Высшие курсы беспалевных выскочек

Размер шрифта: - +

Глава 10. Момент истины

- Ты, говорят, меня искал? – услышал я в трубке знакомый голос. – А чего на телефон не звонишь?

- Разговор не телефонный, шеф. Сегодня вернётесь?

- Конечно, - ответил Сильвестр. – Мы в монастырь поехали. На Пустынь. Святым поклониться. Уже обратный путь держим. Так благостно на душе, так свято…

- Благородное дело, - согласился я, но неискренне. – Вот только Деметра Сильвестровна мне ничего не сказала.

- Это потому, что я не велел, - пояснил босс. – Хотел узнать, контролируешь ты её, или так… Ваньку валяешь. А что случилось?

- Да так, - ответил я уклончиво. – Может, в офисе поговорим?

- Ну как скажешь, - согласился шеф. – Тебе от Дёмы привет. И от Пустыни.

«Она мне уже утром передала, через Воробьёва» - хотел сказать я, но сдержался.

Передвигаться на машине по Москве – то ещё «удовольствие». Я бы, конечно, ездил на метро, но, во-первых, это непрестижно, во-вторых, банально неудобно. Особенно в тёплое время года. В редких поездках у меня создавалось впечатление, что москвичи так и живут в дореволюционных временах, без горячей воды и мыла.

Оседлав свой «БМВ», я неспешно двигался по улицам. Не потому, что я не торопился, отнюдь. Нет, ускорялся там, где это возможно. Но в основном поток представлял собой сплошную массу, которая двигалась не больше 20 километров в час. Это мне ещё утром повезло, что в суд не опоздал. Поэтому неудивительно, что небольшое по московским меркам расстояние я преодолел минут за 60-70.

Обед уже закончился, и все мои компаньоны сидели в своём оупен-спейсе. Франц, заметив меня, вжал голову в плечи и сделал вид, что в мониторе – нечто очень важное. Связь с судом налажена, и все уже знают, какой вердикт вынесен. Вера и Тина уже приготовились меня поздравлять, но я жестом остановил их. Предстоящий разговор с шефом совершенно не вдохновлял, и даже маленькая победа не успокаивала.

- Гавр, Франц, пишите объяснительные, когда будет время, - приказал я им вместо приветствия. – Вызову по одному.

Нет ничего лучше, чем сесть и выпить чашечку эспрессо, когда часы показывают 17.00. Плюхнуться в собственное кресло, главное – кофе не разлить. В личном кабинете. Что ни говори, но оупен-спейс, создавая командный дух, напрочь убивает чувство приватности. Ты просто не можешь остаться один на один с собой, всё время должен играть роль, носить маски.

Оупен-спейс – это так по-американски, хотя саму идею придумали в Германии. Мне лично нравится и США, и ФРГ. Но мы в России, а тут – свои правила, свои культурные нормы. Поэтому я пил итальянский кофе, сидя в японском кресле, и смотрел в американский ноутбук знаменитой марки Apple. Раздался тревожный сигнал. Паук нашёл меня и хочет забрать в свои сети.

- Дмитрий Фёдорович, - голос Брюнетки я узнал без труда. - Сильвестр Павлович на месте. Можете подходить.

«А могу не подходить?» - подумал я, но вслух ничего такого не сказал, как и всегда.

- Уже бегу, - ответил я с улыбкой, чтобы его секретарша слышала самый благожелательный тон.

Даже если всё идёт не так, важно не вешать нос. «Никогда не сдавайся» - говорил мой первый начальник, а потом – попал в колонию на пять лет усиленного режима. Я тут ни при чём, если что. Поэтому путь в кабинет шефа я проделал с гордо поднятой головой, привычной походкой победителя.

- Садись, дорогой. Ну что ты хотел мне сказать, Дима? – спросил шеф, вальяжно развалившись в своём кресле. Красное дерево продолжало слепить меня своей роскошью. На стуле у приставки сидела Деметра.

- Суд по Кролич я выиграл, - ответил ему.

- Кто это вообще? – переспросил босс с раздражением. – Ты мне что, по каждому делу будешь отчитываться?

- Нет, - говорю. – Я Вас искал, потому что у нас проблема. Господин Воробьёв расторг договор.

- Вот дела, - произнёс Сильвестр и пристально посмотрел на меня. – Присаживайся, чего стоишь. А что случилось-то?

-  Я думаю, что ответить на этот вопрос может только Деметра, - ответил я.

Шеф выразительно посмотрел сначала на свою дочь, потом на меня. Снова на меня – и на дочь. Эта игра в гляделки продолжалась почти минуту и стала меня напрягать.

- А ты, начальничек, ничего не знаешь? – с издёвкой спросил шеф.

- Знаю лишь немного, - ответил я с достоинством. – Господин Воробьёв сказал, что расторгает договор. Причин не объяснял. Вести со мной беседу отказался. Обмолвился лишь, что ему звонила Деметра…

- Ладно, - сказал Сильвестр. – А что скажет нам Дима-младшая?

Тут я перевёл взгляд на Деметру и понял, что ей тяжелее всех. Щёки покрылись пунцовым румянцем, а глаза внимательно изучили текстуру красного дерева. Потом – принялись разглядывать ногти.

- Почему молчишь, Димка? – снова спросил шеф, уже более ласковым голосом.

Воцарилось молчание. Тишину прервал писк Паука. Шеф механически нажал на кнопку, хотя, наверно, предпочёл бы сначала разобраться с нами.



Ломаный Грош

Отредактировано: 11.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться