Выжить завтра

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3. ДИКАРИ.

ГЛАВА 3. ДИКАРИ.

- Товарищ лейтенант, еще одного засекли! По правой стороне дороги. В кустах скрылся… Что? Что?! Слышно плохо? Момент, подшаманю…

Магда принялся крутить ручки на переносной рации. Второй раз за день связь давала сбой. Настроив прием и передачу, связист снова вышел на контакт:

- Прием, «Контора»,  как слышите? И я вас отлично. В общем, дикарь на несколько секунд высунулся на дорогу, а потом снова скрылся в зарослях. Нет, не преследует. Нет, других замечено не было… Так точно, ведем наблюдение, отбой.

Рация коротко зашипел, замолчала. Через несколько секунд в ней снова послышался голос взводного:

- Сбавить ход, смотреть в оба!

- Да куда уж еще-то сбавлять, и так тридцатку еле-еле плетемся! – раздался голос сержанта, едущего в головном БТРе.

- До двадцатки сбавляй! – Повысил голос лейтенант.

- Есть! Отбой.

Колонна, состоящая из трех машин, замедлила ход. Клубы дорожной пыли густым роем вились вокруг. Тяжелее всего приходилось Возрожденцам, едущим в «Шестьдесят шестой», которая замыкала колонну. Вездесущая пыль проникала под тент, забивала все дыхательные пути, скрипела на зубах бойцов.

ГАЗ 66 взрыкнул движком, содрогнулся и почти совсем замер, снизив скорость до пяти километров в час. Впереди, прямо посреди грунтовки обосновалась огромная ямина. БТР проскочил ее легко, а вот УАЗу, едущему в середине, пришлось пробираться аккуратнее.

- Да твою ж мать! – Выругался один из рядовых. – Ехай давай! Жара еще эта…

- И не говори. – Отозвался второй солдат по кличке Шива. – Через тент прожаривает как цыплят в духовке. Смотри-ка, а Бес то совсем скис! Чего приуныл?

- А что, плясать что ли? Или спеть может? Еду-еду-еду за контеээээээйнером! – Шутливо пропел ученый. – Велика радость эту штуку искать!

Солдаты заулыбались, а Петр Валерьевич нахмурился. Бес! Он не любил эту кличку. Его зовут Бессонов Петр Валерьевич и никак иначе. Но как вдолбить это в голову солдатам, тем более тем, которые знают тебя не первый год? Уж так они привыкли: позывные, клички, погоняла. Так удобнее и быстрее обращаться к человеку.

- Эй, Бес, ты бы пересел подальше от края, а то мало ли. Кто нам потом этот кейс опознает? – снова хохотнул Шива.

- Да, ты бы и, правда, пересел. – Поддержал друга Магда.

Петр вздохну, но сделал то, о чем его просили – пересел в конец фургона, поближе к кабине.

- Слушай-ка, а на самом деле, что в том кейсе? -  Спросил Магда.

- Да говорю же, что точно не знаю, но, возможно, какой-то химический препарат. У лейтенанта вон лучше спроси.

- Да так он и сказал. Они начальство, а нам знать не положено. – Встрял Шива.

- Ну а зачем тогда ты нам нужен, раз не знаешь?

- Володь, не тупи – контейнер опознать нужно, а из всех вас, его видел только я.

- Странно: кейс видел, а что внутри – не знает!

- Ну, вот не знаю.

- А что ты тогда в своем этом институте делал вообще?

- Ну, на тот момент – работал лаборантом. К секретным разработкам нас не допускали. Нам доверяли работать только над изготовлением простенького компонента, по которому сложно судить о назначении самого препарата. А вот запертые кейсы, которые из подземных лабораторий выносили – видел, смогу опознать.

- Даааа… - мечтательно протянул Шива, - сейчас бы порыться в том институте!

- Ну, иди, поройся, а я на тебя погляжу, если останется от тебя что. Ты и десяти минут там не протянешь.

- Да, чертов Лес все изгадил.

- То-то и оно…

- Короче, темный лес с этими секретными лабораториями! – Высказал новую мысль Шива. – Интересно, а как кейс в Вязники попасть смог.

- Ну, вот этого я уж точно не знаю. – Почесал подбородок Бес.

Павел почесал подбородок, да так и остался сидеть с рукой у лица. Задумался. Его жизнь сложилась странно. По окончанию института по распределению он попал на стажировку в государственный НИИ «Антей». Там проработал всего полтора года, после чего его знания и тягу к науке заметили. Молодого специалиста перевели в «Вектор». Конечно не в саму легендарную лабораторию, а всего лишь в ее филиал, однако для Петра и это было великим достижением. В «Векторе» он проработал два года, а потом пришел Лес. В считанные дни всех сотрудников распустили, ну, по крайней мере, насколько знал Бессонов, лаборантов – точно. А еще через неделю население городка, где жил парень, в спешном порядке эвакуировали.

Павел Валерьевич без потерь пережил Великую Пандемию, а еще через пару лет удачно прибился к Армии Возрождения. Там он работал и по специальности, когда приходилось, и не по специальности. Но совсем недавно руководство Возрожденцев вспомнило о прошлом Петра и припахало его к странному заданию – найти кейс. Бессонов был рад этому – на базе сидеть порядком поднадоело, поэтому охотно согласился на командировку.

От воспоминаний Беса оторвал голос лейтенанта, раздавшийся в динамике рации:

- Внимание, бойцы! Подходим к небольшому языку Леса. Он будет справа, слева Оранки. Всем быть на чеку… Плохое тут место.

Бойцы напряглись, замолчали. Транспорт пошел чуть быстрее. Через пять минут небольшая колонна поравнялась с небольшой заброшенной деревушкой, а еще через минуту – оказалась в опасной близости от края Леса.

Бес взглянул на почти сплошную стену деревьев. Внутри Леса царил густой мрак, и, казалось, вился густой маслянисто-черный туман. Кривые толстые ветви переплетались между собой, образуя мистические фигуры. В некоторых стволах деревьев угадывалось что-то похожее не человеческие силуэты, но это были лишь стволы деревьев, хоть и мутировавших. Лес источал опасность.



Денис Атякин

Отредактировано: 24.09.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: