Выжить на безлюдной планете

Размер шрифта: - +

Глава 23. Настоящий друг

Отреагировал я стремительно, пусть и бестолково – прыгнул в сторону и с места взял в карьер. Стремительному развитию карьера помешала выросшая из темноты станина, которая была против того, чтобы я как оголтелый в полной темноте носился по цеху. Обновив мое бренное тело парой новых синяков и подарив мне шикарную, размером с кулак, шишку, чугунный страж бережно уложил меня на пол, рассматривать красивые звездочки.

         Я не знаю почему человеческой психике свойственно самые страшные и неприятные моменты в жизни со временем заключать в комическую оболочку. Может быть, если бы не это свойство, человечества уже бы не существовало в том виде, в котором оно прибывает сейчас. Может быть это не случайность, а специально и планомерно, внедренное кем-то в наш генофонд свойство.

         Это приходит мне в голову сейчас, тогда, конечно, таких мыслей у меня не было. Через мгновение боль от удара затмила новая – в плечи, вспарывая одежду, вцепились стальные когти. Я почувствовал жуткую вонь, захлопали крылья и меня потянули наверх.

         К счастью, для монстра я оказался слишком тяжелым. Все, что ему удалось, это немного оторвать меня от пола и понести или скорее даже, потащить куда-то в сторону. Но не далеко, всего через пару метров, я за что-то зацепился ногами, полностью затормозив перемещение. Монстр издал хриплый клекот и тут же мне в спину вцепились еще когти. Если бы не плотная куртка на мне, я бы уже истекал кровью. Меня потянули вверх с такой силой, что я понял еще чуть-чуть и мне оторвут ноги. Не в силах терпеть боль, я заорал и тут же монстры, схватившие меня, словно передразнивая, взревели еще громче.

         Я из-всех сил напряг мышцы, пытаясь отсрочить неизбежное. Почувствовал, как пот залил лицо, глаза защипало, а ноги начали неметь. Существа надо мной опять взревели и вдруг отпустили. Я упал на пол, ударившись всем телом, но почти не почувствовал боли, так как тело онемело он напряжения. На руку наступил чей-то ботинок и твари взревели опять.

– Вставай! Быстрее!

От пережитой боли, я плохо соображал, что мне говорят. По ноге застучали и так выкрутили ступню, что я снова заорал.

– Вставай!!!

Внезапно вернулось нормальное ощущение происходящего. Я почувствовал, как саднит и ноет тело, как невыносимо болят ноги и как по спине что-то течет.

– Вставай… пожалуйста, – я понял, что Стас плачет и это придало мне сил. Напрягшись, я поднялся и понял, что могу идти. Стас потянул меня в сторону и я послушно побрел за ним с усилием передвигая ногами, словно это были не ноги, а протезы.

         Тени словно взбесились и мелькали над головой, как фигурки в калейдоскопе. То и дело проносились у нас над головами, чуть ли не задевая, но почему-то не нападали. Я чувствовал, что жить нам осталось буквально несколько секунд и тут мы ввалились в какой-то проем. Стас меня отпустил и за спиной с грохотом закрылась дверь.

         Я недооценил свое тело. Когда через несколько секунд раздался первый дар в дверь, ко мне уже почти вернулась способность нормально передвигаться.

– Помоги, – все еще всхлипывая, сказал Стас. – Я держу дверь, найди чем бы ее подпереть. Только быстрее, долго я ее сам не удержу.

Пригнувшись и вытянув руки вперед, я шагнул в темноту и сразу же наткнулся на что-то твердое. Быстро ощупав предмет, я понял, что это письменный стол. Стол оказался не тяжелым, и я смог сам пододвинуть его к двери. Стас уселся на него и ему стало полегче. Через минуту в темноте что-то лязгнуло и голосом, полным облегчения, Стас сказал:

– Хух, повезло, я нашел на двери засов.

         Удары в дверь не прекращались еще минут десять. Затем бить в дверь перестали, но какое-то время снаружи слышался хриплы1 то ли визг, то ли рев, а потом и вовсе все стихло.

         Обследовав на четвереньках помещение, мы поняли, что оно совсем небольшое и что дверь, в которую мы вошли – единственный способ в нее попасть. Сделать больше мы ничего не могли, поэтому не сговариваясь решили ждать утро.

Все это время мы просидели на полу. Не знаю, как мой товарищ, но я пребывал в пограничном состоянии: вроде бы дремал, но в тоже время осознавал все, что происходит вокруг и был готов к немедленному действию.

 Когда снаружи расцвело, мрак в помещении из угольно-черного превратился в грязно-серый, я смог различить силуэт Стаса, сидящего рядом на полу и понял, что пришло время действовать.

Поднявшись на ноги, я с удивлением понял, что чувствую себя относительно неплохо. Плечи и спину саднило, ноги болели, но в целом ощущение были сродни тому, что бывает после первой тренировки.

Стас тоже вскочил и молча стоял рядом.

         Теперь я мог худо-бедно разглядеть комнату и понял где мы находимся. Судя по всему, это было бывшее помещение кассы. В комнате кроме стола и старого тяжеленого сейфа с приоткрытой дверцей ничего больше не было. Помимо толстой стальной двери, в стене еще было окошечко, к счастью закрытой стальной шторкой. Я приоткрыл шторку и огляделся. Ничего подозрительного видно не было.

– Подстрахуй, – сказал я Стасу, указав на дверь. Отодвинул стол, открыл щеколду и осторожно выглянул наружу. Тварей нигде не было. Медленно вышел в дверь и подобрав неподалеку кусок трубы, махнул Стасу рукой: «Выходи».  

         Минут через пятнадцать, мы убедились, что цех пуст. В нем не было ни одной твари. Стас сунулся было искать противогазы, но я чувствовал, что нужно быстрее уходить. С недавних пор я доверял своему внутреннему голосу, так что вскоре мы уже шли по полю назад к деревне. Молчали. Я заговорил первым.



Рон Стикс

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться