, и именно они стали головной болью для армейского десанта.

Изломанная фигура андроида пехотной поддержки лежала в нескольких шагах от столпившихся у ограждения учеников и притягивала взгляд, невольно вызывая смутное ощущение тревоги. Механическая рука андроида сжимала импульсную винтовку, вторая конечность оказалась оторванной по самое плечо. Несколько пустых винтовочных магазинов валялись рядом. В двух шагах за ним замер еще один кибермеханизм. Прямым попаданием его перерубило пополам, из перерубленных магистралей торчали разлохмаченные обрывки оптико-волоконных кабелей. Анлроид, казалось, замер в неоконченном движении – механическая рука тянулась к импульсной винтовке, застыв буквально в паре сантиметров. За ним виднелся третий андроид, практически целый. Прицельный выстрел проделал в грудном кожухе кибермеханизма дыру, уничтожив программное ядро системы.

- На данный момент крейсер полностью нефункционален, - продолжил Румянцев. – Киберинженеры военного ведомства отключили все цепи управления и внутренней связи. Мощность реактора составляет всего полтора процента, обеспечивая необходимое освещение и вентиляцию.

Говоря эти слова, Румянцев был не совсем прав. Военные специалисты действительно отключили всю систему внутрикорабельной коммуникации, это было единственное верное решение. Отсутствие технической документации создало большую проблему, но она была решена – нужные схемы были извлечены из блоков долгосрочной памяти ремонтных сервов. Однако, было то, что люди так и не узнали. Еще до обнаружения «Иерихона», управляющий крейсером киберинтеллект проложил еще одну линию коммуникации. «Клеопатра» имела в себе заложенную функцию саморазвития и могла просчитывать и прогнозировать практически любые ситуации. Именно эта магистраль позволила ей ускользнуть, а предварительно стертые из памяти сервов данные сделали вероятность ее обнаружения нулевой. И сейчас она, скрытая и неосязаемая, прекрасно слышала каждое слово. Шанс, который она так долго ждала, наконец-то представился.

Группа учеников двинулась дальше. Денис Соболев бросил короткий взгляд на удалявшихся одноклассников и, поколебавшись секунду, двинулся в противоположную сторону. Ему хотелось рассмотреть десантно-штурмовой модуль.



Дмитрий Палеолог

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться