Высшая Академия Наследников. Магия Наследников

Размер шрифта: - +

Урок второй: Дар наследника.

— Как же я надеялась, что у тебя не проявится этот злополучный дар, — сквозь шум в голове услышала я горестные причитания бабушки. — Просыпайся скорее, крошка.

Что со мной? Что произошло? Последнее, что я помню, это поцелуй, бесконечная боль, громкий голос и оглушающее забвение. Я попыталась открыть глаза, но мое сознание пронзила сильнейшая боль. Виски горели огнем, такое чувство, что их чем-то намазали.

— Не шевелись, девочка, — послышался взволнованный голос бабушки. Она влила в меня какую-то гадость, и я вновь провалилась в спасительную пустоту.

В следующий раз, когда проснулась, я чувствовала себя намного лучше. Ни голова, ни виски не болят. Жить можно. Через пару секунд я ощутила, что около меня, на кровати, кто-то сидит. Открыв глаза, я обнаружила подле себя уставшую бабушку, которая бережно держала мою руку.

— Бабушка? — она открыла глаза и встревоженно посмотрела на меня.

— Наконец-то, — на ее вымученном лице появилась усталая улыбка. — Вот выпей. Это лекарство уберет головную боль.

Она подала мне кружку с каким-то напитком. На запах, вроде, ничего, пить можно. Выпив это, я почувствовала, что мне и правда стало лучше.

— Бабушка, а что со мной было? Сколько я пролежала?

— Проснулся твой дар, — устало произнесла она и села на кресло. — Ты пролежала в магической коме три дня.

— Дар? Магическая кома? — удивленно переспросила я, внезапно севшим голосом. Я не понимаю.

"О чем идет речь, какой дар? Откуда он мог взяться? Ведь мои родители не маги, я не маг! Или все же... Нет, я просто не могу быть... Это просто невозможно. Я просто переутомилась и упала в обморок. Или отравилась. Ну, или, на худой конец, спятила. Ну не могу я быть магом! Просто не могу, дар никогда ведь не проявлялся”, — вихрь лихорадочных мыслей проносился у меня в голове. Я не могла поверить в это. И решила задать насущный вопрос бабушке

— Ты... Ты, о чем это говоришь бабушка?! Ведь мои родители не маги! Какая кома? Это невозможно.

— Возможно, родная, — она бережно погладила меня по волосам. — Твоя мама была магом льда, а вот каким даром владел твой отец, я не знаю. Но, возможно, он из правящей семьи.

— Из правящей? — всё еще недоуменно смотрю на бабушку. — Но как такое возможно? Ну, а если это всё-таки так, то почему про меня никто не знает?

— Я и сама не знаю, родная. Может, про тебя никто не знает или... Я не знаю родная, — она нежно улыбнулась.

— Бабушка, у меня немного зудят глаза, это нормально? И ещё я стала лучше видеть.

— Все признаки на лицо. Ты изменилась, девочка!

— О чем ты, я не понимаю.

Бабушка поднялась с кресла и подошла к столу, где лежат мои вещи. Оттуда она взяла какой-то предмет и села обратно. В руке она держала мое зеркальце. Когда-то оно принадлежало маме.

Взяв в руки зеркало, я с удивлением отметила, что оттуда на меня смотрели круглые золотисто-голубые глаза. С замиранием сердца я прикоснулась к лицу. Черты лица изменились и стали более аристократическими, кожа стала на пару тонов бледнее, хотя, это может из-за того, что я после болезни. Цвет волос изменился на черный. От висков шли радужные пряди.

— Ч-Что это, что это всё значит? — заикаясь произнесла я и посмотрела на бабушку. Она убрала зеркало и серьезно посмотрела на меня.

— Это отличительные черты наследников миров.

— Н-наследников?! Миров?! — ошалело переспросила я.

— Да, дорогая, — она кивнула в знак согласия. — В нашей вселенной не один мир, а несколько, и в каждом мире живут различные расы, — она встала с кресла и взволнованно начала ходить по комнате. — У каждого наследника какого-либо из миров к его совершеннолетию пробуждается дар. Пробуждается он от поцелуя, в полночь.

— Почему именно от поцелуя пробуждается магия? — недоуменно посмотрела я на растерянную бабушку. — И почему это было так больно?

— На этот вопрос нет ответа. Никто не знает из-за чего это происходит. Наверное, до восемнадцати лет у мага заблокированы каналы его дара, а после у него они открываются и заполняются нитями магии. Сначала магия концентрируется в груди, — она приложила руку к груди, около сердца. — Они называют это ядром, там образуется магия. Также у них меняется цвет глаз на золотой с оттенком какого-либо цвета.

— Ба, ты откуда это всё знаешь? А какой у меня тип магии? И почему тогда мама не рассказывала? — закидывала ее вопросами. Я всё еще не верю, что у меня может быть дар. Может это жестокая шутка?

— Тихо, тихо. Давай я по очереди отвечу на вопросы. На первый вопрос, это было давно. Когда-то в молодости я жила в столице. В центральной библиотеке была книга про дары магов, вот оттуда я и узнала. А твоя мама, наверное, и сама не знала. Она сбежала в столицу, а когда узнала, что беременна, пришла обратно. Она ничего мне не рассказывала. А насчет дара я и сама не представляю. Но мы это выясним, сходим к главе деревни, попросим, чтобы он проверил твой дар.

— Глава — маг? — в шоке спросила я и легла обратно в кровать. Вот так новость. Еще одно потрясение на мою больную голову.

— Да, родная, он маг, — она кивнул в знак согласия.

— Ммм... Вот как, — я закусила губу, интересно, он мне поможет? — Бабушка, когда пойдем?

— Сначала нужно поесть, а после и пойдём, — улыбнулась она.

— Хорошо, ба.

— Я пойду, завтрак приготовлю, а ты одевайся, — она встала с кровати и вышла из комнаты.

Встала с кровати и подошла к шкафу, начала искать более подходящую одежду. Все-таки мы идем на прием к главе деревни. Наконец-то я нашла то, что больше мне подойдет. Это было легкое зеленое платье без рисунков, которое не доходило до пола. Я подошла к зеркалу. И отскочила от него, как от огня. Оттуда на меня смотрела совершенно другая девушка. Я никогда не привыкну. С ужасом, но в то же время с любопытством, я осторожно подошла к зеркалу и по-новому посмотрела на отражение. Там была я, но в то же время и не я. Вместо моих привычных темно-каштановых волос были черные прямые волосы, которые теперь доходили до талии. На висках появились радужные пряди. Переведя взгляд на тело, я увидела, что оно стало более изящное, что ли. К своему ужасу или к радости я поняла, что это платье висит на мне, как мешок. И что мне теперь делать? Как я пойду? Не могу же я вот так идти. Лихорадочно пытаюсь сообразить, во что теперь мне одеться.



Алёна Вольденберг

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться