Выжившие

Глава пятая

Благодаря кое-каким связям, достать респиратор не было такой большой проблемой. Я подумала о том, зачем мне нужен именно противогаз, ведь там только отвратительная вонь, а не какие-нибудь химические газы. Я быстро слиняла, пока у меня не стали просить что-то взамен. Отдавать мне было нечего.

На улице стало ещё темнее, было жутковато ходить по ней одной, зная, что поселение не такое уж и безопасное, как говорят. Меня успокаивал холодный металл огнестрельного оружия за поясом. При любой опасности я, не раздумывая, вытащу его, но главное не нажать на курок, полностью не поняв, кто это. Может, просто прохожий, а я пробью ему череп своим двадцатым "глоком" десятого калибра.

Я не стала медлить, ускорила шаг и потом наконец побежала к тому странному торговому центру. Сумка, в которой лежали мои вещи и респиратор, ударяла по ноге при каждом шаге, но это не помешало добежать до торгового центра вовремя. Полицейские оградили территорию здания жёлтой полиэтиленовой лентой в чёрную полосу, как раньше ограждали места преступлений. Как странно, но никто не стоял на стороже, чтобы никто (например, я) не прошёл за ленту. Это не было похоже на Хансов. Я видела лучи фонарей полицейских у входа в здание и слышала их не громкие короткие переговоры. Открыв сумку, достала свой фонарь, вытащила "глок" из-за пояса и проверила наличие пуль в обойме. В тот раз заполнила его до отказа и ничего не поменялось.

Пока меня не заметили, я гуськом проползла под лентой ограждения. Не успела сделать и несколько шагов, как послышались щелчки снятых предохранителей и множество лучей фонарей, прикреплённых к ружьям, устремились на меня. От неожиданности я машинально подняла руки, в одной из которых был заряженный пистолет, а в другой включённый фонарь. Заметив какое-то движение у себя на груди, я опустила глаза и увидела большое количество красных лазерных точек. Готова поспорить, примерно столько же было у меня на лбу. Я оглянула солдат. Их было около десяти, может и больше: в темноте и от яркого света фонарей я плохо могла разглядеть сколько их было.

— Нивес?! — вдруг послышался удивлённый знакомый восклик, и тут же последовал приказ: — Опустить оружие!

Мгновенно все точки и яркие белые лучи пропали с меня и остался лишь один, который принадлежал Оливеру. Я опустила руки и посветила на Оли, чтобы видеть его. Он был удивлён, даже шокирован, но самое главное — зол.

— Нивес Мартин, гражданским находиться на ограждённой территории запрещено; мы вынуждены проводить Вас до вашего места проживания до наступления комендантского часа, — произнёс офицер. — Винс!

К Оливеру подошёл какой-то мужчина лет двадцати пяти и такого же телосложения, как Оливер, но выше сантиметров на двадцать. 

— Проводи гражданскую до её дома, ты же знаешь где живёт Каролина Мартин? — обратился Оливер к Винсу.

Тот коротко кивнул и обернулся ко мне. Он был куда крупнее меня и шансов сопротивляться у меня не было. Зато я вовремя вспомнила о своём пистолете и, не думая, направила дуло в сторону солдата. Тот тут же остановился и ошарашенными глазами уставился на "глок". Он медленно повернул голову к офицеру, ожидая его реакции. Я тоже перевела взгляд на Оливера, не опуская пистолета. Оказывается, все солдаты смотрели либо на меня, либо на Оливера. Сам офицер будто витал в облаках и когда один из солдат кашлянул в кулак, Оли вернулся в реальность.

— Кхм, Нивес, опусти пистолет. И откуда он у тебя, ты же знаешь, что гражданским запрещено носить любые виды оружия?

Я не ответила, продолжая целиться в Винса. Тот не делал ни шага, видимо, серьёзно думал, что я могу выстрелить в живого человека.

— Нивес, — предупреждающе произнес Оли.

Я снова оглядела солдат и тихо выдохнула, набравшись сил для ответа.

— Я пришла сюда для того чтобы перебить зомби вместе с вами. Я с самого момента, как мы оказались в этих четырёх стенах, мечтаю прострелить трупу голову. Мечтаю уничтожить их всех, отомстить за смерть отца и рану Келли, — я не заметила, как в горле образовался ком, нижняя губа задрожала, а глаза накрыла пелена слёз. — Я, конечно, понимаю, что месть здесь вряд ли что-то значит и уничтожить чуть больше шести миллиардов живых мертвецов нереально, но... — я запнулась, услышав выстрел, доносившийся из здания торгового центра.

— Крис! — закричал Оливер.

Он одной рукой схватил респиратор, который всё это время свисал с его шеи. За несколько секунд все солдаты без слов натянули свои респираторы на лица и побежали вслед за своим главнокомандующим. Лучи их фонарей бегали туда-сюда по земле и стенам здания, пока те бежали.

Я сначала в ступоре смотрела на то, как они бегут, но потом опомнилась, что мне нужно бежать за ними и скорее стала вытаскивать из сумки респиратор. Натянув его на лицо, я побежала за солдатами в здание торгового центра.

В одной руке крепко сжимала "глок", а в другой фонарь. Я бежала ровно за солдатами и увидеть их могла только благодаря свету фонарей. Но вдруг я обо что-то споткнулась и, ещё бы чуть-чуть, и встретилась бы с землёй лицом к лицу. Мне так хотелось пнуть то, обо что я споткнулась, но мне хватило ума посмотреть что это. И как я была рада, что не пнула свой автомат, который оставила здесь ещё днём. Подняла его и, зажав фонарь подмышкой, а "глок" между коленями, открыла обойму и обрадовалась ещё больше, когда она оказалась пуста лишь на половину. Вряд ли хватит, но где-то у меня ещё должны остаться патроны.

Я закинула его ремешок за спину и подняла голову на здание. Солдаты быстро взобрались по лестнице и сразу же свернули налево. Я быстро поднялась вслед за ними, но, как только оказалась в здании, свернула вправо.

Спустя несколько минут, полностью осознала, что очень сильно ступила, свернув в другую сторону. Изредка доносились шорохи, но, повернув в их сторону фонарь, я не видела ничего кроме старых вещей. Порой до моих ушей доносились те самые чавкающие звуки, которые издают зомби. Но ощущение преследования всё никак не проходило. 

Вдруг что-то металлическое в бутике позади меня грохнулось на пол, создавая такой грохот, что даже солдаты на другой стороне торгового центра могли его расслышать. Автоматически повернулась в ту сторону, направив в бутик луч фонаря. Я успела среагировать и увернуться, когда высокий труп выпрыгнул на меня и хотел было схватить, но шмякнулся на пол.

Выбравшись из оков страха, побежала обратно откуда пришла. Я прекрасно слышала, что труп бежал за мной и, кажется, он уже был не один. Автомат метался из стороны в сторону, пока в итоге не скатился вниз по руке, а поправить его я не могла: обе руки были заняты. Но, наконец, я увидела уже знакомый неработающий эскалатор и стала по нему взбираться, но автомат несколько раз бил меня по ногам, в бок или по животу, но до второго этажа я добралась вполне живая.

Я сразу побежала вперёд, хотя ноги начали показывать, что им нужен отдых, особенно после подъёма по лестнице. Но если я остановлюсь, то вечный отдых на Том свете мне гарантирован.

Я обернулась, чтобы проверить нет ли за мной зомби, но, пробежав несколько метров, не следя за дорогой, я врезалась во что-то и сбила его с ног. Именно с ног. Сердце заколотилось в два раза сильнее, потому что в моём мозгу сразу промелькнуло: "Зомби! Ты врезалась в зомби!". Мне повезло, что, когда я приземлилась на спину, за ней и на самом полу ничего не было. Зато болела голова и рёбра, но, пошевелившись, я поняла, что рёбра целы.

Я сразу стала пытаться встать, чтобы бежать пока на меня не напали и не убили, но голова болела так, как будто по ней ударили молотком. При каждой попытке встать к горлу поступала тошнота, а по голове снова "ударял молоток". Но меня взяли под подмышки и сначала куда-то оттащили, а потом посадили на что-то деревянное. Кажется, это была скамейка, потому что, когда я упала на бок, не свалилась на пол, а осталась лежать там, куда меня изначально посадили.

— Нивес, — послышалось сквозь невыносимый гул в голове.

Я пыталась сфокусироваться на звуке моего имени и, когда гул начал наконец потихоньку стихать, смогла открыть глаза. Я увидела только белый свет фонарей и закрыла глаза руками. От ярко света ещё хуже разболелась голова и глаза в придачу.

— Господи, — сдавленно взмолилась я. — Прекратите светить мне своими грёбанными фонариками в глаза: и без того худо.

Я, несмотря на вновь подступившую тошноту, села на скамейке, придерживаясь рукой за голову. И в этот момент я поняла, что руки пусты: фонарь, "глок" и автомат выпали ещё тогда, когда я столкнулась с тем человеком. (Слава Господи... это человек!) Я резко встала и сразу же пожалела о своём действии. Голова заболела так, что я не сумела устоять на ногах и если бы меня не подхватили, то упала бы лицом на плитку.

— Куда ты пошла?! — услышала я знакомый мужской голос.

— Мой... пистолет... — прокряхтела я.

— Что?

Я сдалась и снова вернулась на скамейку. А что если у меня сотрясение? Как теперь я отправлюсь на Аляску, тем более у меня завтра начинается учёба. Я никак не хотела упускать шанса в кои-то веки выбраться за стены. Если, конечно, меня за мои нарушения закона не посадят в тюрьму...

Долго сидеть и приходить в себя я не могла, потому что на наш этаж поднялись зомби и тогда пришлось бежать. Конечно, Кристоферу и Оливеру было приказано уничтожить всех зомби в городе, а не бежать от них, но тогда реально единственным способом было — бежать. Зомби было в два раза больше, чем всех солдат, и они были слишком близко к нам и, как я уже упоминала они не такие медленные, как может показаться. Мне помогал бежать Винс, ведь сама бы не справилась и грохнулась бы на первых десяти метрах, а потом об меня споткнулись и всё: кранты всем. Голова болела, она нисколько не проходила, а учитывая, что я совсем не отдыхаю, и не пройдёт. Тошнота зато прошла. Хоть что-то хорошее всё-таки было.

— Крис, гранату! — по голосу я определила, что крикнул Оливер. Спустя несколько секунд послышалась команда, обращённая ко всем: — На счёт три все сворачивают вправо и ложатся на пол! Берегите головы!

Ну спасибо, Оли, что напомнил обо мне, подумала я. Я услышала, как Оливер, бегущий позади нас, сдёрнул кольцо с гранаты. Теперь должен пойти отсчёт.

— Раз!.. Два... ТРИ!

Оли швырнул гранату назад, а мы одновременно забежали в ближайший бутик рядом с нами и легли на пол. Я снова чуть не ударилась головой и, от резкой смены вертикального положения на горизонтальное, вернулась тошнота. Я сжалась комочком, как и все солдаты, закрыв голову руками, и тут прогремел взрыв. К счастью, стекло нашего бутика не уцелело ещё до того, как мы пришли сюда. Иначе всех бы переубивало осколками от взрыва. Взрыв был довольно приличным, никто, кто был в зоне поражения, точно не выжил бы. К счастью, в этой зоне никого и наших не оказалось. Зато нас прилично обсыпало штукатуркой с потолка, но все были целы.

— Всё в порядке? — крикнул Кристофер; он уже стоял на ногах.

Послышались глухие и сдавленные "да" и "ага". Вот у меня всё ещё продолжала болеть голова и ужасно тошнило, что я еле держалась, чтобы меня не вырывало прямо здесь. Я держалась одной рукой за живот, а другой прикрывала рот. Не могла встать, беспомощно лежала на полу, сжавшись в позу эмбриона, и с трудом подавляла рвотный позыв.

Кто-то произнёс мое имя, и я почувствовала прикосновение на плече. Я не могла ничего сделать: после бега у меня ныли мышцы, голова раскалывалась на части, тошнота наступала всё с большей силой, в ушах до сих пор стоял грохот взрыва и гул. Я почувствовала, что больше не могу терпеть, резко вскочила и побежала за кассу, где наконец меня стошнило. Одной рукой придерживала респиратор, который слетел с моего лица ещё когда столкнулась с кем-то.

Когда наконец всё, что могло только выйти, вышло, я еле поднялась на ноги, вышла из-за кассы и поняла, что кроме Оливера в бутике никого не осталось. Он тут же подбежал ко мне и успел подхватить на руки, когда я чуть не упала на пол, не устояв на ватных ногах.

— Нивес, — послышался его голос сквозь пелену различных неприятных звуков, - я прикажу Винсу отнести тебя в больницу...

— Нет, — выдавила я. — Я в порядке.

Я встала на свои две, немного придерживаясь за плечо Оливера. Слава Богу, тошнота прошла и осталась лишь головная боль. Но и она постепенно начала отступать, и я смогла самостоятельно стоять на ногах без чей-то поддержки.

— Нивес, у тебя сотрясение, тебе нужно в больницу, — продолжал настаивать Оливер.

— Мне лучше, — заверила я. - Голова не болит.

Оли не ответил, но через несколько секунд я почувствовала в своей руке холодную рукоятку огнестрельного оружия. Подняв руку, чтобы разглядеть, что оказалось в ней, сразу узнала свой "глок". От порыва счастья головная боль ушла на второй план, и я крепко сжала рукоятку, довольно улыбнувшись.

— Я допущу тебя к заданию, если ты пообещаешь, как только всё закончится, пойти в больницу, — сказал Оливер.

Я не могла в это поверить. Оливер действительно это сказал? Было сложно в это поверить, но он сам отдал мне мой пистолет, а это значит, что он совершенно серьёзен. Всё равно какая-то часть меня с трудом верила в это.

— Я обещаю, — ответила я, пристав на носочки и крепко обняв офицера. Он обнял меня в ответ и тревога, что я зря это сделала, прошла.

— Оли, — вдруг окликнул офицера его брат. — Скорее сюда!

Я так не хотела отстраняться от тёплого и такого родного Оли, но сейчас было не до обниманий. Только мы вышли из бутика, как в глаза бросились последствия взрыва гранаты. Особенно в нос ударил запах гари и дыма. Несколько отделов торгового центра взорвались, от них остались лишь каменные глыбы и ошмётки гипсокартона. Отдел, где мы прятались, почти не пострадал и здесь нам просто сказочно повезло. Но самым ужасным и был пожар: горело всё. 

Пламя было в метрах двадцати от нас и приближалось. Я снова натянула на лицо респиратор, и воздух стал чище, но глаза жгло от едкого дыма. Только жар огня проникал в лёгкие, и я уже за несколько минут покрылась каплями пота. В куртке было невыносимо жарко, а как только это терпели солдаты в своей форме. К нам подошёл Кристофер и громко заговорил, обращаясь к Оливеру. Его лицо было местами запачкано сажей и штукатуркой с потолка, как и одежда. Оливер выглядел ничуть не чище своего брата. На тёмных волосах белая известь была видна ещё лучше, а свет пламени освещал так, что нужда в фонарях откладывалась.

— Я уже вызвал пожарных: жилой сектор слишком близко и пламя нужно потушить. А сейчас мы продолжим то, зачем нас послали сюда! 

Кристофер приказал солдатам следовать за ним, а мне и Оливеру и без слов было ясно, что нам тоже нужно идти вслед за ним.

Пожарники приехали ровно через пять минут, как только Крис вызвал их. За это время, разделившись, мы осмотрели половину здания и убедились что те трупы, которых взорвал Оли, были последними. Пожар устранили, пока всё здание не начало гореть, и если бы его не потушили за двое-трое суток, то от нашего жалкого поселения не осталось бы ничего кроме пепла. 

Под шумок я сбежала оттуда, пока никто не замечал меня, и быстрым шагом пошла домой. В больницу идти не хотела, ведь меня могли не допустить к учёбе, которая начнётся уже завтра, а без сданных экзаменов не видать мне Аляски.



Даша Вальдес

#20424 в Фантастика
#30064 в Разное

В тексте есть: постапокалипсис

Отредактировано: 22.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться