Высшие курсы беспалевных выскочек

Размер шрифта: - +

Глава 30. Томное утро и радостный полдень

Что может быть лучше тёплой постели и любимой девушки рядом? Особенно после суток, проведенных в неволе? Всего 24 часа, казалось бы – мелочь. Раньше мне доводилось взаимодействовать с людьми, которые оказались в колонии и тюрьме на долгие годы. Однажды, ещё в бурную следственную юность, пришлось допрашивать дяденьку, которого в убийстве обвиняли.

Так он только вышел на свободу – и через месяц его снова приняли. Почему допрашивал? Просто он выражал недовольство тем, как его полицейские задержали. В те далёкие времена – милиционеры. Говорил, что могли бы задерживать чуточку деликатнее, а в местном отделении – не душить пакетом. Он, мол, и так во всём сознался. Вот почему я так быстро сбежал из следствия. Вот почему крутые конторы вроде «Апаты» так манили меня…

- Во сколько нас Дима ждёт? – спросил я Дёму.

- Вроде бы в десять утра, - сонно ответила она. – Нужно вставать, да?

Я был безмерно благодарен Деметре за всё, что она для меня сделала. И мне оставалось только молить Бога, чтобы он укрепил наш союз – навсегда. Всё-таки, не перевелись на Руси жёны декабристов. Оказывается, многие, очень многие девушки способны броситься за своим суженым и в огонь, и в воду, и в Сибирь. Удивительнее другое: качество это, верность, не зависит ни от происхождения барышни, ни от её образования.

- Ты, может, отдыхай, - говорю Дёме. – Я там всё сам разрулю. Тем более, Дима только меня нанял…

- Нет, - твердо ответила Деметра, и голос её оказался бодрее. – Теперь всё время будешь под моим контролем. А то опять в какую-нибудь историю попадёшь.

- Ладно, - согласился я. – Иди в душ, а я пока что-нибудь быстро сварганю поесть. Кстати, ты не знаешь, почему у тебя плиту в прихожей поставили?

Дёма не оценила шутку и ударила меня подушкой, но встала, подтянула свои шортики и поплелась в ванную. Я тщательно изучил ассортимент кухонной зоны: тостовый хлеб (не очень свежий, зато куски широкие), остатки салями, мааааленький кусочек сыра, четыре яйца и оливки. Казалось бы, что можно сделать с таким набором? Салат? Заблуждаетесь.

Сначала берём тостовый хлеб и вырезаем мякиш. Тот самый, из которого я собирался делать подкоп – про это отдельная история. Аккуратно, потому что мякиш нам ещё пригодится. Мелко режем салями, сыр, оливки. Разогреваем сковороду – но не очень сильно, мажем маслом, само собой. Хлебные рамки кладём, разбиваем в каждую яйцо. Через минутку, пока белок не успел запечься, бросаем туда салями, оливки.

Тут важно так момент выбрать, чтобы яйцо не пережарилось и не прилипло, иначе будет невкусно. Накрываем его вторым куском хлеба, переворачиваем. Наверх – сыр, он немножко расплавится. И вот через пять минут у нас уже роскошные сэндвичи. Такие красивые, что хоть сториз в «Инстраграм» запили.

Я сделал каждому из нас по два таких сэндвича, а на десерт – сладкие гренки из того самого мякиша, о котором можно слагать легенды. Это всё годы жизни в общежитии: учишься относиться к окружающему миру крайне экономно. Когда Деметра, наконец, выплыла из облака пара, её ждал просто чудесный завтрак из двух блюд и кофе.

- Мать честная! – всплеснула она руками. – Да ты прямо кудесник!

- Спасибо, дорогая, - говорю ей. – Мы вчера как вернулись, сразу завалились спать… Даже в магазин не сходили.

- Ой, Дима, ты такой хороший! – ответила Дёма, прижимаясь ко мне. – Мне так повезло.

«Главное меня не разбаловать».

- Что правда, то правда, - сказала Дёма и внезапно стала серьёзной. – Ты прав, нужно хвалить тебя меньше. А то зазнаешься.

- Пахнешь просто замечательно. Очень вкусно.

 

Не буду описывать наши дальнейшие приключения, увлекательные поездки в метро. Они заслуживают отдельного романа. В десять часов утра мы ждали свою судьбу в офисе «Пути». Дима сдержанно пожал руку каждому из нас – словно вчера не было суда и его маленького триумфа. Я с удивлением отметил, что в офисе моего нового начальника почти пусто, а сотрудников, кроме директора, и вовсе нет.

- Десять часов, - говорю ему, глядя туда, где у нормального человека должны быть ролексы. – А где все?

- Скоро начнут подходить, - объяснил Дима с улыбкой.

Кстати, для удобства надо бы звать его как-нибудь иначе. Два Димы, одна Дёма – тут можно и с ума сойти. Вот только фамилию Дмитрия мне бы не хотелось писать: вдруг он читает? Я решил впредь и дальше называть его Митя – это удобно и просто.

После пережитых стрессов я начал замечать, что в ушах то и дело шум, будто прибой. Буду считать, что за окном – море, и вообще я на югах. А руки немного дрожат. Наверно, где-то рядом метро проходоит. Но это – ерунда, главное – свобода и жажда действия. И то, и другое имелось у меня в избытке.

- Вот, Дмитрий, возможно, ты захочешь изучить документы, - Митя протянул мне тоненькую пачку бумаг. – Чтобы быть подготовленным.

- Благодарю, - ответил я и принялся деловито перелистывать страницы. Техпаспорт на квартиру. Договор. Ещё один договор. Уведомления, предписания и тому подобная ерунда.



Ломаный Грош

Отредактировано: 11.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться