Выжившая Россия

Размер шрифта: - +

Эпизод 11 - Амеры.

Вернувшись, Марина стала совсем другим человеком: вела себя тише воды, ниже травы и постоянно помнила, что идти ей некуда. Селяне стали называть Вадима Заклинателем змей. Тот сначала ярился, а потом махнул рукой на досужие сплетни, решив, что хоть титькой назовите, только в лифчик не кладите.

А потом прогремело известие, что скоро у Марины будет маленький! Это и вовсе изменило женщину до неузнаваемости.  Марина серьез занялась обустройством дома и нещадно гоняла мужа, заставляя все сделать по ее умыслу. Зато изба преобразилась и внутри, и снаружи. Зацвели клумбы вокруг дома, крепко обосновались пару теплиц, для которых рассаду Марина не погнушалась попросить у Ольки. Озадаченная малявка посоветовалась с Волком и притащила Марине целое лукошко разных рассад. Среди стандартных огурцов, перцев  и помидор даже затесалось пару усов клубники. Девчушка явно набивалась в частые гостьи – по клубнику.

 Но Марина в этот раз не гнала девочку. Она меркантильно видела в ребенке добровольную помощницу. Тетка Вера позвала Марину к ним на заводик производить консервы для селений.

Раньше завод был больше и полностью автоматизирован, но сейчас остался только один цех, в котором женщины трудились вручную, закатывая в банки соления, варения и прочие маринады массово. Мужчин на производстве почти не было. Марина понимала, что основная часть мужского населения занята охраной их спокойствия. Кто не служил в дружине Волка и не ходил с караванами дядьки Николая, тот занимался  работами в поле или с живностью. Втайне она радовалась, что ее Вадим не возится на свиноферме и потому не является по вечерам домой, воняя свиным навозом. Пайку мяса Вадим имел и так. Когда Марина устроилась на завод по протекции тетки Веры, мяса им стали выделять уже на двоих. Да и вообще, продовольственный пай удвоился. Отношения в поселках были незамысловатые: работаешь – получаешь все необходимое! Однажды Ксюха – соседка через забор пожаловалась, что им с мужем  перепало почти сто кило свинного жира с фермы. Самим ни к чему и раздавать уже некому. Марина тут же спросила, а есть ли в деревне сильная щелочь.

- У Умников все. – Отмахнулась Ксюха.

Марина насела на Вадима, чтобы он достал ей щелочь из Умников. У Ксюхи она выпросила почти половину запасов жира и, дождавшись заказанной щелочи на заднем дворе дома затеяла варить мыло.  У тетки Веры она выпросила хвойное масло, которым та  брызгала углы своей избы, чтобы отвадить мух и комаров. Почему-то эта гнусь не любила запах хвои.

Марина соорудила над костром подобие водяной бани, вложив котелок с растапливаемым жиром в котел побольше с кипящей водой. Когда жир стал совсем жидким и почти прозрачным, она заставила Вадима смешать добытую щелочь с холодной водой и предупредила, что, по ее опыту, вода сильно разогреется. Вот она имела котелок растопленного жира, влила туда хвойное для запаха и облепиховое для медикаментозного эффекта масла, тщательно вымешала и приказала Вадиму аккуратно вливать в котелок раствор щелочи, а сама тщательно все перемешивала. На весь двор запахло хозяйственным мылом, хвоей почему-то не пахло совсем. Домешивая, Марина снова плеснула в смесь хвойное масло и. наконец, появился легкий аромат хвойного леса…

Субстанция была желто-коричневого цвета и напоминала грязный засахарившийся мед.

Марина деревянной ложкой нагребала неаппетитную субстанцию в неряшливые шарики какого-то помойного цвета.

Через несколько часов у нее был десяток неэстетичных комков. Она проверила один – он прекрасно мылился и наперекор всему, пах елками!

Марина украсила свои мыльные пробники и раздарила селянам: Ксюхе, Волку с Белоснежкой, тетке Вере, Митричу, дядьке Николаю и даже Ольке не один, а парочку!

Надо ли говорить, что к Марине выстроилась очередь за покупкой.

У марининого мыла обнаружилось полезное свойство – им можно было не только мыть руки и умываться без вреда для кожи, но и стирать, мыть посуду и даже полы! Если запасы жира для мыла были пополняемые, то щелочь, к сожалению, таяла. Большая герметичная бочка у Умников, экспроприированная с местного хим. Завода, была уже наполовину опустошена.

В селениях началась погоня за ароматизаторами. Умниковцы научили всех как запирать ароматы в жидкое масло.

Олька хотела непременно земляничное мыло. Извела большое лукошко земляники, но получила небольшой флакон желаемого аромата.

За это ей досталось три шарика земляничного мыла и шарик т-с малинового! Малиновое мыло хотела сама Марина. Для нее такое мыло было символом возрождения былой жизни. А еще, ей хотелось кокосового шампуня! Очень не хватало косметики и парфюмерии.  Но Марина. Вдруг реально поняла, что в ее силах получить желаемое! Когда Олька приволокла в гости смущающуюся девочку – невесту брата Артема из Умников. Марина благосклонно приняла ту в ученицы. А чуть позже, дядька Прохор – старый мастер-химик с разрушенного завода огорошил всех решением, что щелочь он сможет воспроизводить им в любом количестве из простой печной сажи и золы! Совместными усилиями в поселках открылась первая косметическая линия, как ее назвала сама Марина, по довоенной привычке рисуя на упаковках ароматного мыла и бутылочках ароматизированного шампуня большие английские буквы – AVON. Она даже посвятила свой личный вечер, рассказывая собравшимся детям о довоенном устройстве мира: магазинам и бутикам в торговых центрах в этом рассказе отводилась львиная доля, а еще были рассказы о том, как она работала в этой самой компании, рассказывая знакомым о продукции и показывая ее или в каталогах, или пробниками.

А потом носила сумки с заказами по адресам и снова брала заказы.

- Как дядька Николая с караваном? – с умным видом спросила Олька

- Пожалуй, да. – задумчиво пробормотала Марина, и дети записали ее в караванщицы. Это было почетно и лестно. Приятным оказалось и то, что в поселке семье Марины выделили новый большой дом, вместо их старой немного мелковатой избы. Подбадривая мужа пинками и криками. Марина уже на следующий день потребовала переезда.



Фиона Амбер

Отредактировано: 10.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться