Выжить на безлюдной планете

Размер шрифта: - +

Глава 22. Склеп

Конца туннеля видно не было и вскоре я понял почему. Через определенные промежутки уровень пола понижался ровно на три ступени и когда мы подошли к стальной двери, казалось, что мы находимся глубоко под землей. Стас повернул ручку и толстая дверь бесшумно открылась. Мы вошли в небольшое помещение, размером с кладовку. В противоположной стене была еще одна дверь, но теперь она уже была обычной – из дерева. Мы вышли в нее и очутились в коридоре, с одной стороны которого шли двери, а с другой было огромное, на всю стену, окно, за которым, судя по обстановке, находился пост охраны и видеонаблюдения. Здесь горели такие же лампы, как и в туннеле. Стас хотел пойти по коридору, но я его остановил, мне хотелось осмотреть комнату охраны.

Комната охраны оказалась застекленной по кругу огромным панорамным окном. Стало ясно, что в былые времена цех, находящийся ниже, изнутри просматривался так же хорошо, как и коридор, в котором мы только что были. Но сейчас там было темно и кроме неясных силуэтов, ничего видно не было.

В помещении охраны поживиться ничем полезным не удалось. Везде была только пыль, да пустые ящики.

– Пошли, тут ничего интересного.

В руках Стаса, возникшего в дверном проеме, была уже невесть откуда появившаяся массивная железка, с помощью которой мы окрыли все двери в коридоре. Ничего стоящего мы так и не нашли и решили спуститься в цех.

         Помещение охраны было расположено на стене цеха, как ласточкино гнездо на скале. Спускаться вниз пришлось по металлической лестнице, гулко отзывающейся на каждый шаг. 

         Дневной свет проникал от куда-то сверху, но его было недостаточно, чтобы нормально освещать все помещение, так что нам пришлось стоять внизу, у подножия лестницы, пока глаза не привыкли к полумраку. Свет из караулки сюда не достигал и она светилась вверху, как елочная игрушка – красивая, но абсолютно бесполезная. Мы отошли от лестницы и вступили в царство теней, солнечных бликов и я вновь почувствовал себя первооткрывателем.

         В цехе было демонтировано все, что можно. Приходилось тщательно смотреть под ноги, так как пол был усыпан кусками ржавых труб, металлической стружкой и всевозможным мусором. Кое-где, словно печи в сгоревшей избе, из пола торчали остовы каких-то агрегатов, которые не вывезли, оставив умирать в гулком пустынном склепе брошенного цеха.

         Теперь я понимал, что именно напоминает мне цех – склеп. На Стаса брошенное предприятие по-видимому производило тот же эффект. Что бы избавиться от наваждения, я сказал:

– Тебе-то наверно привычно, а мне тут как-то жутковато.

– Да нет, мне тоже как-то не по себе.

Я удивленно посмотрел на Стаса.

– А разве ты не привык к этой обстановке? Ты же говорил, что вы тут частенько сидели компанией.

– Сидели, да только не здесь. Мы из туннеля никогда не выходили.

Что-то он темнит.

– То есть получается, что вы приходили сюда много раз, но вот заглянуть на дверь, которой кончается туннель, так и не удосужились? Не поверю, что вам не было любопытно, что за ней.

– Шутишь?! – Стас хмыкнул. – конечно было. Мы много раз пытались ее открыть, да только дверь была заперта изнутри.    

Я напрягся.

– Была заперта?! А кто же ее сейчас открыл?

– Не знаю.

Стало жутко. В каждом темном углу теперь мерещилось чудовище. Посреди такого большого открытого пространства без оружий и укрытия было не по себе.

– Стас, давай куда-нибудь уберемся. У меня какое-то нехорошее предчувствие.

– Давай, – упрашивать парня долго не пришлось.

Скоро нам попалась какая-то дверь и мы нырнули в нее. Нам повезло. Это была комната отдыха. Два кожаных дивана, большой телевизор, фикус в кадке, журнальный столик, шкаф с книгами – неплохо они тут устроились. Я сел на диван. Глаза закрылись сами собой. Усилием воли я не дал себе уснуть.

– Стас, я спать хочу жутко. Давай дверь заблокируем и немного отдохнем.

Стас был совсем не против. Мы подперли дверь шкафом и улеглись на диваны. Не успел я коснуться прохладной обивки лицом, как уже спал.

         С той ночи родители изменились. Постепенно превратились в других людей. Я видел признаки этого везде.

Отец стал молчуном. Больше не было того веселого человека, который каждое лето вытаскивал нас с мамой провести недельку в палатке на острове. Часто уходил гулять один, говоря, что идет забить с мужиками «козла», но я знал, что он будет сидеть на скамейке возле мемориала жертвам теракта. Сидеть и смотреть в никуда, словно бы здесь навсегда осталась похороненной частичка его самого.

Мама стала суетливой. Хорохорилась, говорила, что она еще хоть куда, но я видел, как она внезапно сильно постарела. А однажды в шкафу, в самом низу, я случайно нашел походную сумку, набитую хлебцами, консервами и сменой белья.

Я стал бояться телефонных звонков. Все время ждал, что мне позвонят и скажут, что с родителями случилась беда. По вечерам вздрагивал от любого стука в дверь, ожидая самого худшего. Но оно уже случилось, только тогда я еще не понимал этого.

Взрыв не убил папу с мамой сразу, но проник внутрь их тел. Убивал их мучительно и медленно. Незаметно даже для них самих…

         Проснулся я от того, что меня кто-то теребил за плечо.

– Что за….

– Тссссс, –судя по голосу это был Стас.

Ничего не было видно и мне понадобилась секунда, что бы понять где я.



Рон Стикс

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться