Выскочка

Размер шрифта: - +

Эпилог. "Другой дороги нет"

Лера стояла в мастерской Александра Даниловича и рассматривала в окно солнечный пляж. Кофе в пластиковом стаканчике давно остыл, а она все смотрела на берег. Она думала про Андрея. Про жуткую трагедию, которая развела их пути в разные стороны. После ссоры в день переезда он ни разу не дал о себе знать. Лера знала, что он ждет, когда она сама сделает первый шаг ему навстречу. Ей хотелось вернуться к нему. Пару раз она даже садилась в машину, чтобы съездить в «Преображение», но страх перед его гневом в самый последний момент останавливал ее. С каждым днем разлука становилась все невыносимее. А сегодня боль в сердце стала совсем нестерпимой. И Бог с ней, с этой некрасивой историей, случившейся много лет назад. Лера вздохнула, отодвинула от себя кофе и вернулась к миниатюре, над которой работала.

Ближе к вечеру она собрала свои вещи и вышла из мастерской. Сердце переполняла тоска. Домой идти не хотелось. Она медленно брела по набережной, разглядывала небольшие волны, залитые золотом послеполуденного солнца камни, пестрые наряды туристов. Не удержалась и зашла в один из магазинчиков женской одежды. Среди многообразия платьев отыскала длинный сарафан с яркими розовыми цветами и зеленой травой на фоне летней ночи.

— Вам очень идет! — восхищенно любовалась ее отражением в зеркале такая же случайная покупательница, как и она. А Лера вдруг улыбнулась, представив, как приедет к Андрею в этом красивом сарафане.

Дома ничего не изменилось. Берта сидела на деревянном пороге с кружкой чая в одной руке и с сигаретой в другой. Заметив сестру, она оживилась.

— Как дела в мастерской?

— Ничего. Рисую понемногу, — присела Лера рядом, прижимая к груди пакет с новеньким сарафаном.

— А я сегодня полдня с розами провозилась. Не знаю, удастся ли вернуть саду былое величие?

— Берта, знаешь, я тут подумала, наверное, съезжу к Андрею в «Преображение» вечером, — быстро выпалила Лера, страшась, что у нее не хватит мужества до конца произнести эту фразу.

— Что, старая любовь не ржавеет? — хмыкнула сестра. — Нужен он тебе?

— Я люблю его. И если рассудить здраво, его вины ни в чем нет. Он не говорил мне про мать, потому что боялся потерять меня. Поэтому так торопился увезти отсюда. А сейчас он остался один. И я, продолжая жить здесь, предаю его.

— Что ж, поезжай. Все равно от тебя в саду никакого толка нет. Но если что-то пойдет не так, обязательно возвращайся.

— Вернусь, обещаю, — улыбнулась Лера.

Спустя час она вышла на порог в своем новом наряде, и ее сердце сжималось от страха перед встречей с мужем.

— Красотища! — восхищенно высунула голову из зарослей роз Берта. — Сколько стоит?

— Три тысячи. Знаю, что дорого. Но когда сегодня в магазине думала про Андрея, ничего не смогла с собой поделать, и купила.

— Хотела бы и я иметь такой магазинчик женских платьев на набережной, — с тоской произнесла сестра и снова вернулась к поливу роз.

Лера пошла в сторону калитки, где возле забора ее ждала любимая машинка. И вдруг, словно вспомнив о чем-то, она повернула обратно.

— Ты что, Лера? Передумала? — насмешливо перекинула шланг с водой на другую сторону Берта.

Валерия, взбежав по ступеням, быстро скрылась за дверью.

— Берта! — позвала она сестру спустя несколько минут. — Берта, иди сюда!

— Да что такое? — раздраженно бросив шланг посреди цветущих роз, последовала сестра в дом.

Лера стояла на коленях на полу, аккуратно подкатив подол нового сарафана, и сосредоточенно двигала старые скрипучие доски.

— Двери запри! — повернулась она к вошедшей сестре.

— Да что такое? Ты что, решила разворотить здесь все перед отъездом? — фыркнула Берта и заперла дверь.

Лера нырнула под пол и вытащила оттуда пакет, успевший покрыться плесенью. Спустя мгновение к ее ногам покатились туго скрученные пачки долларов.

— Что это? — испуганно прошептала Берта, и опустилась на пол рядом с Лерой.

— Деньги. Я украла их, когда бежала из Москвы, — отряхивая руки, произнесла та. — Поклянись, что никому не скажешь.

— Как это произошло? — пропустив мимо ушей просьбу о клятве, тупо сгребала пачки сестра.

— Эти деньги не очень честные. Когда моего сожителя упекли за решетку, я сбежала. И прихватила с собой деньги. Знаю, что не следовало брать то, что тебе не принадлежит, но я так боялась нищеты! С тех пор прошло больше года, и мной никто не интересовался. Думаю, меня просто списали со счетов. А сумма, которую я прихватила с собой, оказалась слишком маленькой, чтобы искать меня. Вот и не стали марать руки.

— А сколько здесь?

— Не знаю. Я никогда их не считала.

Берта поднялась с пола и задернула кухонные занавески. Лера, перегрузив деньги в подол сарафана, принесла их на маленький диванчик.



Юлия Бузакина

Отредактировано: 01.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться