Вьюрэйские холмы

Часть вторая (6)

 

Торлейк

 

Какое паршивое утро! Ни яркое солнце, ни голубое небо не доставляли Торлейку удовольствия. И лицезреть улыбку Мелании после того, что она с ним сделала, не было никакой радости. Поэтому после лекции по философии он уединился в коридоре на пластиковых стульях, а на колени положил тетрадь, сделав вид, что готовится к опросу по истории.

На плечо легла рука, а затем он увидел белолицую Флоранну.

- Почему ты здесь один? – спросила она, будто не заметила тетради на его коленях. – Что произошло между тобой и Меланией на балу?

- Сам не знаю, что с ней происходит, Флор, - честно признался Торлейк. Он машинально потер свое предплечье, которое ушиб при падении с моста. – Она очень изменилась.

- Хм… - Флоранна задумалась. – Я почему-то думала, что вы наконец станете парой. Сколько можно уже? Вас давным-давно поженил весь Вьюрэй, а…

- Прошу тебя… замолчи. Как бы там ни было, вопросы эти не ко мне, а к твоей подруге. Может, у нее есть тайный воздыхатель?

Флоранна мотнула головой, отбросив рыжие волосы в сторону.

- Ну, нет. Я бы об этом знала.

- Прости, Флор, но не могу с тобой больше говорить, - сказал Торлейк, поднимаясь со стула. Из кармана доносилась готическая мелодия. – Мама звонит.

- Конечно, - вежливо согласилась девушка и вернулась в аудиторию.

Торлейк ушел в соседнее фойе, затем ответил матери.

- Торлейк, у меня к тебе два вопроса. И я хочу услышать честные ответы.

Сердце в груди парня гулко забухало.

- Какие вопросы?

- Откуда у тебя появились царапины на руках? Только не рассказывай сказки про состязания или соревнования или что там еще… Я позвонила секретарю и она мне сообщила, что в университете еще не проводились соревнования в этом году.

Торлейк молчал. Он знал, что с матерью всё будет непросто и не только потому, что у нее развит знаменитый материнский инстинкт. Она любит его контролировать и имеет для этого мирное, недвусмысленное оружие – он единственный ребенок, а она вдова. Для Джессики важны порядок, точность, стабильность и безопасность, а также семья и гармония в доме. Она ненавидит ложь в любом ее проявлении. Многие люди завидуют этой женщине, ибо она умеет чувствовать обман и неискренность за версту, уличая хитрые манипуляции и фальшь. Торлейк не знал, где она всему этому научилась, но не скрывал, что гордится этими ее качествами.

- Мама, я тебя умоляю! В чем ты меня подозреваешь?

- В том, что ты спустился с холма, - отрезала женщина, заставив сына потерять дар речи. – Если это так, милый мой друг, то ты в большой опасности. И лучше будет, если ты сознаешься.

- Мне не в чем сознаваться, мама…

- Ой, нет-нет! – перебила сына Джессика. – Я дам тебе время подумать до вечера. А дома за ужином мы все обсудим. Постарайся не натворить глупостей, Торлейк. Цена этому – твоя жизнь. Ты меня понял?

- Мам, можно встречный вопрос?

- Разговор окончен. Увидимся вечером.

Джессика отключилась, а Торлейк некоторое время перебирал в голове ее слова. Мать говорила так, словно точно знает, какие последствия его ждут после возвращения с холма. И откуда она вообще взяла, что он там был? Его мать что-то скрывает, сделал вывод Торлейк. Но вот что именно?

Взгляд скользнул в сторону аудитории, откуда вышла Мелания, и он нахмурился. Не долго думая, он подошел к ней, схватил за руку и повел вниз.

- Куда ты меня тащишь? – взвизгнула ошеломленная девушка. Он шел так быстро, что она едва поспевала за ним. Тонкая ткань кардигана сползла с плеча, оголив его. Под кардиганом она носила тугой корсет без бретелек.  – Да остановись же ты!

Торлейк подчинился лишь тогда, когда они оказались в какой-то комнате, где кроме маркерной доски и парты были лишь голые стены и окно.

- Ты должна мне кое-что объяснить, Мелания. – Торлейк тяжело дышал. Его глаза метались из стороны в сторону. Но Мелания вела себя спокойно.

- Что объяснить?

- Почему ты меня бросила вчера?

- Где бросила? На балу?

- В лесу, черт возьми! В лесу!

Мелания сдвинула брови. Последнее, что она помнит – танец с таинственным юношей, а потом она очутилась в сквере, далеко от места празднования. В какой-то момент она даже решила, что ей все приснилось, но Виллоу был слишком реальным для сна.

- Что за чушь ты несешь? За то, что бросила тебя на балу, прости… А в лесу я тебя не видела.

- То есть как не видела? – Он резко развернул ее к себе и притянул за талию. Девушка не сопротивлялась, однако, после того, что он пытался сделать в лесу на мосту, она должна возненавидеть его. Но в глазах читалось лишь недопонимание, и ни капли страха.

- Нет, Тор, потому что я сбежала с бала и… и… просто гуляла по городу.

Его брови взметнулись вверх, глаза засверкали. Она не помнит самого неприятного его поступка; не помнит, как сбросила его с моста. И это хорошо. Это же самая лучшая новость за все утро! Торлейк улыбнулся своей знаменитой, чарующей улыбкой, от которой у девушек обычно появлялась слабость в ногах. И Мелания ответила тем же.



Julia Uzun

Отредактировано: 13.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться