Выживание

Размер шрифта: - +

18. Брошенные

*** Кейт
Сообщив Мету самую радостную весть из всех возможных, я услышала страшный грохот. Оставив радио, я подошла к окну. У ворот остановилось четыре машины. Я почувствовала неладное. Один из автомобилей, стоящий напротив ворот, сдал назад и пошел на таран. Преграду снесло сразу же и вслед за машиной показалось два человека с оружием. Из-за угла показался патруль. Началась перестрелка. Я даже не заметила, что вскрикнула, когда одного нашего задели. 
Сквозь всю шумиху я слышала Мета в радио, поэтому вернулась к средству связи. Кажется, я паниковала, когда говорила Коллинзу о нападении. Сообщив координаты племянницы, я собиралась уходить, но что-то заставило меня задержаться. В подсознании уже был страх и чувство неизбежности. 
- Я люблю тебя. Вернись с детьми. 
И разъединила связь. Первым делом надо было собрать людей. Убежав на кухню, где обычно собирались патрульные, я хотела поднять толпу, но не нашла нужных людей. Выстрелы слышали все. Начинался беспорядок. Столкнувшись с Каролин, мы обменялись парой фраз. 
- Что происходит? – Спросила она перепугано.
- Без малейшего понятия. Собирайте людей здесь.
- Почему здесь? – Жена Моргана не видела защиты в просторной столовой.
- Большое помещение, далеко от входа. Все поместятся. 
- Кейтлин, пока Адама нет, сколько вы продержитесь?
Я застыла как вкопанная. Пока Адама нет… но ведь и вправду, шеф уехал, прихватив с собой людей. Силы, которых нам может не хватить, или которые по итогу нас спасут. Главное – не сдать оборону раньше приезда начальника. 
В коридоре началось самое настоящее безобразие. Пришлось даже кричать, чтобы привлечь внимание. Мы решили собрать людей в столовой на первом этаже, она была довольно далеко от входа. Если что, люди будут бежать прямо через окно. Все же лучше, чем умереть от пуль. 
Учитывая, что на дворе глухая ночь, я страшно боялась, что некоторые спят под действием снотворных. Страх усилился, когда в одной комнатке выбили окно и устроили пожар. Ни шефа, ни Мета рядом, все командование легло на мои плечи. Вся ответственность на мне. 
Найдя коллег в комнатке с оружием, я приказала выгребать все, вплоть до последнего патрона. В основном были пистолеты, но еще нашлось пара винтовок, три охотничьих ружья, дробовик и даже автомат. Я распределила людей, после чего все ринулись на позиции.
Четыре человека стояли у входа в столовую, куда сейчас все в панике сбегались. Они не должны покидать свой пост не смотря ни на что. Еще шесть человек вдоль по коридору, четверо по лестницам и шестеро на передовую. Нам страшно не хватало людей, но я и виду не подала. На улицу выскочить никто не успел – двери отворились и в нас полетел первый залп. 
Я слышала, как бьются стекла и чувствовала жар огня. Это была нестандартная ситуация, вовсе не похожая на задержание преступника. Отгоняя страх, я сцепила зубы и сжала охотничье ружье. В кобуре был пистолет, в карманах патроны, на бедре нож. Мы уступали не в людях, но в оружии, и это было ощутимо. Я не знала противников, но чувствовалось, что они умеют обращаться со своими пушками. Но я знала своих. Люди, с которыми я работала, не могли оплошать. К тому же за нашими спинами не один десяток невинных, а это сильно отрезвляло. 
Пока шел залп из автомата, в коридор набивались противники. Они берегли патроны и пока лишь шли, тихо и осторожно. Мы ждали, спрятавшись в дверях разных комнаток. Ощущалось пламя, где-то еще устроили поджог. Как только автомат утих, я махнула рукой и по этой команде все высунулись. Началась стрельба. В тусклом свете ламп нам было проще попасть, чем им. Хорошо еще, что генератор забыли выключить, иначе в темноте был бы хаос. 
Очень быстро нам пришлось прятаться. Ответные выстрелы не успели никого задеть. Патроны шли даром, отстукивая свой особый ритм. Когда выстрелы приутхли, но не прекратились, я дала команду еще раз. Ситуация почти полностью повторилась, только с потерями. Дальше залпы не шли очередями. Каждый стрелял по-своему. Противники просунулись по коридору, нам пришлось расступиться по комнаткам. 
Ко мне вошло двое, но один был почти безопасен – у него закончились патроны. Пустив пару пуль из пистолета в более опасного противника, я не только обезоружила его, но и убила. Второй пытался перезарядить оружие, но механизм заклинил. С внутренней победой я спустила курок, но выстрел не последовал. У меня тоже закончились патроны.
Шеф всегда учил нас, что надо считать выстрелы иначе шансы попасть в неприятные ситуации значительно вырастают. Я всегда старалась вести счет, но иногда, очень редко, забывала об этом. К сожалению, это был как раз тот случай. Мужчина напротив хорошо понял ситуацию и бросился на меня, как голодный зверь. Отразив первый удар, я оттолкнула его и огрела первым, что попало под руку. Старый телефон тихо брямкнул и упал. Увернувшись от крепкого удара в челюсть и вывернувшись от попадания в живот, я сделала пару несостоявшихся выпадов. Хорош был лишь пинок между ног, но до ружья я добраться не успела. Противник свалил меня на пол и, усевшись сверху, принялся душить. 
Барахтаться и вырываться было бесполезно. Хватка мужчины была крепкой. На секунду мне подумалось, что он просто сломает мне шею. Но у меня был нож, стоило его достать и в выигрыше буду я. Напрягшись, я смогла сдвинуть его с себя немного. Левая рука вознеслась к мужскому лицу, оставляя на нем болезненные царапины, а правая в это время достала нож. Только противник взревел от боли и возмущения, как ойкнул и приутих. Сильный удар в правый бок заставил его ослабить хватку. Не теряя времени, изъяла нож и ударила еще пару раз, но ниже. 
Не теряя времени на сожаление, я нашла свое оружие. Человек на полу корчился от боли и кровопотери. Самым милосердным из всего, что я могла сделать сейчас… нет, пусть сам умирает. Это было жестоко, но не отложилось в душе жестоким грузом. 
Пока я возилась в комнатке, другие мужчины уже продвинулись к лестницам. Забрав не только свое оружие, я поспешила туда, но вновь затормозила. В комнатке справа от меня кричала девочка. Заглянув туда, я увидела школьницу чуть младше племянницы. Человек, стоящий над ней, бил ее по лицу и срывал серые бриджи. 
Я не пыталась подавить свою злость, напротив, дала волю агрессии. Ведь на ее месте могла оказаться моя Энжи. И эта мысль гремела в ушах вновь и вновь, пока я не свалила мужчину на пол, не ударила его деревянным прикладом по лицу и не выстрелила. Опустив ружье, я поняла, что впервые в жизни я хладнокровно убила человека. 
Не зараженного. Живого человека. Не в целях самозащиты. Намеренно, хладнокровно, без малейших признаков жалости. Но потом я посмотрела на девчонку в углу. Ее изорванная одежда висела клочьями, глаза застилала пелена слез и благодарности. Совсем еще ребенок. Нет, я убила не человека, а чудовище. 
Первым делом я высунула голову в коридор, осматриваясь. Нападавшие не продвинулись дальше лестницы. Обыскав мертвое тело, я забрала оружие и патроны, но в последний момент передумала. 
- Тебя как зовут? – Спросила я девчонку в углу.
- Стефани.
- Хорошо, останешься здесь. - Я перезарядила пистолет, принадлежавший нападавшему и протянула девчонке. – Стефани, сиди тихо. Если войдут чужие, захотят тебя обидеть – стреляй. Тут семь патронов, отдача небольшая. Просто прицелься и стреляй. 
- Спасибо. – Прошептала в ответ девчонка, но я уже едва ее слышала. 
Только мне удалось уложить троих, но по звукам заваруха продолжалась. Может, я ошиблась в подсчетах и противников больше, чем наших. У них было хорошее новое оружие, но со своим ружьем было все равно спокойнее. Не доходя до лестницы я наткнулась на два знакомых тела. Узнав в них своих сотрудников, я закусила губу почти до крови. Зачем они пришли? Что здесь забыли? Кто дал им право хозяйничать тут? 
С лестницы скатилось тело. Не признав знакомого лица, я выстрелила и двинулась дальше по коридору, упираясь в поворот. Чреда выстрелов остановила меня. Отскочить получилось лишь в последний момент. Чертов автомат! С ним срочно надо разобраться. 
Я достала нож и пистолет, выскочила на лестницу и затаилась. Второй этаж не освещался вообще. Заметить меня можно было, но не сразу. Прикрывшись мертвым телом, я ждала. Вот из-за угла появилось оружие. От накатившего волнения все происходит, как при замедленной сьемке. Я бросаю нож на лестницу напротив, в темноту. Оружие падает громко, и неизвестный инстинктивно смотрит туда, представляя мне свою спину. Пистолет стреляет три раза. Человек внизу падает, не издав ни единого звука. 
Да, в этом мало благородства, но как еще устоять? Спустившись вниз, я попадаю в самое пекло. За углом идет жестокая борьба. Часть еще отстреливаются, кто-то за неимением патронов перешел на кулачный бой. Последний патрон улетел и я вернулась на лестницу перезарядиться. Руки отчего-то начали предательски дрожать. 
Горячо. Воздух слишком накалился, все в дыму. В какой момент ситуация вышла из под контроля? Стоило признать, командир из меня слабый. Занимаясь моральным самоуничтожением, я не сильно обращала внимание на происходящее вокруг. Мне казалось, так проще справиться с дрожью в руках и непослушным оружием, чем слушать крики и выстрелы. 
Из-за того самого угла показалась женщина. Старше меня, она относилась к команде «против», ведь ее мне довелось увидеть впервые. Она поднимает оружие и раздается сразу два выстрела. Ногу прошибает болью и я шиплю, чтобы не закричать. 
Совсем недавно, до всей истории с карантином, я уже получала похожее ранение. В тот день шефа долго не было в офисе. Мет решал какие-то проблемы с Роузи, я прикрывала его. Морган ступил на порог и начал раздавать приказы. Уже через семь минут мы ехали на задержание. Тот раз пуля лишь скользнула по ноге, не принося много вреда. Если бы я еще вовремя показалась врачу, может, избежала бы шрама. Эта пуля задела сильнее. Не будучи медиком, я знала, что кость в порядке и это пока радовало. 
Стиснув зубы, подхватив оружие, я переползла наверх. Глаза заслали непрошеные слезы, из-за них я не видела, как женщина замертво рухнула на пол. Ко мне кто-то подошел, но я оттолкнула чужие руки и попыталась взять себя в руки.
- Мет, - поднимая глаза, я не верила чуду. – Вас так долго не было.
- Пришлось кое-что уладить. 
Теперь я видела Моргана и Ванессу внизу. Прибыло подкрепление. С плеч словно гора свалилась. Я попыталась встать, но без помощи Коллинза не обошлось. 
- Лучше тебе посидеть здесь. – Сказал Мет.
- И не подумаю. Мы не в плюсе сейчас.
- Кейт, если ты пострадаешь от кровопотери или из-за этого тебе вдруг станет плохо, мне придется вытягивать тебя из сущего ада. Подожди здесь. Скоро все закончится. 
Мет ушел вниз, а я упрямо не хотела оставаться в стороне. Стянув кофту и следом и майку, я разорвала ее и перемотала ногу. Оделась. Мне предстоял спуск. Оказавшись на первом этаже я свернула за угол, но поздно. Последние выстрелы утихли. Мы выстояли. Удержались. Напавшие так и не добрались до столовой, хоть там и не все собрались. 
Рядом со мной появился Коллинз и Каролин. Они хотели отвести меня к доктору или медсестре. Однако я услышала о мертвых во дворе и направилась туда. Пока сидящие на кухне тушили пожар, мы во дворе убирали зараженных одного за другим.
Я увидела Лиама и незнакомую девушку, склонившуюся над телом Оливера. Словами было не описать, как я была рада видеть Беннета. Мне хотелось обнять парня и расспросить обо всем, но вместо этого я достала пистолет. Почти сразу дошло, что племянницы нет поблизости.
- Где Энжи? – Спросила я Беннета, прицеливаясь.
- В автобусе.
Теперь стало понятным, как там появился автобус. Зараженные разделились. Одни шли к еще полыхающему зданию, другие не отходили от автобуса. Лиам держался молодцом, но не выстоял бы в одиночку. Подкрепление было как раз кстати.
Новое сражение было более привычным. Мысль, въевшаяся в мозг, позволяла стрелять без малейших мук совести. В лицах этих существ я не видела больше людей. Они были больше похожи на животных. Движение инстинктивное, неосмысленное. Неразборчивое вытье. Игнорирование ран. Чувствуют ли они боль? Очередная пуля и никакой реакции. Не нужен сон. Лишь утоление голода. 
Мы все стреляли, даже удалось немного продвинуться вперед. Уже через несколько минут нам удалось добраться до автобуса. Энжи приоткрыла окно и принялась простреливать себе путь наружу. Откуда-то со стороны так же прилетали меткие выстрелы. Я не знала, кто стреляет, но была благодарна любой помощи. 
Выстрел. Последний зараженный падает и сползает по дверце, пачкая серый автобус алой кровью и внутренностями. У автобуса было так много мертвых тел, что выйти было невозможно. Энжи едва вырвалась и помчалась ко мне, едва переступая тела и внутренности, вывернутые дробовиками и автоматами. 
Когда девочка оказалась в моих объятиях, слезы пришли сами. Мы опустились на землю рядом со зданием. Не смущали ни мертвые тела вокруг, ни кровь под ногами. Слезы все текли и текли по щекам. Энжи обнимала меня, говорила ласковые слова и приветливо улыбалась. Успокоившись, я хотела расспросить племянницу, но та не хотела говорить на улице. 
Нога дала о себе знать, стоило только подняться. Наспех перемотанная рана кровоточила, изорванная футболка была неприятно липкой. Мет подхватил меня под талию и помог дойти до здания. Это напомнило мне одну старую историю.
*** 
После задержания я сидела в машине и наспех перематывала свежую рану. Скривившись от боли, наматывания бинта превратилось в пытку. Уже через час я была на участке. Коллинз сдерживал эмоции от очередного разговора с Роузи. Мне захотелось немного растормошить. 
Не прошло и десяти минут, как мы затеяли спор. Боль в ноге не давала покоя, и я старательно скрывала это. Конечно, по нормальному надо было посетить врача, но мне хотелось сначала закончить все дела. Но работы было так много, что домой я попала поздней ночью. В холодильнике стоял легкий ужин, на магнитике висела записка от племянницы, а сама она уже мирно спала в комнате.
Но легкий ужин остался нетронутым. Быстрый горячий душ, горка обезболивающих таблеток и короткий сон до рассвета. Скорые сборы, головокружение, тошнота, до ужаса бледное лицо и алый бинт. Коллеги объяснили мой устрашающий вид бессонной ночью, а мне казалось, каждая клетка тела горит. 
- Привет, Кейт. Кофе? Специально заскочил в «Бетси-Бум».
Когда я отказалась от кофе, Коллинз сильно удивился. 
Когда я согласилась, он успокоился.
Когда я пулей полетела в туалет, подавляя рвотные позывы, напарник повез меня в больницу. Но и в свою защиту стоит заметить – кофе был просто отвратительным.
Мет поддерживал меня от участка до машины, а потом и до больницы. Доктор читал долгую лекцию во время осмотра моей раны, во время назначения лекарств и после. Получив первую помощь, мне немного полегчало. Но последствия жара голова еще кружилась, да и нога болела. Заметив мой кислый вид, Коллинз подхватил меня на руки и вынес на улицу. 
- Поставь меня на ноги. – Не было сил сопротивляться, по этому осталось только возмущаться. – Что подумают окружающие?
- Что некая Кейтлин Роджерс настолько халатно относится к своему здоровью, что теперь не в состоянии удержаться на ногах. 
- Мет, прекрати, это не смешно.
- Не смешно, это когда взрослая женщина, взвалившая на себя заботу о подростке, не может вовремя обратиться в больницу. – Коллинз оставался невозмутимым. 
- Энжи совсем взрослая. Иногда мне кажется, она больше заботится обо мне, чем я о ней. – Возразила я, лишая друга упрека. Наконец мне удалось поймать его взгляд и он сдался.
- Хорошо-хорошо. – Сдался Мет. – Все равно я уже сбросил малышке Энжи небольшое сообщение. Уверен, она так просто тебя не оставит. 
И словно в подтверждение слов, по волшебному договору мне позвонила Эванджелин. Она не срывалась на крик, но сложилось впечатление, что я провинившийся ребенок, получивший строгий выговор. Племянница была эмоциональна, но сдержана в плане крика. Конечно, это было не правильно. Заслужила. 
- Тетушка Кейт, - начался наш диалог, - я сейчас же возвращаюсь домой. Нам предстоит долгий разговор. Но до нашей встречи эмоции угаснут, и я планирую провести беседу сейчас. 
- Энжи, я уже получила от Коллинза и доктора. 
- Я все равно считаю, что этого мало. Прекрати вести себя как ребенок. Это мое право. Ты будешь пить все таблетки и ездить в больницу каждый день. И не спорь.
- Кое-кто перегибает. 
- Кое-кто, – племянница многозначительно фыркнула, – беспокоится, нервничает, а сейчас вообще на грани срыва. И пока я не начала кричать посреди школы, хочу напомнить, что волнуюсь. И теперь каждый раз буду ждать тебя с работы. 
Энжи не обманула. Шеф дал пару дней побыть дома, но все равно я не разлучалась с телефоном. Бумаги надо было привести в порядок для передачи в суд и все легло на Мета. Моя младшая Роджерс два дня сидела надо мной, готовила, следила за регулярным приемом таблеток. Я ворчала, как старуха, но внутри радовалась домашнему уюту и приятной компании. В конце концов, именно ей пришлось ехать за подарком для шефа. А еще каждый вечер к нам заходил Лиам и заносил Энжи тетрадки. Иногда мы пили чай на кухне. Еще часто заходила соседка и передавала последние новости. Время пролетело слишком быстро. 
*** 
Мне не хватало домашнего тепла. Сейчас моим домом стали улыбка Энжи и объятия Мета, но хотелось чего-то большего. Безопасности. Как и всем нормальным женщинам моего возраста, мне не хватало ежедневных домашних хлопот. Все происходящее съело меня. Ужас повсюду состарил по меньшей мере лет на десять.
- Сколько погибших? – Вопрос, вернувший меня в реальность.
- Четырнадцать. – Ответил кто-то Мету. 
Пожар уже потушили, правда большая часть здания сильно пострадала. Мою рану обработала медсестра и теперь туго бинтовала. На улице был патруль, только теперь не два, а четыре человека. 
- Как Кара? – Спросила Энжи Лиама.
- Держится. – Ответил тот. – Я был только что у нее. 
Беннет стоял в дверях, ожидая племянницу. Девушка оставила меня с напарником наедине. Легкая усталая улыбка стала ответом на тревожный взгляд. Прикосновение руки пустило мурашки в побег. Дверь закрылась за Лиамом. Коллинз поправил мои непокорные локоны и захотел уже заставить меня сидеть, но я поднялась на ноги и отошла к окну. 
- Сколько с их стороны? 
- Семнадцать. – Полетел мне ответ.
- Это все так…
- Не думай об этом. 
Теплые руки опустились на талию, легкий невесомый поцелуй в висок заставил вздрогнуть. Мет был ласков и заботлив, как всегда, но мне хотелось большего. Ощутив всю тонкость грани между жизнью и смертью, я решила сделать следующий шаг в наших отношениях. Выскользнув из объятий любимого, я хромала в сторону дверей. Легкий щелчок замка. Полная тишина, разрываемая тяжелым дыханием.
От волнения подкашивались ноги, или от боли? Последние серьезные отношения с мужчиной были давно, желание понравиться и расслабиться перевешивало небольшую неуверенность. Пусть все идет своим чередом хоть сейчас и не важно, что будет потом. 
Я обернулась и обхватила руками шею подошедшего мужчины, увлекая в горячий поцелуй. Голова постепенно отключалась, как от алкоголя, с каждым новым прикосновением. Отдавая себя чувствам, я ощущала жар и бешено колотящееся сердце. Незаметно слетела одежда и точно так же мы оказалась на кровати. 
Близился рассвет, а мы так не уснули.



Vita Verbena

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться