Выше над крышами

Размер шрифта: - +

Глава 24

- Что происходит? – Елизавета въедливо смотрела в Стёпкины глаза, вынуждая его не отшучиваться.

- Ничего. Я нарочно это сделал – достал Васёнку. Эти двое горе-влюблённых вечно будут ходить вокруг да около. Вот и решил помочь, пусть мажорчик поревнует. Но чуть по морде не получил. Не ожидал от него. Но всё прекрасно. Мы друг друга поняли. И они, надеюсь, между собой тоже разберутся.

- Наконец-то, - лаконично ответила Лиза, после прошедшего удивления, отразившегося на лице.

- Да. Ещё бы тебя понять, - уходя от взгляда серо-голубых глаз, проговорил Степан.

Лиза смотрела и думала, почему всё это время она видела в нём только недостатки? Ведь достоинств тоже много. Додумался до такой игры! Как будто заново познакомилась с этим парнем. Бывает, что общаешься с человеком и нет к нему никаких особенных чувств, а потом резко что-то переключает «тумблер», и начинаешь видеть всё в другом свете.

- А ты ведь можешь быть серьёзным... – с досадой проговорила Елизавета: то ли на парня, то ли на себя.

- Эх, Лиз. Я с шестнадцати лет работаю, в девятнадцать уехал один в неизвестность – в мегаполис на поиски работы, потому что в родном городишке ловить было нечего. Мне никто не помогал. Всё сам. Ты думаешь, я не серьёзный? С шутками просто жить легче.

Лизе стало стыдно. Она ведь ничего не знала о нём, кроме тех, чаще смешных, рассказов из детства. Такие люди, как Стёпка, много болтают, но мало рассказывают о себе. Кажется, что всё знаешь про них, ведь эти личности постоянно «трындят». Но, задумавшись, приходишь к выводу, что душу они открывать не спешат и личное прячут глубоко внутри.

- Знаю, что напоминаю тебе братца и ты нас постоянно сравниваешь, но я - не он, - Стёпа пошёл напролом. Он поднялся и налил себе чай, а потом вернулся на место.

- Это я уже поняла, - запоздало ответила Лиза. Не хотелось говорить парню в спину, когда тот суетился с чаем.

- Я тогда наговорил тебе гадостей, извинился, конечно, и мы тему замяли. Но до сих пор на сердце тяжко. Я как вспомню тебя такую хрупкую, как котёнка, заплаканную, то себя сволочью чувствую. Хочется оберегать тебя и никому в обиду не давать. Даже себе, - снова поток откровенности. И самое сложное для Елизаветы – что парень говорил всё это с неподдельной нежностью.

- Не думай про то наше недоразумение. Оно мне помогло понять, что ты не так уж и сильно похож на моего брата. Ты повёл себя иначе. Достойно, - Лиза отчеканивала слова: вроде правильные и нужные в этот момент, но понимала, что не может выразить ими то, что на душе. Получалось скупо и холодно.

Стёпа сник, но маска шута всегда спасала: он поднял взгляд и наигранно задорно улыбнулся девушке, а потом вновь уставился в чайный омут в большой чашке. Степан подумал, что Лиза – словно Снежная Королева, дождаться от неё взаимности и теплоты – нереально. Может быть, этим она его и зацепила? Она ничего от него не хотела, не проявляла ни симпатию, ни агрессию, но таким образом и разбудила любопытство у парня, которое переросло в нечто большее. Добиться её не было делом принципа, это казалось недосягаемой мечтой. Ему очень хотелось узнать, какая она? Какая, когда подпускает кого-то близко, впускает в свой мир, в душу, которая была, будто Вселенная – непредсказуемая, меняющаяся, манящая, но такая спокойная с виду.

Лиза поднялась со своего места и обогнула стол – этот путь был самым коротким до лестницы. Но проходя мимо сидящего Стёпки, замерла и положила руку ему на плечо, легонько сжав его, подбадривая.

Этот жест оказался для Стёпы неожиданным, и он не сразу сообразил, как отреагировать и что сказать. Но потом, поддавшись чувствам, просто накрыл руку девушки своей, и, не вставая, посмотрел ей в глаза.

Ему всегда нравились блондинки – почему-то так получалось, что эти девушки сразу привлекали его внимание. Но, смотря в огромные Лизины глаза и на каштановые пряди, выбившиеся из не туго перехваченного резинкой хвоста, парень вдруг ощутил дрожь, прокатившуюся по телу волной. Да, эта девушка была другой: загадкой, которая никогда не надоест, которую можно разгадывать всю жизнь и всё равно до конца не узнать её.

Стёпа подумал, что ради её улыбки готов расшибиться в доску, сделать всё возможное и невозможное. Именно такие девушки становятся Музами – не только в творчестве, но и по жизни. Ведь жизнь – тоже искусство, и тут без вдохновения и мотивации счастье не создашь.

Степан смутился от своих мыслей, убрал руку и вновь посмотрел в чашку. Для него было дико – получить такой шквал эмоций за один раз, изменить мнение сразу о двух людях. Благо дело, хоть в хорошую сторону.

Лиза убрала ладонь с плеча и, как подумал Стёпка, развернулась, чтобы уйти, но холодные руки девушки (вечно она мёрзнет!) вдруг обвили его шею: она нежно обняла его со спины – вроде бы по-дружески, давая понять, что гордится им – Купидоном недоделанным, и что не сердится за прошлые обиды. А ещё показывая, что сердце у неё не изо льда, пусть и взгляд, и руки всегда ледяные.

Но для Стёпки, только-только признавшемуся самому себе, что безнадёжно влюблён в эту девушку, подобный жест показался мукой. Парень, всегда активный и красноречивый, будто сжался в комок и притих, и только удары сердца под Лизиными ладонями, прислонёнными к его груди, выдавали его волнение. Он думал, что ведёт себя неправильно и упускает шанс приблизиться к Елизавете, вот так - молча сидя, но Лиза довольно улыбалась: нетипичное поведение парня выдавало его с потрохами! Не будь у него чувств к ней, Стёпа вёл бы себя как обычно.



Елена Чалова

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться