Выжившие

Глава вторая

Спрыгнув, я сделала сальто и тут же приземлилась на твёрдый плиточный пол, покрытый неизвестной грязью. Подруга приземлилась рядом со мной, но тут же вскрикнула и упала на пол. Я машинально бросилась к ней на помощь; Келли держалась за голень и её лицо было искажено от боли. Оказалось, что одной ногой она приземлилась на камень, а другой на пол. И причём стопа не полностью задела камень, а только частично, поэтому она ободрала кожу на голени и её штанина быстро окрасилась в красно-зелёный цвет от крови.

— Больно, — прошептала она, когда я помогла ей сесть, стараясь не повредить ногу сильней.

— Кел, ничего серьёзного, сейчас мы забинтуем рану, а когда выберемся, ты пойдешь в больничку, а там уже разберутся лучше меня, — сказала я, осторожно выпрямляя ногу подруги, кладя её на пол.

— Хорошо, — кивнула подруга, закусив нижнюю губу, как обычно она делает это, когда смеётся, было страшно и больно. По бледной коже лица, которая стала ещё бледнее, пошли капельки пота.

Я оглядела этаж, в поисках простого бутика, где можно найти что-нибудь подходящее. Заметила что-то похожее и рванула к нему. Подругу нельзя было оставлять на долго, она абсолютно беспомощна: если на неё нападут зомби, то ни я, ни она сама, не сможем спасти её. Я хватила первую попавшуюся мне футболку и, стараясь удержаться, побежала обратно к подруге. Она сидела так же, как и тогда, никаких зомби на горизонте не было видно. Подруга зачем-то распускала свои косички, после которых светлые волосы блондинки завились волнами. Келли взяла передние пряди волос и убрала их на затылке той же резинкой.

— Тебе волосы не будет мешать? — поинтересовалась я с усмешкой.
Подруга улыбнулась, подняв один уголок рта.

— Нет, Нив, не будут, — сказала она.

— Сможешь встать? — спросила я, закидываю руку Келли себе на плечи.

— Смогу, конечно, — ответила она, уперевшись всем весом на меня.

Мне было тяжело, но адреналин, бушевавший тогда во мне, не давал устать и я ничего почти не чувствовала. Келли шла хромая, в основном опираясь на здоровую ногу и на меня, но ей было больно идти. Самое главное было то, что это был не укус зомби.

— Ничего, Келли, мы найдем этот чёртов оружейный магазин, переубиваем всех трупаков и вернёмся. А там ты пойдёшь к врачу, — заверила я с полным оптимизма голосом.

— Нас... — не договорила Келли.

— Нас никто не накажет, все будут взволнованны тем, что в поселении есть зомби, а нам ещё спасибо скажут, что мы их нашли, — убедила я, зная, что говорю правду, ведь моя мама работает в правительстве и лучше всех знакома с Адамом?

— Окей, но если нас накажут, я тебе ещё припомню всё это, — предупредила Келли, и я засмеялась.

— Окей, я буду на чеку, — сказала я сквозь смех.

Весёлое настроение очень разрядило эту накалённую ситуацию.

Тело дрожало от груза, ноги уже подкашивались. Если оружейный магазин находился где-то на другом этаже, то это самая большая ошибка человечества. Что если мы не выберемся? Что если зомби выберутся наружу и нападут на поселение, и полиция не сможет с ними справится? Что если, возможно, единственное поселение выживших будет уничтожено? Нет, я не драматизирую.

Словно Бог прочёл мои мысли, и я еле-еле разглядела впереди уже почти выцветшее слово, которое сейчас зажгло во мне такой заряд адреналина, смешанный с надеждой, что я, несмотря на боль и дрожь во всём теле, стала идти быстрее.

— Поднажми, Келли, мы почти дошли, — сказала подруге, подхватывая её получше. Я чувствовала её ребра рукой, которая держала тело. Не удивлюсь, если там у неё окажется синяк в виде пальцев.

Подруга подняла голову и тоже увидела ключ к нашему спасению. Она, несмотря на боль в ноге, пошла даже быстрее меня, ведь ноги у неё были длиннее моих и мне приходилось чуть ли не бежать. Похоже, нога у неё начала проходить, что было просто шикарной новостью.

Хоть и еле-еле, но мы добежали до спасения всего человечества без серьёзных происшествий. Но я слышала шорохи и чавкающие неприятные звуки, однако, на нас никто стал нападать. Я помогла подруге облокотится на витрину, а сама перелезла. Автоматы, пистолеты, ножи и даже арбалеты были на месте и в сохранности. Начала выкладывать на стекло всё, что могло пригодиться нам для того, чтобы выбраться отсюда живыми, целыми и не заражёнными. Под витриной лежали ножны для ножей и коробки с пулями для всех пистолетов и автоматов, но для арбалета стрел не оказалось. Конечно, там лежали запечатанные коробки с оружием, но нам вполне хватало того, что лежало на витринах. Келли взяла два разнотипных пистолета разного калибра, и я дала ей пули для них. Она быстро наполнила магазины до отказа, а карманы заполнила остальными пулями на случай, когда магазины окажутся пусты.

Я же взяла два пистолета тоже разного калибра, но, когда заполнила магазины, убрала за пояс и взяла какой-то крутейший автомат. Он казался тяжеловат, но я привыкла к нему быстро. Патроны для него достала не так быстро, потому что они лежали в самом низу этого беспорядка. Но я достала их и заполнила магазин автомата, положив ещё несколько больших горстей в карманы.

Всё же было отлично, что нас, по прибытии учат стрелять и вообще выживать в мире зомби. Так как я живу здесь ещё с самого образования поселения, опыта по стрельбе и выживанию у меня больше, но и Келли неплохо стреляла: у неё получалось даже лучше, чем у меня. У неё соколиные глаза, она видит просто превосходно, так же, как и стреляет. Подруга умеет сохранять спокойствие во время экзаменов по стрельбе, у неё не дрожат руки, как у некоторых. Нас учат разбирать и собирать автоматы, учат навыкам стрельбы из них и подготавливают физически. У нас в городе нет полных людей, потому что еды и так мало, рабочих на полях катастрофически не хватает, а абсолютно каждый человек не сидит сложа руки, все участвуют в выживании нашей планеты. Даже маленькие дети умеют стрелять. Вот, например, идёшь ты мимо зала, где тренируется малышня от семи до двенадцати лет, и видишь, как какая-нибудь скромная девчонка с расстояния восемнадцати метров попадет зомби точно в голову.

— Ты готова? — спросила я, перелезая обратно через витрину.

— Да, — решительно ответила подруга. На её лице отражалась весёлость и бесстрашие. Впрочем, как каждый раз, когда ей в руки даёшь оружие. Лишь я одна знаю тут Келли, которая сидит в той скромной девочке.

— Как нога? Ты же можешь идти сама?

— Не болит. Идти могу, а бежать вряд ли.

Я опустила взгляд вниз, на её ноги. Она без поддержки стояла уверенно, и казалось, будто она может обежать всё поселение вокруг и при это убить пару сотен трупов. Футболка была жёлтая и поэтому было видно, как кровь впитывается в ткань, но это, похоже, её не заботило.

— Молодец, — я похлопала её по спине и вскинула на плечо заряженный автомат.

Мы решительно направились к эскалатору, который был не так уж и далеко от нас. Но были на чеку, ведь трупы могли выпрыгнуть на нас в самый любой момент, и мы можем этого не ожидать. И это случилось, когда мы уже были на пол пути к когда-то движущейся лестнице. Первый зомби выпрыгнул на меня буквально из ниоткуда, но меткая Келли выстрелила ему прямо в голову, от чего он с противным звуком отлетел от меня. 

Звук выстрела привлек остальных, и они быстро столпились вокруг нас, выходя из бутиков и прочего. Их было многовато, но чего бояться? Две супер девушки были вооружены "до зубов". Я нацелила автомат на зомби, которые были ближе ко мне, поставила предохранитель на безостановочную стрельбу. Стоя плечом к плечу с Келли и смеясь, словно сумасшедшая, я палила по зомби. Не всегда у меня получалось попасть в голову, но те, кто решался пойти на меня, получали свою пулю в мозгу. У Келли было так же, как и у меня. Она держала руки прямо перед собой, сжимая в каждой пистолет. Подруга, даже не целясь, попадала в головы, чёрт возьми! 

Когда первая волна зомби была уничтожена, на нас пошла вторая. Откуда они только берутся? Размножаются там, что-ли? Да, их было меньше в два раза, но нашему оружию требовалось пополнение магазинов. Руки дрожали от напряжения и страха, большинство пуль сыпалось на пол, не успевала только я их вытащить. Келли выхватила у меня из рук магазины и стала собирать пули, которые я рассыпала, и заталкивать их в магазины.

— Ты разберись с автоматом, я сама всё сделаю, — спокойно сказала она, заталкивая очередную пулю.

Вот как она смогла в такой момент сохранить спокойствие? Это и была её фишка: в самые напрягающие моменты она была спокойна, в то время как я с ума схожу от адреналина в крови и злости.

Вытащила патроны из карманов, открыла магазин автомата, который висел у меня на плече, пока я стреляла из пистолетов, и затолкала их в магазин теми же дрожащими руками. Их было больше тридцати, а значит, у меня было ещё на запас. Келли вернула мне пистолеты, и я снова спрятала их за пояс. Вздрогнула, когда холодный металл коснулся моей кожи.

Даже не сговариваясь, мы начали снова палить по зомби. Мой безумный смех смешивался со звуками выстрелов и раздавался по всему торговому центру. Эти ходячие трупы оказались умнее, чем те, что напали на нас первыми.

— Келли, бежим! — крикнула я и побежала в сторону лестницы, вещая автомат на плечо.

Келли убрала ещё парочку живых мертвецов и попыталась побежать за мной, но не могла бежать так быстро. Я вспомнила, что у неё с ногой и вернулась обратно. Келли закинула мне на плечи свою руку и снова побежала. Подруга пыталась идти быстрее, но у неё не получалось. Она опиралась на меня сильнее и, казалось, что она сейчас вдавит меня в пол.

— Давай, Келли, давай! — подбадривала её я.

Только мы добежали, как Келли запрыгнула на перила и поехала вниз; я последовала её примеру. Так мы добрались до зловонного первого этажа. Зомби встретили нас у выхода, но им в головы полетели по паре пуль от злобных супер-девушек.

Оказаться на свежем воздухе, пусть и под дождём, было превосходно. Трупы, которые ещё остались, не побежали за нами: они встали у разбитых окон и сверлили нас глазам. У некоторых их вообще не было.

— Скорее, нам нужно всё рассказать, — поторопила я.

Подруга кивнула и убрала руку с моих плеч. Она ещё могла идти самостоятельно, но слишком сильно хромала и, судя по покрасневшей футболке, кровотечение возобновилось с новой силой. Больница была в том же здании, что и кабинеты мамы и Адама, то есть в Главном доме. Келли нужно было скорее отвезти туда.

Я оставила автомат у магазина, но не стала вытаскивать пистолеты. Конечно, носить с собой оружие было незаконно, за это могли арестовать, но после того, как я узнала, что в городе есть зомби, то не желала ходить безоружной. И Келли тоже посоветовала оставить, но так как ей некуда было спрятать, то предложила положить их пока в мою сумку, а у неё дома отдать. И лучше держать всё в её квартире, ведь если моя мама узнает, то мне не поздоровится.

Всю дорогу на нас пялились люди, но, в основном, они бежали по своим делам, потому что лил дождь, от которого мы с Келли промокли до нитки, а холод пробирал до костей. Келли дрожала как суслик, да и у меня самой зубы стучали от холода.

— Ну вот, мы пришли, — сказала я, когда мы оказались у дверей в Главный дом.

Это было девятиэтажное угловое серое здание, его окна открывались на две улицы сразу. Они были застекленные, но большинство было закрыто ставнями. За ними находились комнаты для особо больных, которые находятся на время (а может, и нет) в карантине. Это целый этаж с железными дверьми, которые открываются только снаружи, то есть те, кто болен, выйти оттуда уже не могут: только если они понадобятся. По поселению уже давно ходят слухи, что там держат заражённых, у которых её только первая стадия заражения. На них ставят что-то вроде экспериментов, сравнивают их поведение с поведением тех, кто был специально заражён. Иногда бывают сильные отличия, а иногда тот, кто был искусственно заражён, погибает сразу же как только ему вводят вирус. Так они хотели создать вакцину. 

Они что, действительно собираются из этих чудовищ сделать разумных людей? Да проще будет их уничтожить, чем так возится, а вакцину потратить на того, кому ещё можно помочь. Но, как я говорила, это лишь слухи. На тот этаж даже не едет лифт: там просто нет кнопки. А вход с лестницы строго охраняется, так что попытаться туда попасть бесполезно. Да и не безопасно: всё таки там много болезней и всего прочего, заразиться легко. А вылечится не так уж и легко.
Я ввела код на электронном замке, который тоже знала, как дочь Каролины Мартин, правой руки Адама Грега. Келли тоже его знала, но она никогда не ходила сюда одна. Если вам нужно в больницу, то вы заходите через другую дверь, код которой знают всех, кто зарегистрирован как житель поселения. Если ты зомби и хочешь попасть сюда: тебе придется ввести код, который ты не знаешь. Это здание считается как бункер, если вдруг зомби ворвутся в поселение. Там и под землёй есть большая сеть коридоров с жилыми отсеками и всем прочим. Это было ещё до нашего прихода, просто бывшие власти Санта-Фе кое-что не договаривали. Поэтому и было решено, что это здание и будет самым главным в городе. И называется оно Главный дом.

Мы зашли в лифт, и я сразу нажала кнопку девятого этажа. Были все этажи, включая цокольный, с которого можно спустится в подземный бункер. Но не было кнопки пятого этажа, самого засекреченного этажа в этом здании.

У выхода лифта нас встретили два брата-солдата. Оливер и Кристофер Ханс. Им было по восемнадцать и двадцать два года, но, несмотря на это, они были главными в местной полиции. А почему? Всё дело в связях: они племяннички Адама, которые вместе с ним шли по стране и искали место для укрытия. Братья вовсе не были мерзкими и самовлюбленными, как может показаться на первый взгляд. Были вполне милыми и дружелюбными. Они были готовы придти на помощь любому, кому она нужна. Братья увидели нас и быстро среагировали. Оли побежал в служебную комнату и принёс два больших клетчатых пледа, потому что нам надо было согреться. А Крис, заметив рану на ноге Келли, быстро подхватил её на руки.

— Привет, — поздоровался он, а Келли засмущалась. Не каждый раз её на руки берёт охранник, который ей нравится.

— Привет, Нивес, — Оливер протянул мне руку для рукопожатия. — Что у вас произошло?

Он смотрел на меня обеспокоенным взглядом, и я чуть не поддалась гипнозу и всё ему не рассказала.

У Оли были карие глаза и тёмные короткие волосы. Под правым глазом у него была небольшая родинка, как и у брата, но их отличал цвет волос и глаз: у Криса волосы были светлыми и подлиннее, а глаза голубыми, как небо (так мне Келли говорила). На них обоих была офицерская одежда серого цвета: джинсовая серая куртка и такие же штаны. Армейские ботинки громадного размера и всегда должны быть часы на руках, чтобы знать время.

Он закинул мне плед на плечи, и я в него укуталась. Он был мягкий и тёплый.

— Можно нам к Адаму? — вопросом на вопрос ответил я. — Это касается зомби.

Братья сразу поняли, что я имею в виду. Они переглянулись и сказали следовать за ними. Это было не обязательно: я и так знала где находятся кабинеты Адама и мамы, а Келли не шла: её несли на руках и, кажется, она была более чем довольна.

Мама оказалась в кабинете Адама, а это значит, что в такой момент лучше не заходить без приглашения. Только в крайних случаях, а у нас как раз такой был. Оливер открыл дверь в кабинет и придерживал её, пока все не оказались в небольшой комнате. 

Кабинет был, примерно, как половина школьного класса. В нём было всего два окна, открывающихся на улицу. Пол был полностью бетонный, будто с него специально сняли паркет. Хотя так и было. В кабине пахло сыростью, что было на много лучше, чем душные и провонявшие потом комнаты в школе подготовки. Посреди стоял большой стол, на котором лежало много разных бумаг и прочего. У него даже не было стула, так что работать за ним приходилось стоя. В основном, с такой работой сидеть не было времени, но всё же в углу стоял старый диванчик, на который Крис посадил Келли, а сам вместе с братом встал у стены рядом. Между окнами стоял книжный шкаф, покрытый пылью, а напротив, где которой стояли Хансы, во всю стену висела огромная карта мира. На ней цветными кнопками были обозначены места, где предположительно есть поселения, как наше.

Мама и Адам как раз говорили что-то про Аляску. Туда собирают разведгруппу, но в тайне от гражданских. Туда набирают только тех, кто имеет хорошую физическую подготовку, то есть членов полиции. Два места уже были заняты Хансами, они как раз и возглавляли эту разведгруппу, и ещё два были свободны. Я была уверена, что если хорошо попрошу, то эти места займем мы с Келли.

На маме была серая одежда, как у полицейских, потому что она избирала, кто будет там. На ней была серая футболка, на груди которой вышито в ручную "Каролина Мартин". У неё имелись серые джинсовые штаны, как у Оливера и Кристофера. У мамы тоже была тёмная кожа и карие, как у меня, глаза. У неё были уложенные тёмно-каштановые волосы, постриженные в каре. На поясе у неё хранился пистолет, но ей было разрешено его носить, ведь она выдала закон о запрете ношения оружия гражданским. Когда она находилась на работе, то была очень строгой, но дома всегда была любимой мамой. Но даже на работе, когда я рядом, она становится мягче, и поэтому некоторые, которым что-то от неё нужно, берут меня с собой.

Адам был одет в такую же одежду, но только зелёного цвета. Мама тоже вышила ему на футболке имя. Конечно, его и так все знают, но это просто так.

— Что произошло? — спросила мама, держа руки за спиной, как она всегда делает.

Прежде чем начать рассказывать, я переглянулась с Келли. Та незаметно кивнула, и я начала рассказ с того, что мы просто гуляли по городу и, когда услышали странные звуки, доносившиеся из торгового центра, решили зайти и проверить что там, а оказалось, что это были зомби. Келли подвернула ногу, когда мы убегали, а потом, когда выбрались, пошли сразу сюда, чтобы рассказать об этом. Правду говорить было опасно, даже я не знала, что нам могло грозить за то, что мы вот так вот пошли туда, куда никто никогда не ходит, а потом ещё и стреляли без разрешения. Это тоже было запрещено.

— Кристофер, — позвал Адам. Кристофер вышел вперёд, сохраняя каменное выражение лица, не выдавая эмоций. — Собери солдатов и отправляйтесь. Истребите этих тварей, нельзя, чтобы в моём городе расхаживали зомби. А после прорвёте все общественные заведения нашего города, и если увидите трупов — стреляйте, очистите город, — приказал Адам. Его лицо было искажено от ярости, и он крепко сжимал кулаки. Он очень дорожил этим поселением и был как капитан корабля, который готов оставаться до последнего на тонущем корабле.

Кристофер, ничего не сказав, развернулся к двери и марширующим шагом вышел из кабинета. Теперь взгляды снова переместились на нас. Стало не по себе, я даже предположить не могла, что нам сейчас скажут. Келли, похоже, тоже нервничала, она снова прикусила губу и смотрела то на меня, то на Адама и маму. Сердце в груди так бешено и сильно билось, даже когда я с раненой Келли сбегала от неразумных зомби оно так не билось. Казалось, что оно сейчас к чёрту пробьет грудную клетку и выпрыгнет из груди.

— Спасибо, девушки, что сообщили нам об этом, — наконец сказал глава Выживших. У меня буквально камень с плеч упал, — и я тихо вздохнула. Адам продолжил: — но заходить туда и рисковать своими жизнями не стоило. Вы могли просто доложить об этих странных звуках.

Адам снова оглядел меня и подругу взглядом родителя, который беспокоится за своих детей. Но он не был нам родителем, просто это человек с доброй душой, которых так мало. Ни я, ни Келли не осмелились ничего сказать ему, лишь коротко кивнули и виновато опустили головы.

Меня всё тянуло спросить про разведгруппу на Аляску. Да, это было безумно — выходить за стены поселения, но мне не хотелось больше сидеть в этих огромных бетонных четырёх стенах, ожидая, когда мы все вымрем здесь. Я хочу, наконец, увидеть что же стало с миром с тех пор, пока мы живём здесь. Может где-то там, куда не ходит наша разведка, уже есть люди, может там уже наконец снова зарождается жизнь, а мы одни сидим здесь и гниём.

— Я хочу вступить в разведку на Аляску, — твёрдо заявила я.

Если честно, мне никто об это не говорил. Я подслушала. Но Келли знала, от неё было невозможно что-то скрыть, вот и пришлось рассказать. Подруга не смогла меня переубедить, но я смогла её убедить пойти со мной. Так что в эту секунду я надеялась на её поддержку.

— Нивес, я буду вынужден тебе отказать, — сказал Адам. — Во-первых мы ищем людей, у которых есть опыт, тем, кому больше восемнадцати лет, а ничего такого у тебя нет, поэтому я говорю нет.

У меня уже опустились плечи, но я почувствовала на себе ободряющие взгляды Келли и Оливера и уверенность снова вернулась ко мне. Нельзя было сдаваться, когда я уже начала добиваться своего.

— Вы не найдете никого кроме нас, только мы с Келли годимся для этого, — я посмотрела на подругу и та мне улыбнулась. — Мы сможем, мы справимся, то, что нам нет восемнадцати ещё ничего не значит, у нас есть опыт и физическая подготовка, мы готовы идти в разведку.

Я бы сказала, что они просто не видели нас, когда мы так круто стреляли по этим зомби, но вовремя опомнилась, что они этого не знают.

Такая речь должна была заставить Адама согласится. Я посмотрела на него, и на его лице было замешательство, и когда он не знает, что решить, то советуется с моей мамой, которая, кажется, была на моей стороне. Адам посмотрел на неё, ожидая, что скажет она. Мама мягко улыбнулась, что значило, что она на моей стороне — это точно.

— Адам, моя дочь права, — сказала она. — Она и Келли прекрасно подготовлены, они подходят для этого задания. Я, конечно, как и ты понятия не имею откуда она об этом узнала, но мы и так не можем найти никого, подходящего для этого здания, а сейчас у нас есть добровольцы.

Казалось, будто Адам уже вот-вот согласится.

— Но у нас есть условия, — добавила мама, и я снова заволновалась. — Вы должны за две недели пройти курсы подготовки наших разведчиков и медиков. Ведь во время вашего пути с вами может произойти что угодно, вам нужно быть готовыми.

Я ожидала на много худшего. Немного поучиться это не так и страшно, но нам с Келли столько придётся учить, что не представляю, что нас ждёт за эти две недели. Но я уверена, что это будет того стоить.

— Мисс Леман, вы правда хотите участвовать в этом? — обратился он к Келли.

Келли попыталась встать, но, несмотря на протесты, она всё же встала, а Оливер поддерживал её за локоть.

— Да, я готова к этому и очень хочу вступить в разведгруппу, — решительно сказала она, и во мне вспыхнула гордость, что у меня есть такая смелая подруга.

— Завтра вы приступите к вашим заданиям. Первую неделю вы проведёте в больнице, там вам скажут, что вы будете учить. В конце недели сдадите экзамен, но это будет ещё не окончательный результат: всё будет зависеть от того, как вы пройдёте курсы подготовки наших разведчиков. Они объяснят вам всё, что будет нужно, и после вы так же сдадите экзамен. Мы посмотрим на сколько вы будете готовы и тогда уже примем точное решение: разрешать вам вступать в разведгруппу или нет, — добавила мама.

Интересно, мы будем выходить за стены? Вот что я первым делом подумала. Мне хотелось, чтобы первая неделя скорее прошла, и мы, наконец, перешли к самому главному. За экзамены я не переживала, я вообще не переживала и была в себе на сто процентов уверена.

Я повернулась к своей подруге и обняла ее. Мы смогли, мы уговорили их, я поверить не могла. Я была так счастлива и рада, что могла прямо сейчас сдать эти экзамены и не завалить их.

— Оливер, отведи Келли в больницу и проводи их до дома, а после присоединяйся к Кристоферу, — приказал Адам.

Оливер быстро среагировал. Он закинул руку Келли себе на плечи и пошёл к выходу. Бедная подруга еле успевала за его шагом, повезло, что она была того же роста, что и солдат. Я бы просто висела и не доставала до пола.
Когда дверь захлопнулась, Келли сама опустила свою руку, но Оливер, воспользовавшись этим, схватил меня за талию и покрутил в воздухе. То же, он сделал и с Келли. Мне всегда нравился несерьезный Оли. Он был уже не строгий Оливер, который вместе с братом управляет полицией, а Оли, который может сотворить все что угодно, и в компании которого невозможно соскучиться, был добрым и с отличным чувством юмора. Оли обнял меня и Келли за плечи и прижал к себе.

— Поздравляю, — сказал он. — Вы молодцы.

Я не могла сдержать улыбки от того, что мы отправляемся на Аляску с этим человеком: с ним не возможно было соскучиться.



Даша Вальдес

#20460 в Фантастика
#30123 в Разное

В тексте есть: постапокалипсис

Отредактировано: 22.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться