Выживание

Размер шрифта: - +

12. Последняя вылазка

*** Лиам
Я еще не совсем понимал общую картину. Мы с Энжи сидели рядом в автобусе и молчали. Голова у каждого была забита своим и это не сильно отвлекало. Яркий солнечный день был отнюдь не радостным. Да, руки больше не дрожали истории с Итаном. Они тряслись во время патруля и при виде зараженных, но после первого точного выстрела дрожь ушла. 
Если в тот вечер все было как тумане, то к утру это ощущение прошло. Осознание давило со всех сторон и хотелось забыться до беспамятства. Да и отношения с Энжи грозили уйти под откос. Я чувствовал себя виноватым за ту пулю, и, хоть и знал, что она все поймет, все равно боялся ее отчуждения. 
Девушка ловила тепло солнечных лучей, думая о чем то, не высказывая мыслей. Кейт, которая сидела за рулем автобуса, позвала меня к себе и я немедленно приблизился.
- Как ты? – Спросила она бодро, словно выпила только что любимый кофе.
- А как себя может чувствовать человек, который стрелял в друга? Только понимание того, что Итан был уже мертвым, держит меня на плаву. Но принять это… не уверен, что смогу. – Я передернул плечами. 
- Все будет хорошо, Лиам. – Кейт на секунду оторвалась от дороги, чтобы взглянуть на меня. – Мы с Метом вытащим вас отсюда любой ценой. 
- Все будет хорошо… забавно, я то же говорил твоей племяннице. 
- Она сломлена этим больше, чем я думала. Присматривай за ней. Сейчас она в том состоянии, когда дрова ломаются очень быстро, а ситуации нам попадаются одна опаснее другой. Я боюсь оставлять ее одну.
- Я буду рядом с ней. – Мне пришлось немного помедлить, чтобы решиться сказать еще что-то. – Я понимаю, никто не может обещать, что никто больше не умрет. И, так же как и для тебя, Кейт, - я только заметил, что перешел на «ты», - Энжи для меня сейчас на первом месте.
Кейтлин лишь кивнула и сказала что-то вроде: «Она твоя опора», хотя не уверен, что услышал все правильно. Я вернулся обратно к младшей Роджерс, которая не отрывала взгляд от окна. Время тянулось мучительно медленно. 
Мы привычно затормозили у ворот, ожидая, когда нам откроют. В патруле как раз был сосед Энжи. Он приотворил ворота, выглянул и лишь потом, убедившись, что рядом нет зараженных, впустил нас. Его меры предосторожности ранее показались бы мне излишними, но сейчас он действовал строго, следуя всем указаниям Моргана. 
Обстановка в психиатрической клинике, которая стала нажим убежищем, была напряженная. Сейчас я понимал этих людей, как никто. Все они кого-то потеряли и эта пугающая неизвестность, повисшая в воздухе, не давала ясно посмотреть в завтрашний день. Если были те, что боялся покинуть здание, то были и те, кто с интересом вышел на улицу, желая узнать последние новости. 
- Роузи? – Вопросительно прозвучал голос Ковенса.
- Люис! – Девушка подбежала к молодому человеку, и порывисто обняла его. – Я думала, мы уже не увидимся! Я ведь ехала к тебе… - В голосе слышались слезы.
Мы с Энжи переглянулись. Она, судя по взгляду, понимала больше меня.
- А вот и папа объявился. – Только и сказала подруга. 
Я отправил сопротивляющуюся Энжи отдохнуть в нашу общую комнату, а сам помогал разгрузить автобус. Люди искренне радовались чистой одежде и одеялам. Ночи были холодные. 
Кейт первым делом отправилась на кухню, чтобы узнать, сколько продуктов оставалось в запасе и помочь с готовкой ужина. Время тикало. Закончив с тяжелой работой, мы с Метом решили выпить кофе. Кейт, словно зная заранее, уже ждала нас в комнате. На столе стояли чашки кофе и тарелка с овсяным печеньем. Энжи утянула меня на кресло, в то время как Мет приземлился с Кейлин. Он с улыбкой принял кофе, обнимая женщину, а я сделал огромное усилие, чтобы не открыть рот в недоумении и не задавать много вопросов. Широкая улыбка наблюдавшей за всем Энжи дал мне понять, что она знает больше меня. Вся эта обстановка показалась неожиданно домашней. По улицам бродили мертвые, мы сидели в заброшенной психиатрической клинике, происходящее напоминало бредовый ужастик. Но запах кофе, близкие люди рядом создавали уют даже тут. 
- Итак, - начала Энжи, - я все еще не понимаю, почему мы не пытаемся выбраться из города. Мы просто ждем спасения ниоткуда? 
- Все сложнее. – Мет сделал пару глотков и отставил чашку. – Морган считает, что заражение связано с последним убийством, которое мы расследовали. Поэтому нам пришлось ехать на участок.
- Помнится, последнее ваше дело было связано с убитым биологом? 
- Химиком. – Поправила меня Эванджелин.
- Мы нашли у него скрытый кабинет, где возможно проводились какие-то исследования. Это было не просто убийство, это было похищение. 
- Морган предполагает, что бумаги могут быть связаны с заражением. – Кейт тоже допила свой кофе. Ни она, ни Мет не притронулись к печенью, и мне показалось это традицией. – Если мы сможем найти что-то, что поможет создать антивирус, то нас выпустят из города. Власти пока не предпринимают ничего, но если ситуация ухудшится, они будут вынуждены провести зачистку.
- Что это значит? Массовое убийство всех путем введения сюда военных сил или просто небольшая бомба? 
- Лиам. – Энжи не нравились мои мрачные размышления.
- Могу сказать одно – без бумаг нас не выпустят. – Ответил Мет. – Мы уйдем в патруль, а вы отдохните. До завтра вас беспокоить уже никто не будет. 
Кейт и Мет ушли, прихватив с собой пустые чашки. Энжи поудобнее устроилась на узком подоконнике. Я едва дождался, чтобы закрылась дверь, чтобы узнать то, что знала девушка. Она неторопливо рассказала о том, что точно известно, кто отец ребенка Роузи, а потом осталось лишь сложить два и два. Ковенс оказался тем самым любовником, которого Энжи увидела с Роузи в магазине, но не запомнила. Город показался слишком тесным в этот миг. Так же Энжи обмолвилась о том, что Кейт и Мет таки объяснились и у них наконец-то все хорошо. 
Я откинулся в кресле. Время тянулось долго, когда нечем себя занять, близился вечер. Энжи, которая успела прихватить одежду для нас обоих, решила пойти в душ, пока была теплая вода. На ночь генератор выключали, чтобы никто не мог зажечь свет, ведь это может привлечь мертвых, поэтому она не стала ждать и ушла в душевую первой. Я согласился пойти сразу за ней, и пока у меня было немного свободного времени. Я обошел комнату несколько раз, проверил все ящики стола, выглянул пару раз в окно, взял вещи, оставленные мне подругой, перебрал, оставив джинсы, футболку и рубашку своего размера. 
От скуки я решил уже начать разбирать документы из участка, хоть внутренне осознавал, что самому сейчас лезть туда не стоит, как вдруг на пороге появилась Энжи в длинной зеленой футболке, босая и с мокрыми волосами, которые прилипали к ее лицу, шее и одежде, создавая на последней темные пятна. Она тряхнула головой, и капли воды разлетелись по всей комнате, попав даже на меня, хоть в тот момент нас разделяли стол и кресло. Девушка смущенно улыбнулась, и я понял, что даже в таком домашнем виде она просто очаровательна. Разве можно обижаться или злиться, когда она так забавно жмурит глаза и пытается вытереть мокрые волосы уже напрочь промокшим полотенцем, наклоняет голову то влево, то вправо, тянется руками к прядям, отчего футболка приподнимается по краям. Я быстро отвел взгляд и, забрав вещи, ничего не сказав, отправился в душевую. Похоже, генератор уже выключили, вода была уже довольно холодной, что мне пошло только на пользу. Выходя из душевой, я закинул одежду себе на плече и неторопливо шел по коридору. Зайти на кухню за чаем? Уж чая да кофе у нас было полно, не то, что продуктов. Так я и сделал. Милая женщина предложила мне еще взять овсяного печенья, но я благодарно отказался. Это, наверное, лучшее, что они могли предложить при таком количестве продуктов.
В коридоре я столкнулся с высоким парнем, который представился Оливером. Он извинился за пролитый чай, который обжег мне руку и предложил полотенце. Поначалу я хотел отказаться, но потом вспомнив про Энжи, согласился. Всю дорогу к комнате я думал, где же мог видеть этого парня, пока не вспомнил, что учился с его младшим братом, который попал в лапы зараженного по собственной глупости.
Энжи обрадовалась чаю. Она сидела на подоконнике, переодевшись в широкие серые штаны и желтый вязаный свитер и читала. Я забрал у нее папку с подробным описанием улик по последнему делу, дал полотенце для еще мокрых волос и прогнал от холодного окна на диван. Роджерс даже не спорила по своему обычаю, что меня слегка удивило.
- Если волосы не высохнут, в патруль пойдешь днем. – Предупредил я подругу, словно маленькую. 
- Лиам, ты похож на мою маму ворчливостью. – Энжи потянулась за печеньем, стоящим в комнате с обеда. – Не перегибай.
- Это был очень долгий день. 
- Да. – Ответила Энжи, помрачнев. – Словно месяцы прошли.
И она, и я думали об Итане. В другое время мы бы предались горю, полностью погрузившись в боль от принятия потери лучшего друга. Так уже было с Вильямом. Но сейчас события разворачивались так стремительно, что, казалось, прошла уже вечность, а на самом деле все было вчера. 
- Не понимаю, откуда в больнице появились зараженные? 
- Может, открытое окно? – Предположил я. 
- Иных вариантов не вижу. Мы спасли девчонку и многих других людей. Отложил бы Морган операцию до утра, полбольницы бы погибло.
- Если не все. Больные люди, слабые и не все в состоянии себя защитить. Было бы еще хуже, чем в школе. 
- Могу поспорить. На стадионе погибло много людей. 
- У них было куда бежать, - объяснил я свою точку зрения, - а больница – закрытое помещение. 
- Ты видел? – Энжи вскочила так резко, что чуть не вылила на себя чай. – На улице.
- Что там? – Я подошел к окну вслед за девушкой. 
- Свет. Вернее блик, как от проезжающей машины. – Девушка повернула голову в мою сторону. - Показалось, наверное. 
- Надо поспать, нам в патруль на рассвете. – Сказал я, вытягивая сложенный за креслом матрас и разворачивая его. 
- Может, лучше на диване? – Спросила Энжи, останавливая меня. – Удобнее ведь. 
В голосе младшей Роджерс было столько мольбы, что я не мог отказаться. К тому же мне уже казалось привычным засыпать под тяжелое дыхание подруги и поправлять время от времени уползающее от меня одеяло. Энжи, как всегда, уснула первой и сквозь сон начала что-то бормотать. Она звала Итана и голос ее был испуганным. Я легонько потряс Роджерс за плечо, чтобы разбудить или хотя бы отогнать ночное видение.
- Итан, не надо, Итан. – Произнесла девушка в последний раз и резко проснулась. Она долго моргала, пытаясь разобрать что-то в полумраке. 
- Я здесь. – Тихо, чтобы не напугать, сказал я, приобняв Энжи. 
Она расплакалась. Тихие слезы перешли в рыдания, вспомнились слова Кейтлин о племяннице. Энжи пыталась быть сильной, но это действительно подкосило ее. Мир несчастной девушки держался, пока смерть обходила стороной близких ей людей, а когда костлявая забрала друга, что-то пошатнулось. 
Я понял, что Роджерс стало лучше, когда она перестала всхлипывать и пожаловалась на жжение в глазах и распухшее лицо. Очень скоро мы уснули. 
***
Мы с Энжи бродили по территории лечебницы, старались держаться подальше от здания и поближе к деревьям. Я хотел вернуться, но девушка утягивала меня куда-то в сторону. Звонкий смех был единственным звуком сейчас – не мешали птицы, не проносился ветерок. Меня что-то настораживало, а вот Энжи ни капли не смущалась. Она наконец остановилась у большого разлогого дерева и прислонилась к нему спиной. 
- Что мы тут делаем? – Спросил я, оглядываясь по сторонам.
- А ты как думаешь? – Девушка все еще держала меня за руку. 
Роджерс пристально на меня смотрела, а я не понимал ее намеков. Напряжение, как струна, было натянуто до предела и обещало лопнуть в самое ближайшее время. Я хотел ответить, что нам лучше не уходить из виду, но не успел. Девушка притянул меня к себе и поцеловала. Это было так неожиданно и требовательно, что я опешил н мгновенье. А когда Энжи отстранилась, мы уже стояли на шоссе. Никого не было рядом, нас окружали лишь деревья. Девушка едва сдерживала слезы.
На моем запястье был укус.
Я обернулся и увидел Вильяма за своей спиной. Брат был прежним: веселым, бодрым и живым. Он положил руку прямо на рану и потянул меня за собой. Энжи плакала и кричала, а я уходил все дальше и дальше, пока не проснулся. 
*** 
Утро началось с первыми лучами солнца. Я разлепил глаза с мыслью о том, что никогда уже не высплюсь, а затем убрал руку с талии Энжи и отодвинулся на край дивана, стараясь ее не разбудить. В общем, все было напрасно, ибо девушка уже не спала. 
Мы быстро собрались и, прихватив оружие, пошли на улицу. У дверей мы столкнулись с начальством в лице шерифа и наших поручителей. Кейт и Мет обещали поспать перед тем, как вернуться к работе с документами, в чем Энжи конечно усомнилась, но промолчала. 
Шериф дал нам четыре часа и все это время мы просто слонялись по территории. Я посматривал на забор, туда, где во сне Энжи меня поцеловала. Девушка была молчалива, и ее можно было понять. Она держалась бойцом и не подавала виду, а теперь испытывала некую неловкость. Решив разорвать нить тишины, я начал первым говорить:
- Шериф сказал еще об одной вылазке. Я думаю, нам не стоит ехать. 
- Почему? 
- Посмотри на нас. Нервы на пределе, бессонные ночи. Нам нужен перерыв. 
- Тайм-аут берут те…
- Энжи, мы можем помочь Кейт и Мету с расследованием. Ты не раз говорила, что любила посидеть в участке, знакомясь с делом, разбирая улики и выдвигая теории. Свежий взгляд может заметить новые детали.
- Может, ты и прав. – Энжи остановилась у забора. – Но у меня нехорошее предчувствие. Вот тут, - девушка положила руку на грудь, - какой-то ком, от которого мне дышать сложно. 
- А мне кажется, ты простудилась. – Я покачал головой. – Нам лучше пойти дальше. 
Караул наш закончился тихо. Отчитавшись перед шерифом, мы пошли на кухню перекусить. День продолжился в комнате, где активно разбирались бумаги по последнему делу. Пару раз мы с Энжи поочередно отрывались от чтения и ходили на кухню за чаем. Время шло к вечеру, когда я шел на кухню и столкнулся в коридоре с уже знакомым мне парнем.
- Оливер, тише. – Остановил я жутко спешащего парня.
- О, Лиам! – Парень был рад встретить меня. – Ты ведь сейчас в охране? Вылазки, патруль и все такое? 
- Да.
- Нужна твоя помощь. Не хватает пары человек для вылазки. Я уже согласился, поедешь? 
Я замялся. Еще утром я отговаривал Энжи от этой поездки, а сейчас спрашивал себя, готов ли. Пустовало два наших места и, если я знал, на что способна Энжи, то не представлял что может Оливер. Представилось, что мое место занимает новичок, который тут же погибает из-за страха и неопытности.
- Поеду. – Ответил я и пошел за оружием. Энжи не было в комнате, поэтому я быстро объяснился с Метом и Кейт. На улице впервые было не холодно. Получив указания от шефа, мы поехали к центру, но в объезд. Мы с Оливером поговорили немного, и я узнал, что он любит пиццу, комиксы и блондинок. В основном рассказывал новый знакомый, я лишь отмалчивался. 
Наконец-то мы остановились. Я забросил рюкзак на плече и осмотрелся. Это был скорее жилой квартал, чем торговый. Небольшие, почти одинаковые светлые домики раскинулись по обе стороны дороги, лужайки зеленели, на толстой ветке одного из деревьев лежал серый кот, лениво свесивший лапу. Ни воя мертвых, ни брошенных машин, ни растерзанных трупов, ни пятен крови. Этот район казался наименее задетым, лишь тишина напоминала о случившемся. 
На улице было светло и у нас было пара часов в запасе. Нас разбили на пары, и мы с Оливером двинулись в один из самых дальних жилых домов. 
- Как-то подозрительно тихо. – Сказал новый знакомый, пиная ногой камешек.
- Наверное, здесь просто никого не было. Или мертвые ушли. 
- Но центр рядом. Перед тем, как прийти в больницу, я долго слонялся по городку. Мертвые кругом, даже в самых тихих закоулках.
- Они могли уйти за звуком. Возле школы был ад, но понемногу они разбрелись. 
Наша остановка была у самого большого дома в городе – обитель мэра представляла собой огромное трёхэтажное здание с огромным подвальным помещением, где происходили развлечения элиты. Большой двор, аккуратный сад на заднем дворе и гараж на три машины. Я достал оружие и фонарик, пока Оливер возился с дверью. По итогу он просто пнул ее ногой, и она послушно отворилась, даже не скрипнув.
- Мэр города не запирает дверь во время восстания мертвых?
-Мэр виновата в этом восстании. – Я сам удивился своему озлобленному голосу. – Может, ее дом обчистили воры? Уж тут-то есть чем поживиться. 
Зои Стивенсон была мэром уже около восьми лет. Она была двуличной в некотором смысле – работала для города и для своего кармана. Женщина умела находить спонсоров и заключать выгодные сделки, получая выгоду и для себя. Многие поощряли это, видя благо для города и не сильно возражая, другие откровенно не любили первую леди города. За годы работы женщин построила большой дом, украсив его дорогой утварью. Если бы куда-то воры и полезли после магазинов, то это точно был бы дом мэра. 
Внутри была абсолютная тишина, но на всякий случай я предложил не разделяться. Пройдя вдоль длинного коридора, мы успели заглянуть в каждую комнату. Каждая была как отдельное произведение искусства, но все были в светлых тонах. Меня насторожила чистота и порядок в доме. Обычно воры разбрасывают вещи, надеясь найти ценные вещи, а тут было все, пусть не очень аккуратно, но на своих местах. Мы поднялись на второй и третий этаж, обошли все комнаты, все проверили. Оливер прихватил пару бутылок коньяка из мини бара в кабинете. Его главным аргументом было то, что бутылка спиртного стоила как полугодовая зарплата его отца, на что я лишь ухмыльнулся. 
Парень относился ко всему так просто, словно события не особо задевали его. Он был похож на абсолютно нормального подростка живущего в обычном мире. Никаких зараженных, никакой опасности, лишь желание провести хорошо время, выпить дорогого коньяка, в общем все, чего желает нормальный человек. Я понимал мелочность этих бутылок и всего дорогого в этом доме. Какой смысл к дорогих китайских вазах, если они бесполезны, если из-з них кто-то может влезть в дом? Ведь уют зависит от обстановки а не от цены. Здесь все было дорогое, но не было домашнего уюта. 
На улице темнело, когда мы уже набили рюкзаки пригодными продуктами из холодильника. Тут было много замороженной еды, чему можно было лишь порадоваться. 
- Пойдем в подвал? – Предложил Оливер.
- Зачем? – Спросил я, не отрываясь от проверки батареек в фонарике. 
- Тебе не интересно, как отдыхает местная элита? 
- Тебе мало коньяка в рюкзаке? – Показал головой я.
- Как хочешь. – Оливер передернул плечами и пошел к лестнице. 
- Стой, - я последовал за знакомым, - мы же договорились не разделяться. 
- Ты можешь идти в автобус. – Отозвался Оливер. 
Я знал, что в одиночку бродить опасно. За все время в этом доме мы слышали лишь четыре выстрела в разное время. Но мог ли я бросить Оливера: худощавого, простодушного, веселого паренька? Не мог. Оливер немного помучился с замком, но в итоге смог отпереть дверь. Как только мы вошли, дверь захлопнулась. Я покрутил ручку, но безрезультатно. 
- А выходить как будем?
- Пустишь пару пуль, как в крутом фильме. – Отозвался Оливер.
Включив фонарик, мы спустились в подвальное помещение. Темноту развеивал лишь свет фонарика, коридор не был длинным, но стены показались мне высокими. Мы отправились в правую сторону, где коридор был намного длиннее. Здесь обстановка казалась уже намного другой и это было интересным. Оливер наткнулся на дверь, которую не мог открыть. Поэтому он решил ее выбить. Я же остался стоять в стороне и продолжал настаивать на том, что лучше уйти. Оливер оторвался от дела лишь на секунду, чтобы сказать какой я зануда. С шестого раза у парня получилось открыть дверь. Мы вошли внутрь и осмотрелись. Небольшой бассейн с прозрачной водой, несколько лежаков, крючки для полотенец и халатов, маленькие окна почти под потолком. 
- Видишь, - сказал я, - ничего интересного тут нет. 
- Это только первая комната. Уверен, я еще найду тут пару скелетов в шкафу.
- Зачем копаться в чужом грязном белье? Неужели не все равно, что тут, особенно сейчас? 
- Мне не все равно. – Ответил Оливер с такой серьезностью, что я умолк. 
Это было личное, я наконец-то понял. Вот почему он поехал сюда. Согласился? Нет, наверное, напросился на эту вылазку. А о причинах я пока знать не хотел. Парень оказался поверхностным, и было бы лучше, если бы он сам хотел рассказать.
- Пойдем. – Я хлопнул его по плечу и двинулся обратно в коридор. 
Фонарик замигал и я сменил режим на более слабое свечение. В коридоре было совсем темно. Меня насторожил странный звук, похожий на животный рык. Оливер замолчал, стоило только его попросить. Мертвые двигались по коридору.
- Доставай пистолет. – Приказал я.
- У меня его нет. – Ответил Оливер взволнованным голосом.
- Как нет? – Опешил я. 
- Он в автобусе. Какой смысл в оружии, если не умеешь с ним обращаться? 
Я отпихнул парня в сторонку и попросил держаться за мной. Обойма опустела быстро, но убить удалось лишь двух или трех, я даже не был до конца уверен в количестве. Прорваться к выходу мы уже не могли. Около десятка зараженных уже оставили дверь наверх позади, а растолкать их в таком тесном коридоре было нереально. К тому же выход заперт. Мы были в ловушке, которую сами для себя сделали. Куда девалась чертова осторожность, я не знал. 
- Назад. – Скомандовал я.
В комнате с бассейном было чуть светлее. У нас была дверь с вырванными петлями, загородить тоже было нечем. 
- Они медленные, пока в коридоре и ориентируются только на звук. 
- В этом есть какой-то смысл? 
- Есть. – Мой блуждающий взгляд остановился на окне. – Я подсажу тебя, а ты откроешь окно и вылезешь. 
- А ты останешься? Знаешь, жертвовать собой очень по-геройски…
- Окно слишком узкое для меня. 
И это было правдой. Я нашел путь отступления, но не для себя. Оливер не спорил, он и сам уже визуально понял, что я не пролезу. Его болезненная худощавость спасала ему жизнь, а мои занятия спортом играли за другую команду. 
Какой хаос творился в голове. Обреченность горела в каждой клетке тела, и все показалось таким бессмысленным. Я подсадил Оливера, который открыл окно намного быстрее, чем двери, и начал лезть. Моя опора длилась ровно столько, сколько было нужно. 
- Я вернусь за тобой. – Сказал Оливер. – Позову помощь.
- Нет смысла. – Мне невольно пришлось посмотреть в сторону коридора, откуда звук был уже громче. – Не успеете. Уходи, Оливер, и не вздумай возвращаться. Найди Энжи, Эванджелин Роджерс, и скажи ей, - я затаил дыхание, вспоминая образ девушки, - что она боец. Она справится. Я верю в нее. Скажи ей и уходи.
Я прикрыл глаза, пытаясь собраться с мыслями. Я не был готов к смерти, да никогда бы раньше и не задумался о ней. Казалось, костлявая стояла за спиной и просто дожидалась. Перед глазами была плачущая подруга, печальная Кейт и утешающий их Мет. Я не могу бросить их, я нужен им так же, как и они мне. Но сейчас была та ситуация, в которой выбора по сути не было. 
Мой взгляд был направлен на коридор, и я даже не мигал, а просто слышал приближение зараженных. Сам загнал себя в тупик и сам корил себя з это. С другой стороны, Оливер не выбрался бы в одиночку. Я все таки спас жизнь, пусть даже ценой своей собственной. Но кем я стану, самоотверженным героем или последним глупцом? И те и другие погибают первыми.
Когда в комнате показался первый зараженный, я принял неизбежность. Мысленно попрощавшись с родными, я приготовился умереть.



Vita Verbena

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться