Выжить на безлюдной планете

Размер шрифта: - +

Глава 28. Слезы

Глава 28. Слезы.

 

Милана ушла, а я, зная, что быстро она не вернется, пошел к ее отцу. Хотел посмотреть, а вдруг можно что-то сделать.

Кокон представлял из себя фигуру из прозрачного материала, около двух метров высоты. Внутри видно было человека, но напротив лица материал кокона был матовым и черты лица разглядеть было невозможно, они только угадывались. Почему так, я так и не узнал. Может, чтобы человек дышал. Попробовал сдвинуть кокон с места. Если бы получилось, то можно было бы его на ночь занести в квартиру. Но он даже не шелохнулся. Я налег изо всех сил – ничего. Попробовал ударить ногой – как по камню. Даже хотел попробовать толкнуть с разбегу. Отошел на пару метров и только собирался кинуться на кокон, как сзади раздался голос:

– Это бесполезно, мы пробовали.

Я вздрогнул от неожиданности. Это вернулась Милана. Меня ждали бутерброды с колбасой и чай в дорожной кружке-термосе.

– Мы с папой любили в дороге пить из нее чай, – сказала девочка, протягивая мне металлическую кружку.

– Спасибо тебе большое, ты просто умница!

Оказалось, что я очень проголодался. Уплетая бутерброды за обе щеки, я сказал.

– Мила, расскажи пожалуйста, что тут происходит, например, кто такие шиви, что за уклад, да и вообще все.

Девочка недоверчиво посмотрела на меня, а потом сказала

– А ты правда умеешь проходить сквозь черный дым?

– Ну да, а почему ты мне не веришь?

– Я же уже говорила – никто не может и я никогда не слышала даже разговоров о том, что кто-то сквозь него прошел. Некоторые пробовали, но вошли в него и больше не вернулись.

Она снова замолчала. Потом опустилась рядом со мной на песок и сказала:

– Недавно у меня были папа и мама. Теперь только папа и он...

Она замолчала. Нет она не заплакала, но ее маленькие худенькие ручки на коленках, словно стали убаюкивать друг друга.

– Той ночью мы допоздна были в гостях. Я не помню, как уснула. Мы жили недалеко, идти минут пятнадцать, поэтому домой пошли пешком. Стояла чудесная летняя ночь и папа сказал, что ему уже так надоели все эти машины, что он очень хочет пройтись и приглашает нас в суперкрутое путешествие, а также обещает сюрприз. Я шла между папой и мамой, держа за их руки. Нам было хорошо вместе! Когда мы подошли к переходу, закрытому на ночь, папа повел нас вниз. Мама сначала не хотела, но потом поддалась на уговоры и мы спустились. Когда-то мама с папой познакомились, играя в “Дозор”, так что в душе они прирожденные сталкеры.

Девочка улыбнулась.

– Мы спустились по ступеням вниз и уперлись в закрытые ворота. Папа показал, что стальные ворота не закрыты на замок, а просто для видимости прикрыты.

Ворота заскрипели, пропуская нас внутрь и мы вошли. Было совсем не страшно. Папа хотел нас напугать и начал рассказывать какую-то страшную историю. В это время прямо над нами проехал трамвай и он замолчал - все равно не было ничего слышно. Внезапно трамвай остановился прямо над нами. Папа начал нас пугать. Сказал, что трамвай захватили монстры, но мама испугалась и спросила, а не может ли потолок обрушиться под тяжестью трамвая. В общем из перехода пришлось уйти.

 Мы поднялись наверх и оглянулись на трамвай. Внутри машины никого не было видно. Тогда мы не придали этому значения: ну что за невидаль такая, трамвай остановился – подумаешь.

Вскоре мы добрались домой. Мы так устали за день, что сразу же легли спать. Только позже стало известно, что удар произошел именно тогда.

Первые несколько дней были очень страшными. Мы с мамой спали, а папа дежурил около двери. Он нашел на улице какую-то железку и соорудил из нее что-то вроде копья.

Ночь была наполнена ужасными звуками: ревом, воем, визгом. С каждой ночью звуки раздавались все ближе и ближе. Мы были напуганы, мама теперь часто плакала. Папа тоже боялся, но старался не подавать виду, чтобы нас поддерживать.

Но нас спасли. Через три дня нас нашел «Уклад». Днем во дворе появилась машина с мегафоном. Они призывали всех выживших выйти. Оказалось, что это уцелевшие военные. Они тоже выжили и создали свою организацию, назвав ее “Уклад”.

В «Укладе» тоже никто не знал, что случилось. Они пытались связаться по рации хоть с кем-нибудь, но все без толку. Мы решили остаться с ними.

На «Военведе», это район города, у них был свой бункер первый раз, попав в него, мы очень удивились. Папа сказал, что видел такие по телевизору, но не думал, что и у нас в городе они есть.

Мы начали привыкать к такой жизни. Все складывалось неплохо – мы получили кров и защиту. Каждому распределили обязанности. Папе с мамой нужно было ездить по городу и искать выживших. Оружие им не дали, но с нами был солдат с автоматом, а маму научили оказывать первую помощь и она стала медсестрой. Мы по очереди кричали в мегафон, чтобы выжившие выходили. Один раз даже мне дали крикнуть!

Мне нравилось, все было здорово! Прямо как в каком-то фильме про зомби, только зомби не было. А потом появились черви.

После этих слов Милана замолчала, словно не хотела рассказывать дальше. Она вся поникла, стала такой маленькой и беззащитной, что мне захотелось ее обнять, и сказать, что все будет хорошо, что я не дам ее в обиду. Но она вновь начал говорить.

– Однажды, мы работали во дворе. Объехали его раза три, крича в мегафон, но никто так и не вышел. Солдат сказал, что ему нужно в туалет и вышел, попросив нас не смотреть в его сторону. Мы ждали его в машине, когда почувствовали сильный толчок, затем еще один. Мама с папой выскочили из машины, крикнув, что бы я оставалась внутри и не выходила.

Я приникла к окну. Солдата нигде не было видно, вместо него стояла какая-то прозрачная штука. Родители подбежали к ней и мама наступила во что-то мерзкое, какую-то липкую грязь. Она подняла ногу, чтобы посмотреть, что это такое и тут земля рядом с ней будто бы взорвалась и я увидела что-то большое и маслянистое и маму словно окатило водой. Папу отбросило в сторону, он упал прямо на ступеньки подъезда и, ударившись головой, потерял сознание. Я закричала, сползла на пол машины и лежала там не шевелясь.



Рон Стикс

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться