Выжить завтра

Размер шрифта: - +

ПРОЛОГ.

Аннотация: В начале 21-го века Земля не выдержала. Взбунтовалась, вступив в схватку с человечеством, и почти победила в этой войне. После Великой Пандемии выжили единицы. На  всей планете появилась таинственная и смертельно опасная биоаномалия, название которой – Лес. Те, кто смог выжить – сбиваются в группы, объединяются в группировки, ведут бесконечные войны за ресурсы и те островки земли, что пока не заняты Лесом.

Молодой бродяга, Антон Чеканин, по мимо своей воли, оказывается втянут в противостояние двух крупных группировок: Армии Возрождения и Черного Рынка. Но все оказывается намного сложнее, когда выясняется, что в конфликте участвует еще и третья сторона. Сможет ли выжить бродяга там, где жизнь не стоит и патрона, где каждый преследует свою выгоду и ради достижения цели готов шагать по трупам? Но даже если Антон выживет, готов ли он узнать все тайны?

«Выживание – это не наука и уж точно не искусство.

Выживание – это слепое стремление».

ПРОЛОГ.

Человек лежал рядом с грунтовой дорогой, зарастающей подорожником. Глаза его были закрыты, и на первый взгляд могло показаться, что мужчина мертв. Однако грудь его мерно вздымалась и опускалась в такт слабому дыханию.

Человек лежал в густой, слегка примятой траве, и утреннее солнце, только недавно поднявшееся из-за горизонта, слабо освещало лицо незнакомца. Но вот светило поднялось чуть выше, засияло ярче. Человек, как будто вспомнивший о восходе и желающий всем сердцем увидеть это зрелище, резко распахнул глаза, шумно, жадно вдохнул, закашлялся. Он медленно, морщась от боли, сел, с трудом потянулся, разминая затекшие конечности. Скривился еще сильнее, а в следующее мгновение ошарашено завертел головой. Он не понимал, не знал и не помнил кто он, где находится и что происходит вокруг.

Мужчина опасливо смотрел по сторонам. От страха он вцепился руками в пучки травы и, боясь пошевелиться, сидел в той же позе. Он не помнил абсолютно ничего о себе и окружающей действительности. Ничего! Только в отдаленных уголках сознания «летали» еще обрывки его прошлой личности, да основные инстинкты.

Посидев какое-то время неподвижно, человек наконец-то попытался встать. У него это получилось почти без проблем. Поначалу только затекшие ноги предательски задрожали и подогнулись. Немолодой мужчина постоял еще несколько секунд, осматриваясь.

Грунтовка убегала в обе стороны: направо и налево. Человек посмотрел налево, туда, где дорога шла в гору и ныряла в густой березняк. За молодыми деревцами виднелись более высокие и старые березы и дубы. Идти туда совершенно не хотелось, поэтому человек повернулся направо. С той стороны все было с точностью до наоборот: метров через пятьсот дорога спускалась под горку и дальше серо-зеленой лентой вилась через холмы и поле. А еще километра через три терялась в заброшенных садах, что росли на окраине деревушки.

Человек не раздумывая, ведомый инстинктами, слегка пошатываясь, отправился в сторону поселения. Он шел, постоянно смотря по сторонам, пытаясь вспомнить хоть что-то и понять, где находится и как тут оказался. Однако безрезультатно. В голове была одна пустота, ни единой маломальской зацепки. Наконец бросив это бесполезное дело, мужчина ускорил шаг и, не глядя по сторонам, устремился вперед.

Спустившись с холма, бродяга оказался на неширокой плотине, пересекающей поперек обмелевшую неширокую речушку. Дальше, слева от грунтовки, лежал поржавевший автобус без колес и окон, даже сидений внутри голого салона не было. Достигнув непонятного металлического остова, мужчина бегло осмотрел его, взобрался на помятую крышу и снова огляделся вокруг. Ничего интересного путник  не увидел, только бесконечные зеленые холмы да поблескивающий на солнце прозрачный пузырь, который колыхался в ближайшем овраге. Человек тяжело вздохнул и, спустившись на землю, отправился дальше.

Минут через десять беспрерывной ходьбы мужчину замутило. Он остановился и, согнувшись пополам и уперев руки в колени, опустошил свой желудок. Однако тошнота и не думала отступать. Человека вырвало еще пару раз, и только после этого он, утерев рот и смахнув выступившие от напряжения слезы, отправился дальше по пыльной дороге.

Наконец беспамятный путник добрался до окраины деревни и остановился, не решаясь сделать шаг вперед. Из густых зарослей, раскинувшихся впереди, веяло… чем-то. Чем-то… опасным, потусторонним, чуждым этому миру. Оттуда веяло смертью!

Человек сел прямо на дорогу, в пыль. Замер. Прислушался к своим ощущениям – ничего. Хотя, нет: в следующее мгновение знакомые образы и названия промелькнули в его голове. Дома – те объекты, что виднеются впереди, сквозь заросли; дома объединяются в поселения, деревни, города, в которых живут… люди. Да, люди! Это такие же, как он. Мужчина, обрадовавшийся было возвращающейся памяти, снова стал смур – на этом воспоминания кончились, оборвались, словно натолкнулись на невидимую непробиваемую стену.

Бродяга снова поднялся на ноги и медленно побрел обратно. Через пару сотен метров он натолкнулся на сильно заросшую и оттого еле различимую в бурьяне дорогу. Дорога уходила налево и тянулась вдоль все той же деревни. Человек смело шагнул на грунтовку, больше похожую на давно заброшенную тропу и уверенно двинулся вперед.

Пейзаж вокруг слегка изменился. Теперь слева тянулись крыши домов. Самих жилишь не было видно из-за плотной стены все того же низкорослого кустарника. Справа – поля да березовая роща впереди, идущая перпендикулярно дороге. И всю эту картину венчала абсолютная тишина. Ни голосов, ни звуков техники, даже птиц не было слышно. Казалось, деревня была мертвой, давно покинутой людьми.

Когда мужчина достиг перелеска, дорога вдруг вильнула налево и стала еще более узкой и незаметной. Человек свернул и направился дальше. Теперь, среди бурьяна он мог различить повалившиеся и сгнившие заборы, тянущиеся справа и слева от тропки. Впереди стоял разлапистый тополь, за которым в тени пряталась бетонная коробка заброшенного дома. Окна в постройке отсутствовали, мансардная крыша давно обвалилась. С правой стороны бывшее жилище было увито зелеными, жирными побегами-лианами, тянущимися от настырного, заполонившего всю округу кустарника. Слева от дома был узенький проход, пролегавший межу стеной и рухнувшим забором. Мужчина устремился туда.



Денис Атякин

Отредактировано: 24.09.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: