Вьюрок

Размер шрифта: - +

Глава 8

— Раз, два, три, — звонкие хлопки и голос Майкла разносились по концертному залу, отсчитывая ритм.

Новый альбом, а с ним и будущее турне, уже не за горами, но сейчас они репетировали концертный номер.

Майкл подозревал, что многие из танцоров, декораторов, звукооператоров не любили его за излишнюю требовательность, даже некую педантичность к малейшим мелочам, но и к себе он относился точно так же. Если то, что происходило в студии, на сцене, на съёмочной площадке не совпадало с тем, что зародилось в его голове, в его воображении, то он забывал про сон, еду и отдых, пока не добивался желаемого результата.

Вот и сейчас они репетировали уже пятый час, и все немного вымотались, но результатом Майкл всё ещё не был до конца доволен. Напряжение и усталость сконцентрировались в воздухе подобно электричеству.

Джексон подал знак остановить музыку.

— Хорошо, ребята, вы все славно сегодня потрудились, — зазвучал его голос по залу. — Продолжим завтра.

Танцоры и работники сцены с облегчением выдохнули и стали расходиться.

Майкл сел на край сцены и на миг закрыл глаза. Ему нравилось сидеть в уже опустевшем зале, вслушиваясь в звуки за занавесом. Совсем скоро всё тут наполнится жизнью, восторженными и счастливыми людьми, готовыми насладиться музыкой, услышать её не только ушами, но и своим сердцем. Во всяком случае Майклу нравилось верить в это.

— Майкл?! — тихий женский голос заставил его обернуться.

В нескольких шагах от него стояла Мария — танцовщица балета. Длинноногая, высокая, с гладкими черными волосами, забранными в высокий хвост, и огромными тёмно-карими глазами, которые выдавали восточные корни её семьи.

— Мария, хэй-эй-эй, Мария. Мария, разве ты не слышишь моих звонков, Мария? Мария, девочка, ты же знаешь — ты единственная, — пропел он, протягивая ей руку.

Девушка приняла её, и сделав резкий поворот, оказалась в объятиях певца, который прижал её к себе, продолжая потихоньку расскачиваться в такт и напевать старенькую песенку о Марии.

Девушка засмеялась, высвобождаясь из нежных мужских объятий, и развернулась лицом к певцу:

— Мне кажется, Майкл, ты кое-что перепутал, — покачала она головой. —  Это ты постоянно занят и словно бегаешь от меня.

— Прости, — извинился он, хотя в мужском голосе было мало раскаяния. — Запись «Опасного» отнимает очень много сил и времени. И ещё Неверлэнд…

— Да, конечно, твой персональный Диснейленд, — кивнула Мария.

Майкл мог бы пригласить её туда, в свой новый дом, но вот только в качестве кого? Они встречались иногда, после концерта или репетиции. Оба разгорячённые музыкой, танцами и энергией толпы, что рукоплескала им из зала.

Майкл никогда и ничего ей не обещал, а она ничего и не просила.

Они вновь встречались в танцевальной студии на следующий день или через два дня, словно между ними ничего и не было. Мария совершенно спокойно флиртовала с другими; они не появлялись вместе на каких-либо мероприятиях; он не познакомил её со своей семьёй. Никто, даже они сами, не думали называть себя парой. Просто им было хорошо друг с другом, и они не задумывались о своём «завтра».

— Хочешь, приезжай, — Майкл нежным движением убрал прядь с лица девушки за ухо.

— Я не очень люблю аттракционы, — ответила она, — и говорят, у тебя там толпы детей.

— Не любишь детей?

— У меня слишком много братьев и сестёр, — поморщилась Мария, — так что по детским крикам я точно не скучаю, а вот по этому очень, — она коснулась губ Майкла поцелуем.

В первые секунды Майкл, ведомый страстью и физическим влечением, ответил на поцелуй, прижав Марию ближе к себе, но её равнодушные слова о детях эхом отдавались в голове, окончательно убеждая мужчину в том, что чего-то серьёзного и долгосрочного из их связи определённо не выйдет.

Он отстранился от девушки, грустно качая головой:

— Прости, Мария, много работы.

— Конечно, — пытаясь скрыть разочарование, ответила она. —  Увидимся, Майкл.

— Увидимся, — ответил он, одновременно размышляя о том, что танцовщица сильно напоминала ему другую Марию, возможно, именно эта ассоциация и привлекла его к ней.

***

Майклу едва исполнилось восемнадцать, но он уже мега-популярный певец о котором знают, если не по всему миру, то уж по всей Америке точно. Фанаты осаждают выходы из концертных залов, гримерки, номера отелей, где они с братьями проживают во время турне.

Джеки, Тито, Джермейн и Марлон вволю наслаждались такой бешенной популярностью у молодых и красивых девчонок. Братья часто подтрунивали над младшим из-за его робости и нежелания погулять с «красивой малышкой».

— Он про них только петь может, — смеялся Тито. — О, маленькая крошка, подойди и поговори со мной. Дай мне ухватить тебя, красотка. Давай, садись мне на колени, — пропел он, пародируя голос и манеру Майкла.

— Иди к чёрту, Тито!  

В Тито полетела диванная подушка, но тот ловко уклонился и ещё громче рассмеялся.

— Ладно, заканчивайте уже! — осадил младших Джеки. — Тито, пошли, а то опоздаем, и уже тогда мы с тобой останемся без сногсшибательных красоток, готовых на всё ради нас.

— Так я готов! — тут же подскочил к двери Тито.

Джермейн и Марлон уже ожидали их в дверях. Все четверо веселой компанией вышли из гримёрки, а Майкл же, резко выдохнув, откинулся на спинку дивана.



Татьяна Воробьёва (ЧеширскаяКошка)

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться