Выжившие

Глава шестая

Открыв входную дверь нашей квартиры я ожидала увидеть взволнованную маму, сидящую с чашкой крепкого кофе в руках за кухонном столом, но увидела лишь темноту, заполнявшую всю квартиру. Лишь бледные лучи тусклых уличных фонарей, работающих на накопленной за день энергии солнца, попадали через не зашторенные окна в квартиру. С одной стороны было хорошо, что дома никого не было, но с другой было одиноко и жутковато находиться в большой квартире одной, когда перед глазами всё ещё стояли образы отвратительных зомби. Головная боль, неприятный шум и тошнота стали почти незаметными, так что я не стала никуда ходить. Тем более, если бы мама увидела меня, мне бы не поздоровилось. Подозрения о сотрясении частично улетучились, но при резких движениях к горлу снова подступала тошнота, а перед глазами всё начинало плыть.

Мне хотелось буквально смыть весь этот день и лечь спать, начав со следующего дня другую страницу жизни. Вернувшись с Аляски я вряд ли останусь обычным жителем поселения Выживших и продолжу числиться в рядах гражданских. Если разведка пройдёт удачно и Адам получит то, чего так ожидал увидеть в виде результатов разведки, мы все будем неплохо вознаграждены. Но тогда главное было одно — не вляпаться в какую-нибудь передрягу, из-за которую меня с лёгкостью могли бы упрятать в тюрьму и лишить места в разведгруппе за эти две недели.

Я в темноте нашла выключатель, и ванную наполнил глухой гул и белый свет лампы, находящейся на потолке. За десять лет комната, как и квартира, немного потрепалась, но бывшие жильцы не были такими скупыми и не пожалели денег на неплохой ремонт. Интересно, они хоть на секунду задумывались, что может произойти завтра, через день или вообще когда-нибудь? Думали ли они, что успеют пожить в их квартире достаточно долго, прежде чем уйти на Тот свет? Признаюсь, я бы и мысли такой не допустила. Пока у тебя есть возможность, хватай её и воспользуйся! Мы живём всего раз, никто ещё нам точно не сказал, что будет с нами после того, как мы уйдем на Тот свет, ведь никто не возвращался оттуда. Как там говорят? Живи так, будто этот день для тебя последний. Для многих людей десять лет назад всё так и было, но они вряд ли догадывались.

Тёплая вода расслабляла, отвлекала от всех плохих мыслей. Хотелось просто на мгновение забыть обо всём, что тревожило. Забыть о конце света, поглотившего нашу родную планету по нашей же вине. Забыть о том, что может ещё через пару десятков лет от человечества ничего не останется, кроме страниц в истории, которую уже никто не узнает.

Я потянулась к сумке, которая лежала на полу рядом с ванной, и мокрыми руками достала из неё плеер и длинные наушники. Музыка всегда была самым лучшим и безвредным наркотиком, который действительно открывал двери в лучший мир. Конечно, бывают такие песни и просто мелодии, которые только усугубляют ситуацию, но в моём плейлисте таковых не было. Засунув наушники в уши и включив песню, которую слушала ещё днем, я прибавила громкость и убрала плеер на стол, что стоял рядом с ванной. Прикрыла глаза и представила себе другой мир. Не этот, полный кошмаров и бесполезной надежды: я всё также хожу в среднюю школу Хьюстона, общаюсь со своими уже погибшими друзьями, которых знала ещё с первого класса. Как после школы я играю с отцом либо в бейсбол, либо в футбол, гоняя мяч по газону, и после чего мы оба получали от мамы. Я представила, как на мой десятый день рождения, как и обещали, мне дарят серого щенка маламута. Как щенок растёт и становится собакой выше меня; как я играю с ним; как отец показывает как его дрессировать, а мама следит за этим и улыбается. На её лице нет тех морщин, которые появились за эти десять лет; в её тёмных густых волосах нет седых корней. А папа жив, как всегда бодр и оптимистичен. Я оканчиваю школу и уезжаю в Лос-Анджелес в поисках удачной карьеры и любящей семьи. Но теперь это лишь мечты, которые уже никогда не воплотятся в реальность. Отца больше нет, а мой десятый день рождения был не таким, каким я его себе представляла. Лос-Анджелеса тоже больше нет. Теперь это такой же город, как и Санта-Фе до нашего прихода. Город, полный трупов, которые просто лежат и разлагаются, или же тех, которые ходят и разлагаются, при этом убивая тех, кто ещё не умер и не лежит и разлагается. Мы очистили поселение от таких, чтобы здесь можно было жить. К сожалению, сделать это со всем миром невозможно.

Пролежав в ванне около часа, я вымылась, чувствуя себя губкой, впитавшей всю воду. Дома всё ещё никого не было, а всю грязную одежду, которая была на мне весь длинный день, я бросила в белую корзину, поэтому всего лишь обмоталась полотенцем и, шаркая по полу ногами, дошла до шкафа в своей комнате. Из него достала свежее бельё и мягкую чистую пижаму, которая пропиталась запахом порошка. Одевшись, я откинула пуховое одеяло с кровати, и легла на неё. Укрылась, подтянув одеяло к горлу.

***


Утро не задалось, не успев ещё начаться. Из-за кошмаров, пугающих меня на протяжении всей ночи, я перевернулась через край кровати и с грохотом, будто проломился пол, упала на него, потянув за собой одеяло. Было не плохо, если бы упала на него, а не под него, но, как я сказала ранее — утро не задалось. Через несколько секунд я услышала топот за дверью, и мама вошла в комнату. Она была в рабочей одежде, значит, даже не ложилась. Быстро бросив взгляд на часы, показывающие пол четвёртого ночи, я вопросительно уставилась на маму и взамен получила точно такой же взгляд. Она выглядела очень уставшей и измученной. Неужели, она только сейчас вернулась с работы? Редко случалось, что она задерживается до четырёх утра.

— Ты что, ещё не ложилась? —решила я заговорить первой.

— Проблемы со стройкой стены. — ответила она без всякого испуга и волнения в голосе, будто так быть и должно. — Зомби атаковали южную стену. Рабочие с трудом смогли не пропустить их. Погибло семь человек, ещё трое ранены.

Подавляя слёзы и проглотив комок страха, застрявший в горле, я рискнула спросить:

— Их теперь будут держать на том этаже Главного дома, куда мне нет доступа?

Мама едва заметно помотала головой. Значит, я была не права и всё ещё хуже.

— Всё на много серьёзнее. Если бы мы оставили их в поселении, то нам бы не удалось сдержать их. Там находятся не зомби, Нивес, там находятся лишь те, в поведении которых можно распознать признаки вируса в организме. Когда они обращаются, нам приходится от них избавляться.

Воображение сразу представило то, как от них «избавляются». Как к их голове подносят дуло пистолета; как нажимают на спусковой крючок; как пуля пробивает череп, убивает мозг. Самый верный способ уничтожить живого мертвеца. Я сама не раз делала это. Вчерашний день тому доказательство. Но, по какой-то причине, сейчас мне стало страшно за тех, кто заражается и медленно умирает. Я никогда не забывала про ту семью, разговор которых подслушала вчера днём. Возможно, тот мальчишка был заражён, но, судя по разговорам его родителей, он обладал иммунитетом к вирусу. Мне следовало рассказать об этом Адаму или маме, но я боялась, что это окажется неправдой и мальчика убьют вместе с его родителями. Может, он даже не был заражён.

— Мам, иди спать, тебе нужно отдохнуть. У тебя был тяжёлый день.

Я встала с пола, закинув одеяло обратно на кровать. Мама кивнула.

— Я и правда вымоталась, — сказала она, — Ты тоже ложись. Тебя ждёт трудная неделя.

— Обязательно.

***


Невероятно, как быстро прошли две недели нашей с Келли подготовки к разведке на Аляску. У нас не было ни единого свободного дня: первую неделю нас с первого же дня загрузили тестами, домашними заданиями и уроками так, что у нас не оставалось времени на тренировки. Чтобы успешно сдать экзамены, нам приходилось полностью погружаться в учёбу. За две недели мы изучили весь курс, который проходят все, кого готовят в разведгруппы. Вторая неделя прошла проще первой: в основном, нас учили способам выживания там, за стенами поселения, а экзаменом была небольшая разведка территории за стенами. И, конечно, уничтожение врагов.

«Никто не говорил, что будет легко,» — неустанно повторял Оливер каждый раз, когда я жаловалась ему.

Теперь пришло время ко второму экзамену, от которого зависела наша дальнейшая жизнь. Кристофер озвучивал план нашей короткой разведки, смысл в которой заключался в том, сколько зомби мы вычислим и убьём. Также нужно было узнать не планируют ли они напасть на поселение. Ведь возможно всё, абсолютно всё. Наших было немного. Нас было шестеро: я, Келли Леман, Оливер и Кристофер Ханс, Блейн Рамирес и Мери Ли Хейз.

Блейн — гиперактивный двадцатилетний парень, по поведению которого можно сказать, что он всё ещё подросток. Он просто обожал играть в приставку, без толку занимая место в полиции. Парень был одним из тех, кого Адам встретил, бродя по Соединённым Штатам. Я пришла в бешенство, когда узнала, что этого недоразвитого идиота взяли с нами в разведку. Он же запросто мог испортить всё, что можно и нельзя. Однажды, когда Блейну дали место в одной из таких разведок местности, он умудрился потеряться в городе, полного трупов, и чуть не подверг опасности всю свою команду, выронив любимый гаджет из кармана брюк. В тот момент их команда проходила мимо небольшой кучки зомби. Теперь, спустя год, ему дали второй шанс. Хоть он и обещал быть внимательнее, моё волнение и негодование это не уничтожило.

Мери Ли Хейз — ну просто примилейшая девушка. За мягкий и доброжелательный характер Мери хотелось назвать божьим одуванчиком. А милые и детские черты лица придавали ещё большего умиления образу девушки. Это была её первая разведка. Вот, совсем на днях, ей исполнилось восемнадцать лет и она получила разрешение от Каролины Мартин. Теперь девушка — полноправный член городской полиции, допускающийся к выходам за стены.

Нас заставили надеть серую униформу и специальные шлемы на голову, к котором был прикреплён микрофон. В ухо уже был вставлен наушник, связывающий всех нас как рация. На руках и ногах красовались приспособления, которые не мешали движению и стрельбе, но отлично спасали от укусов живых мертвецов. Я никогда не могла запомнить из название.

И вот, мы, с дробовиками наготове, стояли возле ворот, которые открывались под действием механизмов. Двое караульных, одетых точно также, как и мы, стояли с каменными лицами у входа. Ещё двое стояли за стеной, следя за городом по ту сторону. Их работа была самой опасной. Добровольно я бы не согласилась на эту должность. Раздался гул, и дверь, скрипя старыми механизмами и елозя по асфальтному покрытию, начала открываться. Она открывалась лишь на половину: больше было запрещено. В ширину дверь была ровно два с половиной метра, а в высоту — пятнадцать. Она была сделана из множества металлических листов, как и большие части стен. Где-то стояли каменные участки, но для того, чтобы так хорошо укрепить стену, уходило много материала. Металл же брали с обшивки автомобилей и других разных железных конструкций, которого в поселении и в его окрестностях бери не хочу.

— Чисто! — раздался мужской грубый голос за стеной. Подняв дробовик и приложив указательный палец к курку, я вышла вслед за Келли.

За воротами город значительно отличался от города в поселении. Там, где жили мы, были люди, а здесь не было ни единой души. Все окна в заданиях были разбиты; на тротуарах валялся разнообразный мусор, собравшийся здесь за десяток лет. И много, много осколков стекла. Множество зданий были чёрными после случившихся в день Конца света пожаров. Таких зданий в поселении было всего лишь два. Небоскрёбы были заброшены; вывески, которые когда-то были приклеены к зданиям, клочками развевались на ветру, что придавало городу ещё более опустошённый и зловещий вид. Солнце едва пробивалось через тучи, не дававших лучам светила коснуться почти погибшей поверхности планеты. Через квартал от поселения был парк, в котором я так хотела побывать. Пусть теперь там всё и не так, как было десять лет назад.

— За мной! — раздался голос Кристофера в наушнике и все двинулись за ним к парку.

Это был уже не тот зловонный торговый центр, который снесли неделю назад. Это было во много раз масштабней и опасней. Зомби находились на каждом углу. Отвлекаться было нельзя, иначе это могло стоить жизни. При каждом дуновении ветра и шорохе — оборачивалась на звук, уже приставив приклад к плечу и выискивая цель через мушку. Всё было тихо, пока мы не добрались до ограды парка.

Зомби, будто устроив нам засаду, выбрались на пустующие улицы и огромной мёртвой массой двинулись на нас. Каждый из нас стрелял по своей цели. Заряд-цель-выстрел, заряд-цель-выстрел. Случалось, что патрон не попадал в быстро движущуюся цель и тогда меня чуть не разрывало от досады. Лишь зря потраченный снаряд. Зомби падали под звуки выстрелов, но тут закончились патроны в обойме моего дробовика. Я нажимала на спусковой крючок, но в ответ мне раздавался лишь глухой щелчок.

— Быстро все в парк! — проорал Оливер в микрофон. Он не мог контролировать свой голос, поэтому мы все чуть не оглохли на одно ухо.

Перекинув оружие через плечо, я, схватив Келли за куртку, побежала вслед за Хансами. Блейн и Мери бежали позади нас; раздался последний выстрел, а затем до боли знакомый глухой щелчок. Теперь были слышны лишь вопли и все прочие звуки, издаваемые зомби. Патроны закончились у всех.

Большинство деревьев парка были без листьев, ведь была осень. О когда-то зелёной траве было ни намека. Лишь голая земля, да покрытые грязью бетонные дорожки. Застоявшаяся вода в пруду издавала такую вонь, будто там лежало множество разлагающихся трупов. Самое ужасное — это видеть человеческие останки убитых вирусом людей, лежащих на голой земле парка.

Вдруг, в тенях берёзовой рощи, я разглядела едва уловимый силуэт небольшого одноэтажного здания. Вот он — шанс зарядить всё оружие и вернуться в поселение.

— Смотрите! — воскликнула я, ткнув в сторону постройки пальцем, но, услышав свой испуганный вопль в наушнике, опомнилась и сказала чуть тише: — Бежим туда, может, там безопасно.

Головы солдат резко повернулись в указанную мной сторону. Кристофер прокричал приказ, чтобы все мы бежали к этому зданию. Не медля ни секунды, мы рванули изо всех сил к нему. Позади были слышны душераздирающие вопли живых мертвецов, которые нагоняли ещё больший ужас. Не хотелось бы мне встретиться с ними лицом к лицу.

— Чёрт! — вдруг раздался голос Блейна в наушнике.

Я обернулась и увидела, как он, оглядываясь по сторонам, бежит назад.

— Солдат, возвращайся немедленно! — Оливер хотел было побежать следом, но перед ним встал Кристофер, не давая пройти.

— Блейн, вернись, — тонкий и испуганный голосок Мери можно было спутать с помехой в радио.

— Солдат Рамирес, немедленно возвращайтесь. Это приказ! — снова скомандовал Оливер, но ответа от Блейна не последовало.

— Его нужно вернуть, пока зомби не напали на… — Келли не успела договорить.

Вдруг, откуда ни возьмись, выскочил огромный, видимо, качок при жизни, зомби. Блейн никак не ожидал такого нападения и не успел увернуться от него. Зомби-качок набросился и легко повалил напуганного солдата. Даже на таком расстоянии было видно, что Блейн пытался защититься, но его старания были напрасны. Его вопли были слышны и без наушника.

Я хотела было сорваться с места, чтобы спасти его, но меня резко схватили за рукав куртки и моё тело чуть не отбросило назад. Мольбы о помощи и крики от боли резко заглохли, но на их место пришли всхлипы Мери и Келли. Я сама не могла остановить подступившие слёзы, от которых щипало в глазах. Нижняя губа дрожала так, что я была готова разреветься прямо сейчас. Да, я его ненавидела, но видеть, как человек, который выжил в первые «волны» зомби, глупо погиб во время небольшой разведки — было больно. Он был одним из Выживших.

— Быстро бежим! Хватит стоять. Его не спасти! — голос Кристофера резко вытащил меня из оков страха и мыслей.

Я взяла подругу под руку. Она, кажется, была готова остаться стоять на месте и последовать за Блейном.

Двери здания были заперты, но мы нашли разбитое окно и перелезли через него, стараясь не задеть торчавшие из оконной рамы осколки.

— Он погиб! — Мери вдруг накинулась на Криса. С виду хрупкая девушка толкнула офицера к стене и прижала дробовик к его шее. — Это ты не дал его спасти!

— Солдат! — Оливер резко отдернул Ли Хейз от брата и скрестил её руки у неё за спиной, чтобы та не могла вырваться и снова напасть на Криса.

— Отпусти меня, отпусти! — в истерике кричала Мери.

Я быстро глянула на Кристофера и увидела, что гнев буквально кипел в нём. Ему самому было жаль Блейна. Он бы всё сделал ради его спасения, но мог потерять и оставшихся членов команды. Его можно было понять. И я понимала.

— Мери, успокойся, пожалуйста, Кристофер не виноват, — я обняла девушку, надеясь, что это поможет ей успокоиться.

У неё была истерика, а не знала, что сделать, чтобы она пришла в себя и перестала плакать.

Девушка успокоилась лишь через час. За это время в наше временное убежище несколько раз прорывались живые мертвецы, но, к счастью, их было не много и мы могли отбиться. Теперь нам предстояло вернуться в поселение живыми и здоровыми. Блейн… Как бы я ни ненавидела его, мне было жаль парня. Мы даже не спасли его, хотя могли. А тот не смог защититься… Он был одним из наших. Он был из тех не многих людей, которые спаслись.

— Все готовы? Ничего не оставляем. Идём вслед за мной, не отстаем. Оглядываемся, стреляем на поражение без предупреждения, — командирским тоном проговорил Кристофер.

— Они не предупредили Блейна, когда напали на него, — язвительно ответила Мери, бросив на Кристофера озлобленный взгляд. — И это зомби. Не обязательно их предупреждать, офицер.

Кристофер косым взглядом посмотрел на девушку, но по его сдвинутым бровям и широким ноздрям было видно, как он зол. И, скорее всего, больше на себя, чем на Мери или Блейна. Я не знала Кристофера на столько хорошо, но могла предположить, что он чувствовал.

Теперь парк был моим самым ненавистным местом и желание скорее уйти подальше только увеличивалось. Но бежать было нельзя. Зомби больше реагировали на быстро движущиеся объекты, поэтому Блейн и стал жертвой одного из них. Мы шли умеренным шагом. Не превышали скорость, но и не плелись, как улитки. Я шла вровень с Мери, но, находясь рядом с ней, мне передавалось всё её напряжение и из-за этого тряслись руки, держащие заряженный дробовик. Впереди шёл Кристофер, а рядом с ним — Келли.

Было подозрительно тихо. Никаких звуков, которые могли бы намекнуть на присутствие зомби. Но они были. Они были рядом и следили за тем, как мы идём. Это было абсолютной правдой. И также было правдой то, что они могли напасть в любой момент.

— Господи, Блейн. — прошептала Келли, когда мы проходили мимо того места, где его убили.

Земля окрасилась алой кровью бывшего солдата, но его тела не было. Неужели, трупы его утащили? Такое возможно? Не было и оружия. С одной стороны, было плохо, что его дробовик не был заряжен, а с другой — хорошо. Если бы он попал в руки этим неразумным существам… Вряд ли они были бы способны сделать больше одного выстрела: дробовику нужна перезарядка. Но если бы он был заряжен, то у солдата был бы шанс спастись.

На окровавленной земле лежали порванные клочки одежды, которую полностью пропитала кровь. Рядом лежал расколотый на три части шлем. Его ремешки были разорваны, а, значит, его не отстегнули, а порвали. Оливер нагнулся и поднял заляпанный красными пятнами чёрный шлем. Он осмотрел его, и я смогла разглядеть царапины на поверхности. В памяти вспыхнул момент, когда я увидела стол в заброшенном здании, на котором были следы когтей неизвестного существа, пальцы которого были расположены также, как человеческие. Офицер убрал его в рюкзак.

Я снова осмотрела окровавленное место. В поле зрения попала одна из частей человеческого тела. Точнее две — пальцы. Это было очень противно так, что я тут же отвела взгляд. Но Мери тоже видела это и нагнулась к ним. Оказалось, на одном из пальцев осталось кольцо. Ей было всё равно на кровь, на оторванную часть тела Блейна, она сняла это кольцо и крепко сжала в своём небольшом кулаке. Девушка поймала на себе взгляд Кристофера и ответила на него, но в её глазах горело пламя гнева. Никогда бы не подумала, что Мери Ли Хейз могла быть так зла. На сколько я помнила, они с Рамиресом не были лучшими друзьями, но частенько общались. Но она сама по себе очень впечатлительная.

Лишь стоило мне задуматься, как я потерялась в облаках и «очнулась» лишь тогда, когда увидела Мери, сжимающую пистолет в обеих руках. Дуло было нацелено на Криса, а указательный палец дрожал перед спусковым крючком. По запачканному кровью Блейна лицу девушки стекали слёзы, которые она и не прятала.

— Солдат Ли Хейз, немедленно опустите оружие, иначе мне придётся принять меры, — даже по рации было слышно, как дрожит голос Оли. Его дробовик был направлен на девушку.

— Ни за что, — холодно произнесла Мери.

Услышав этот тон, я внутренне съёжилась. Казалось, что это была не Мери, а другой, похожий на неё, человек. Более жёсткий и способный к убийствам людей.

Кристофер молчал. Он, не выдавая эмоций, смотрел прямо на нацеленный на него пистолет. Его рука была на пустой кобуре, в которой всегда лежал его девяти калиберный Ругер. Этот пистолет был с ним уже лет пять точно. Старый, обшарпанный, но верный. Теперь, одним выстрелом, он мог убить своего владельца.

— Ты виноват в его смерти! — вены на не скрытой шее девушки набухали и пульсировали от ярости, кипящей в них.

Опущенный спусковой крючок. Выстрел. Оливер, оказавшийся на месте брата. Всё произошло внезапно. Пистолет выпал из рук стрелявшей девушки, а она сама, увидев, что натворила, упала на колени. Куртку Оливера с обеих сторон мгновенно стала пропитывать кровь. Рана была сквозная.



Даша Вальдес

#20439 в Фантастика
#30089 в Разное

В тексте есть: постапокалипсис

Отредактировано: 22.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться