Выжить вместе

Размер шрифта: - +

-7-

***


Ираида

       Этой ночью пустыня ожила. Казалось, она дышала, её лёгкие с треском раскрывались, со свистом втягивали воздух, а потом с шипением выпускали его на путников, внезапно затерявшихся в этом песчаном аду. Ираида проснулась от толчков в бок.

        — Эй, проснись уже, — тихо, но настойчиво звал незнакомый голос.
       

       Подскочив как ужаленная, она несколько минут не могла понять, что происходит и где находится. Тело ныло и пекло так, словно её недавно избили палками, а потом опустили в улей с разъярёнными осами.

        — Что… Что случилось? — растерянно протерев глаза, Ида уставилась на тёмный силуэт, который постепенно приобретал знакомые очертания и наконец всё вспомнила. Разочарование, что всё это не приснилось, нахлынуло как цунами, смывая остатки сна и надежды.

        — Чего тебе? — раздражённо спросила она, но парень притворился, что не заметил её тона.

        — Поднимается ветер. И, кажется, он усиливается. А ещё, — голос приобрёл взволнованные нотки, — посмотри туда.

       Когда они упали без сил, вокруг стояла непроглядная тьма. Огромная луна не давала света, лишь оттеняя небо едва заметным серым маревом, а маленькая луна ещё не появилась на небосводе, поэтому продолжать путь они не могли. Скорее всего, сбились бы с маршрута, потеряв драгоценные часы и израсходовав последнюю воду. Но сейчас небо посветлело, тьма отступила, явив взору оба небесных светила. А на горизонте…

        — Что это такое?

        — Не знаю! Прожектора города? Может там есть люди? — Чимин был на взводе. Его английский, который Ида и так едва понимала, стал вовсе неудобовразумительным. Но слова «город» и «люди» она поняла интуитивно. Откуда-то появились силы, даже забылись жажда и адская боль в мышцах.

        — Надо спешить. Ночью у нас больше шансов преодолеть этот путь, — заторопилась Ида, начав торопливо завязывать шнурки на ботинках. Растёртые до крови ноги не добавляли энтузиазма, но сейчас ей было плевать на боль. — Едва взойдёт солнце, мы снова превратимся в ходячие трупы, а если до следующего вечера не найдём воду, то вполне возможно, уже и не ходячие.

       Непонятное, но обнадёживающее зарево на горизонте загадочным образом придало сил. У Иды даже голос прорезался, сиплый и негромкий, раздирающий горло от каждого слова, но ей было всё равно. Чимин тоже оживился, со стоном перешнуровывая свои ботинки. Ида подумала, что ещё повезло, ведь у обоих оказалась качественная, кожаная обувь. Она любила хорошую и крепкую, так как много ходила и предпочитала удобство, а Чимину, как знаменитости, не по статусу было носить какую-нибудь подделку, что разваливается от одного неосторожного движения. В противном случае им бы пришлось идти босиком, а это куда хуже. Путь по раскалённому днём и ледяному ночью песку ничем хорошим закончиться не мог бы. Их скорость упала бы до минимума, а ещё ведь есть множество острых камешков, больно впивающихся в кожу.

       Уже через несколько минут они в быстром темпе двигались в намеченную сторону, снова молча, стараясь беречь силы, негласно решив, что поговорить ещё успеют. А если нет, то какой смысл вообще напрягаться? Днём они едва не надорвались, насильно передвигая непослушные ноги, и не успели отдохнуть за несколько часов беспокойного сна.

       Зато теперь, после изнуряющей жары, они радовались холодному ветру, который хоть и швырял колючий песок в обожжённое лицо, но отгонял сон. Становилось всё прохладнее, намного сильнее, чем в первую ночёвку в этом месте. Через пару часов движения холод добрался даже до костей, а пальцы, судорожно сжатые в кулак, занемели. Иду пробивал озноб и она слышала, как рядом стучал зубами Чимин, но помочь ничем не могла ни себе, ни ему.

       Пустыня, словно играя с путниками в кошки-мышки, разжала коготки, приглушила ветер и вывела к твёрдым пескам. Идти стало легче, но Ида всё равно каждую минуту была напряжена, боясь оступиться, шагала осторожно, а стоило лишь на миг расслабиться, как нога угодила в расщелину. Вскрикнув от неожиданной боли, она упала на руки, содрав кожу о мелкие камни. Чимин подскочил к ней и попытался поднять её, от чего новая порция боли прострелила ногу, и Ида оттолкнула его.

        — Больно, — прошипела она, садясь и вытягивая ногу из западни, — только бы не перелом.

       Господь, или какие иные силы её услышали, а может сама пустыня пожалела, но обошлось без серьёзной травмы. Даже вывих оказался не сильный — она больше испугалась, нежели пострадала. Вскоре, немного прихрамывая, Ида смогла идти дальше. Чимин великодушно предложил своё плечо, но она отказалась. Не из-за гордости или упрямства. Просто видела, что ему самому впору подставлять плечо, а ещё лучше каталку вместе с капельницей — парень едва переставлял ноги, с каким-то отрешённым упрямством и застывшей на лице злостью.

        — Не волнуйся обо мне. Я не такой слабак, как ты думаешь, — обиженно процедил он, а Ида только хмыкнула, не в силах устраивать словесную перепалку.



Коматагури Киёко

Отредактировано: 29.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться