Высшие курсы беспалевных выскочек

Размер шрифта: - +

Глава 20. Из РУВД в Централ

Часы на приборной панели показали 13.00, и я рефлекторно ощутил голод. Павлов был бы доволен! Привыкая каждый день, по будням, обедать в одно и то же время, становишься частью этого ритуала, относишься к нему, как к чему-то само собой разумеющемуся. Перед уходом из квартиры я машинально выгреб из стола всю наличность. Получилось чуть больше 20 тысяч рублей, потому что деньги в бумажном виде хранят только недотёпы. 

Зачем, если они могут находиться в банке, в облигациях и других ценных бумагах, да мало ли в чём ещё? Мне, безусловно, нужно было ехать на работу. С ужасом я представлял, во что превратился ОЧК за время моего отсутствия. Наверно, я бы даже мог послать полицейского и уйти. Но интуиция мне подсказывала, что торопиться не стоит.

Роскошная «Lada Largus» с характерным воем коробки передач рассекала улицы Москвы. Оценили мой сарказм? В принципе, я ничего не имею против российского автопрома. Он даже сделал рывок за последний десяток лет. Я даже чуть не купил себе Lada X-Ray в спортивной комплектации, клянусь! Но… В последний момент передумал и взял BMW. Пару лет эксплуатации, почти как новый. Был.

В принципе, если никуда не спешить, то и «Lada Largus» пойдёт. Водитель же явно не берёг служебное имущество и гнал очень быстро, подскакивая на своих лежачих коллегах. От перегрузок у меня закружилась голова, и я обрадовался, что пообедать всё-таки не успел. Наконец, утомительная для меня поездка закончилась, и мы припарковались на служебной стоянке.

Меня иногда посещали мысли о том, что неплохо было бы полицию передать в частные руки. Как и службу судебных приставов. Давайте будем объективны: если кто-то захочет злоупотреблять властью, он будет это делать. И коммерческие отношения могут только поспособствовать дисциплине. Но государственная машина, подскакивая на ухабах, не хочет расставаться со своим силовым блоком.

Что такое отдел полиции? Это нечто среднее между вокзалом, студенческой общагой и чистилищем. О загрузке отдела и его контингенте говорит запах. Не ремонт. Не автомобили на парковке. В центральных районах Москвы, где доминирует зажиточное население, в местном РОВД пахнет сносно. Можно уловить нотки прелости, сырости – и всё.

В загруженных и «социальных» районах страшно воняет. Скорее даже смердит. Сюда доставляют всякий сброд, собранный на улицах, и чаще всего эти люди действительно достойны того, чтобы оказаться здесь. И если вы ни разу не видели это вживую (и не обоняли), то вам решительно повезло. В отделе, куда меня доставили, запах был сносным. Значит, здесь либо хорошо и регулярно убирают (вряд ли), либо район более-менее (а вот это возможно).

Меня всегда удивляло, что полицейские со временем перестают замечать дурной запах. Пропитываются им. Успокаиваются. Особенно в Москве. Особенно в больших отделениях, куда за день могут доставить не один десяток людей. Кстати, в судах ничего подобного нет. Там запах арестантов почему-то не задерживается надолго.

- Присядьте, - предложил полицейский, указывая на лавку, а сам пошёл в какой-то кабинет.

«Спасибо!» - мысленно ответил ему и продолжил стоять. Как знать, кто сидел на этих лавочках? Какие неизвестные науке формы жизни они носят на своей коже, волосах и одежде? После роскоши кабинетов «Апаты» и моей квартиры находиться здесь было физически противно. Но я бывал и в худших местах, поэтому набрался терпения и принялся ждать. Не прошло и пяти минут, как я услышал свою фамилию и предложение войти в кабинет.  

- Здравствуйте, Дмитрий.

Я заглянул в коморку, прозванную кабинетом. Всюду – бумаги, дела. Настоящее бумажное царство. За столом восседает король переписки – следователь, значит, дело уже возбуждено. Значит, никаких объяснений лучше не давать. Мне же лучше будет. И вообще не говорить до тех пор, пока я не узнаю всё об этой аварии. О том, где моя сестра, например.

- Слушаю, - ответил я и без приглашения уселся за стул.

На лице следователя царила странная, просто садистская ухмылка. Или это у него такая тактика допроса, или он слегка того… Молча, словно на предмет мебели, он взирал на меня и курил, стряхивая пепел в банку от кофе. Не выношу запаха табака. Но это отдел полиции, и здесь свои правила. Уж лучше сигареты, чем смрад немытых тел.

- Это я слушаю, - после долгой паузы сказал следователь. – Ничего не хотите сказать?

- Меня только сегодня выписали из больницы, - ответил ему, картинно потирая виски. – Пока что не  хочу давать показаний. К тому же, Вы не представились, не разъяснили права.

Молчание. Ухмылочка. Смачная затяжка и дымовая завеса, устремившаяся в мою сторону. Следователь перевёл взгляд с меня на монитор и долго что-то печатал, не обращая никакого внимания на своего гостя.

- Я вам должен подозрение предъявить, - наконец, произнёс он.

- Ну так предъявляйте.

- И предъявлю, - повторил следователь. – Вот, читайте. Расписывайтесь. В услугах защитника нуждаетесь?

- Зачем мне? – удивился я.- Разве вам неизвестно, кто я такой?

Улыбка следователя стала ещё шире. Всё ему известно. Но на мой вопрос он почему-то не ответил.

- То есть, будете защищать себя самостоятельно? Это не связано с материальными трудностями? Моё дело – предложить.



Ломаный Грош

Отредактировано: 11.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться