Высшая школа им. Пятницы, 13. Чувство ежа

Размер шрифта: - +

Нелирическое отступление номер два

Суки!

Все суки! Вы у меня еще кровью умоетесь, вояки хреновы!

Вы что думаете, раньше у нас война была? Да это я только разминался, а вот теперь воевать начну, раз мира не хотите!

Нет, я зачем через себя переступал, зачем в этот пидорский спектакль просился? Чтоб на меня всякая шестерка тявкала?! Дон этот, мажор, даже сам ответить не соизволил! Перед всем классом опустил. Ну я ему, ну я… Стукач гребаный, нет, чтоб по-мужски разобраться, он Фильке плакаться побежал!

Миша скрипнул зубами.

Что Филька брату настучит — это будьте спокойны. А брательник уж примет меры. Заранее слышится: боец, стройсь! Фанеру к осмотру!

А потом выговор организует. С занесением.

И по ушам ездить станет. Не хуже Фильки! Вы, мол, в одном строю! Друг другу спину прикрывать! Сам бы попробовал — в одном строю! С мажорами!

И Ариец еще… какой он Ариец, крыса он!

Оли-ивия, мать его…

Миша в сердцах сплюнул на чисто выметенный тротуар.

Порылся в карманах в поисках сигарет.

Вспомнил, что последнюю выкурил сразу после уроков, а денег на новые нет. И на шаверму, которой пахнет на весь квартал, тоже нет. А он не обедал. И домой идти — только нарываться на меры, мать их!..

Он задумчиво оглядел Исаакиевский, прищурился на блестящий шпиль Адмиралтейства. Снова принюхался.

Шаверма с чесноком и кинзой пахла так, что сводило живот. И, как назло, из дверей паба вывалились какие-то мажоры, на ходу открывая бутылки темного «Карлсберга».

Такого же, каким угощала в «Парадизе» Анаша.

Она тоже говорила, что надо мириться. Но, в отличие от Фильки, не ездила по мозгам и вообще понимала расклад. Правильная тетка. Умная. И ей плевать, что Миша — младший брат. Возраст — не главное!

«А если не выйдет, то можешь мне позвонить и все рассказать. Вместе мы что-нибудь и придумаем».

Отвернувшись от мажоров с пивом и надкусанной шавермой, Миша достал мобильник. Уж лучше потрындеть с Анашой, чем болтаться тут, как дерьмо в проруби.

Она ответила сразу, словно ждала звонка.

— Ты где?

— У Адмиралтейства.

— Я рядом, сейчас буду, — и отключилась.

Миша сунул мобильник обратно в карман. Поддел ногой смятую пивную банку, отправил ее пинком в урну и полюбовался на полет.

В его городе должно быть чисто.

Всегда.



Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева

Отредактировано: 16.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: