Выжить завтра

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 5. ВЯЗНИКИ, КЕЙС И СТАРЫЕ «ДРУЗЬЯ».

ГЛАВА 5. ВЯЗНИКИ, КЕЙС И СТАРЫЕ «ДРУЗЬЯ».

Мы всей гурьбой бежим по улице. Я и мои друзья. И снова, уже в который раз, я не вижу их лиц. Тело, одежду, все, вплоть до мелких деталей я могу разобрать, а вот лица – пустые светлые овалы. Но это нисколько не волнует меня сейчас, как не волновало и десятки, сотни, тысячи раз до этого. Я просто чувствую. Чувствую кто из них кто. Просто потому, что, наверное, помню. Запомнил их по одежде, по росту, по габаритам. Да и как тут не запомнить после тысячной пробежки по одной и той же улице, в одно и то же время? Они, как и я, всегда одеты в одно и то же, всегда бегут в одной и той же последовательности и с одной и той же целью, непонятной никому.

С самого утра солнце печет нещадно. Пот, липкий и горячий, заливает лицо, медленно сползает по спине. Но какое нам до этого дело? Нет времени отвлекаться на такие мелочи, когда впереди еще половина загадочного, полного приключений июльского дня. Нет времени на пустяки, когда впереди еще целая половина лета!

Вся наша компания останавливается около колонки. Нет, все-таки с жарой приходится считаться. Мы накачиваем воду и пьем, не обращая внимания на ноющие от ледяной жидкости зубы и привкус хлорки, остающийся от воды. Как-никак она из реки, все об этом знают. Нам на это тоже плевать, главное сейчас утолить жажду и поплескать обжигающе холодной водой в лицо. Кайф! В этот момент я всегда чувствую, что нет ничего лучше на всей Земле. Супер!

Бежим дальше, ловко маневрируя среди припаркованных вдоль домов легковушек. Через несколько минут вновь оказываемся на территории детского сада. Когда-то все мы ходили сюда, в одну и ту же группу. Ох, как же это было давно. Теперь мы самые что ни на есть настоящие второклашки. Второклашки! Не чета этим детсадовцам. Мы уже тертые калачи. Можно сказать, повидали жизнь. Так нам кажется. И поэтому мы ходим гордыми тетеревами перед «мелюзгой», а они восхищенно смотрят на нас.

Наш бывший детсад уже неделю закрыт на ремонт, поэтому не составляет никаких проблем войти на его территорию. Тут, в принципе, нам и делать-то особо нечего, но ностальгия тянет нас сюда. Мы катаемся на качелях и каруселях, смеемся, придумываем смешные истории, играем во все известные нам игры. Нет ничего важнее этих занятий, каждый из нас так считает. Мы приходим сюда постоянно, раз за разом. Иногда нас прогоняют отсюда, но только не сегодня. Я запомнил. Сегодня мы задержимся тут надолго.

Я стою под окнами двухэтажного, кирпичного здания – все того же детсада. Рядом друзья. Наши взгляды направлены на длинную, крутую лестницу, ведущую в подвал, дверь которого приоткрыта. Ох, как нам всем хочется туда зайти, однако страх сильнее, поэтому мы все никак не решаемся. Мы все не раз слышали легенды о том, что в подвале этом водятся призраки и какой-то монстр. Какие-то третьеклашки говорят, что видели его. Нам страшно и интересно одновременно. Через какое-то время интерес все же взял надо мной верх, и я, не до конца понимая, что делаю, начинаю спускаться вниз.

Перешагнув порог, я замираю, прислушиваюсь. Внутри прохладно. Вот где нужно спасаться от жары! Подвал, единое помещение, тянущееся под всем зданием, погружен в полумрак и тишину. Только кое-где изредка капает вода. Она собирается в большую лужу, находящуюся метрах в пяти прямо передо мной. Я делаю первые шаги по вспучившемуся, размокшему паркету. Шаг, еще шаг. Пол поскрипывает. Кап, и секунд через двадцать еще – кап. Кручу головой, а сам боюсь наткнуться взглядом на призрака, но пока никого не вижу.

Останавливаюсь у стены, что слева, дергаю тяжелую дверь. Заперто! Теперь направо, в самую глубь подвала. Прогнивший пол скрипит все жалобней, а через несколько секунд медленно проваливается прямо подо мной.

А потом я уже в деревне и бегу с другом, лица у которого тоже, конечно же, нет. Мы мчимся от дома моей бабушки к окраине деревни. Тут совсем недалеко. Выбежав на зады, мы оказываемся на грунтовке и несемся дальше вдоль огородов.

Сердце замирает, а дыхание перехватывает. Это не от быстрого бега, а от увиденного. С неба падает огромная, дымящаяся туша самолета. Такой я вижу впервые. Это даже скорее не самолет, а звездолет, виденный мною не раз в фантастических фильмах. Он широкий, сплюснутый и очень-очень длинный. Угловатый корпус покрашен в серо-металлический цвет. И объект этот падает, оставляя за собой все более жирный дымный след.

Мы пробегаем до конца деревни сворачиваем на уходящую влево грунтовую дорогу. Через несколько сотен метров впереди показывается узкая плотина, перекрывшая неширокую речку. Справа от грунтовки лежит поржавевший остов автобуса без колес и окон. Мы минуем и его. «Объект» все так же медленно падет и в скором времени должен рухнуть где-то далеко впереди. Мы упорно бежим вперед, быстро взбираясь на холм, не останавливаясь и не спуская взгляда с «небесного тела».  

А потом… Потом на холме вдруг появились полуголые дикари, уродливые и жутко смердящие. Их становится все больше и больше. Они уже заполонили все поле, раскинувшееся впереди, и все прибывают и прибывают. От их присутствия становится трудно дышать. Через несколько мгновений я понял, что задыхаюсь. Дикари заполнили весь мир. А над всем этим гигантским хаосом мечется маленькая, серя, смазанная тень…

 

Я резко открыл глаза и сел. Потянулся, разминая слегка затекшую спину и шею. Потер глаза, прогоняя сон, растер щеки, разгоняя кровь. Бодрость пришла очень быстро, однако необычное ощущение, оставшееся после ночных видений, все никак не отпускало. Странный сон мне сегодня приснился, точнее последний его фрагмент. К первым-то двум я уже привык и практически выучил их наизусть, они снятся мне с завидным постоянством. Это даже скорее не сны, а воспоминания. Единственная нестыковка – падающий звездолет из второго видения. Такого со мной никогда в реальности не происходило. Все остальное – правда. И, кстати говоря, оба фрагмента мне снятся всегда в одной и той же последовательности, и всегда одинаковы.



Денис Атякин

Отредактировано: 24.09.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: