Выше над крышами

Размер шрифта: - +

Глава 9

Елизавета с нескрываемым удовольствием срывала с колючих веточек жёлтые «бочонки» и отправляла их в рот. Василиса тоже съела горсточку и поморщилась – слишком кисло.

- Люблю всякую кислятину, - призналась Лиза. – На даче у нас тоже облепиха есть – обожаю её.

- И мне облепиха на вкус нравится, но я её больше в соке, морсе или чае предпочитаю. Свежей много съесть не смогу, - Василиска с радостью поддержала «облепиховую беседу».

Равнодушные к кислому редко встречаются. Чаще или очень любят и лопают лимоны и облепиху без сахара, или морщатся от одного вида сочной лимонной или лаймовой дольки.

Стёпа съел несколько ягод и стоял с глупой улыбкой, смотря на дерево, а потом стал подсматривать в щель между забором и дверью ворот, но на территории, видимо, ничего знакомого не углядел и потерял интерес.

Демид топтался рядом за компанию, ожидая, когда две насытятся, а один – наностальгируется.

Хозяев судя по всему дома не было и, что удивительно для деревни, собака тоже не обнаружилась.

Из дома, рядом с которым ребята припарковали машину, вышла женщина-пенсионерка. Она с долей испуга оглядела чёрный Land Cruiser и начала осматриваться по сторонам.

Квартет «Воришки облепихи» направился к автомобилю, дабы не палиться и не заставлять женщину нервничать.

- Добрый день, - приветливо и звонко проговорила Василиса и юркнула в салон.

- Здравствуйте, - менее эмоционально, но вежливо выдал Демид и сел за руль.

Лиза приветственно кивнула с улыбкой, а Степан расплылся в такой улыбке, какую дарят только хорошо знакомым людям, хотя эту женщину он не помнил, и тепло протянул: «Здрасти-и-и!».

Пожилая дама учтиво кивала в ответ на приветствия, а потом, когда машина скрылась из виду, опасливо посмотрела в сторону облепихи, дежурно побубнила на молодёжь и пошла заниматься своими делами.

На волне ностальгии и воровства ягод, Стёпа начал философствовать:

- Может быть, тут вообще можно делать всё, что хочешь. Мир не наш. Да что там не наш, наверное, ненастоящий даже. Можно набрать еды в магазине и не заплатить, угнать тачку, да вот эту не возвращать и то дело, или кому-то набить физию…

- Почему при появлении полной свободы ты сразу о плохих поступках думаешь? – спросил Демид и вышло несколько нравоучительно.

- Не знаю. Оно как-то само. Больше ничего на ум не приходит, - искренне ответил Стёпка и даже шутить не стал.

- Мир, вполне возможно, что ненастоящий, но вот люди тут очень даже живые и осязаемые. В тюрьму загремим с такими бредовыми призывами. Или вообще убьют. Маловероятно, что после этого мы воскреснем дома, - брюнет разложил по полочкам свою позицию.

- Какой ты скучный, Дёмыч! Всё прагматично и правильно. Типичный начальник, блин. Как тебя подчинённые терпят? Ржут за спиной, небось. Иначе рехнёшься, - вальяжно рассуждал Степан.

- Посмеяться над начальником, которого боишься – высшее удовольствие, да? Плюс сто баллов к уровню эго. Смотрю, тебе эта практика знакома. Вот только про причину «хиханек» забывать нельзя. Страх! Стёпа, мне плевать, что там говорят, когда я не слышу, но решать, с кем стану работать и кому сколько платить, всё равно буду я, - погасив эмоции, подробно расписал Демид.

- Два ноль уже. Стёпка, такими темпами он тебя скоро совсем уделает. Не нарывайся, - Василиска шутливо подлила масла в огонь.

- Да пошёл он на хрен! Мажор! – взбеленился Степан и хотел продолжить, но был прерван словами обернувшейся Лизы:

- Стёп, ну пожалуйста, ну хватит… - расстроено проговорила девушка, и Стёпка решил на этот раз заткнуться, но обиду затаил. Впрочем, он был незлопамятным, что его самого порой расстраивало. Стольким можно бы отомстить, но уже не помнил за что и не чувствовал груза прошлых обид – а в таком случае месть выглядит глупо и нецелесообразно, и удовольствия от неё нет.

Демид задумался над словами Степана. Да, в какой-то мере, будучи владельцем фирмы, он был вершителем судеб. Если человек его не устраивал, то брюнет без сожаления прощался с ним. Терпеть в своём собственном коллективе неуместных и раздражающих людей – это глупо. Но парень никогда не считал себя самодуром или гадким человеком, он был справедлив.

Вспомнилась одна из его сотрудниц – Алла Макарова. Эта девушка вечно опаздывала, но в работе была очень ответственна.

- Де-мид Гле-бо-вич, я за-дер-жусь, - в очередной раз отрывисто на бегу выдавала Алла, будто была на занятиях по вольтижировке и скакала на коне. – Ах ты ж… ёжики… Марк, где твоя варежка? Простите, Демид Глебович…

- Принял к сведению. Ищите варежку, - издевательски спокойно отвечал Демид.

- Ой! Нет. Мы не из-за варежки. А из-за ключей. Никак найти не могли, а они оказались в холодильнике. Проделки Марка! А варежку только что по дороге потеряли.

- Алла, пока не найдёте варежку ребёнку, на работе не появляйтесь. Как ваш Марк в садике на прогулку пойдёт с одной варежкой-то?



Елена Чалова

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться