Вызов для детектива

Размер шрифта: - +

Глава 6

— У меня тоже есть Дар.

Я говорила спокойно, ровно, уверенно. Ребенок слегка поколебался, судя по дрогнувшему пламени, но позиции не сдал. Бедная. Ну, я бы тоже никому не верила в такой ситуации.

— Ты из полиции! Вам нельзя верить! И ты специально это говоришь, чтобы поймать меня!

— Поверь мне. Не знаю, насколько тебе сейчас тяжело, ведь твой Дар открылся так рано… Я свой открыла в день своего восемнадцатилетия. И по сей день не знаю, что послужило поводом для этого.

Пламя погасло. Малышка села на землю. И заплакала.

Не побоявшись испачкаться, села рядом, обняла. И да, я считала память. Пусть это слегка нечестно, но мне нужно знать, что случилось, чтобы знать, как поступить дальше.

Малышка тем временем заговорила.

— Я недавно открыла свой Дар. Я так раньше не умела! Но меня задирали мальчишки в детском доме. Один раз я сильно рассердилась, и вся загорелась! Мне было совсем не больно, а те, кто меня держали за руки, получили ожоги. Им было больно. Очень. А мне нет. И тогда я сбежала, потому, что такую, как я, стали бы бояться. Или отдали бы для экспериментов. В нашем мире не видано, чтобы люди со сверхспособностями существовали наяву. Это бывает только в книгах или фильмах. Поэтому я испугалась и убежала.

Малышка говорила правду. Её звали Амилия. До семи лет малышка жила вполне счастливо, но потом ее родители погибли в автокатастрофе, и ребенок остался один. Ближайших родственников (кто бы согласился оформить опеку) не было, поэтому ее отдали в детский дом. Удочерять ее не хотели, предпочитая брать детей помладше. Жила она так почти пять лет.

Когда она сбежала, стала скитаться. Спала черт знает где, ела непонятно что. Как она вообще выжила за эти пару месяцев?

И что мне делать дальше? Не могу же я заявить о ней в полицию? Ведь она такая же, как и я. Точнее, способности у нас разные, но они есть! И мне хотелось бы с этим разобраться. Я ведь думала, что одинока.

— Пойдем ко мне домой? Я тебя накормлю, умою, спать уложу. А завтра мы решим, что делать. Хорошо?

— А ты не расскажешь обо мне?

— Амилия, мы поймем, как лучше действовать, завтра.

— Откуда ты знаешь, как меня зовут? Я ведь не говорила!

— Я же говорила, что у меня тоже есть Дар.

— Но он не заключается в том, чтобы просто узнавать чужие имена, так ведь?

— Я расскажу обо всем завтра, хорошо?

— Хорошо.

— Кстати, меня зовут Ксирия.

Малышка кивнула, встала и стала ждать, пока я поднимусь следом и поведу ее в нужном направлении. Сгорбленная, зажатая — она производила впечатление бедного, испуганного, загнанного в угол зверька. Возможно, впервые за столь долгое время во мне проснулся материнский инстинкт, но мне так захотелось уберечь этого ребенка ото всех, чтобы она больше не знала горя и печали. Хотя, по сути, она уже и не ребенок, а подросток (тем более, после всего пережитого, она явно не чувствует себя маленькой), но все же мне было тяжело сдержать себя.

За прошедшее время никто не выкинул, не подопнул и не забрал мои покупки, которые я оставила на асфальте. Что ж, повезло, ибо ребенка надо покормить, да и сама я проголодалась.

Дом находился недалеко, поэтому добежали мы быстро. Бросив покупки на кухне, ушла в ванную, чтобы набрать воду, ибо еще отмывать малышку придется. Надо бы осмотреть ее на предмет травм и ссадин.

Пока Амилия отмывалась, я колдовала на кухне, думая, что делать дальше. По закону я должна обратиться в полицию, написать заявление о нападении, а также сообщить о находке ребенка. Ее начнут проверять. По идее должны вернуть туда, откуда сбежала.

Однако чутье подсказывает, что так делать не стоит. Наверняка малышка, как и я, долгое время чувствовала себя одинокой. И вот появилась родная душа, единственная, кто может понять, каково это – иметь Дар. Я за все года не думала, что встречу подобного себе. Пусть у нас способности совершенно разные, но они есть.

Поймала себя на мысли, что давно не была так взбудоражена. Это событие слегка выбило меня из привычной реальности. Не знаю, как поступить, ведь всерьез растеряна.

— А ты обещала рассказать о своей способности. — Вздрогнула от неожиданности. Так, Ксирия, соберись. — Может, не будем ждать завтра?

Амилия, закутанная в мой халат, который был ей велик (к сожалению, предложить я больше ничего не могла пока), зашла на кухню, огляделась, принюхалась и села за стол. По-быстрому я могла приготовить только макароны с котлетами (повезло, что сегодня ничего не сгорело, как обычно бывает). Наложив ей, поставила тарелку на стол. Стоит, пожалуй, еще чаю налить. 

— Ты можешь рассказывать. Я могу слушать и есть одновременно.

Не удержавшись, улыбнулась. Бедная девочка. Сейчас ей, получается, двенадцать лет. Подросток. Но сколького успела натерпеться: смерть родителей, несладкая жизнь в детском доме, опасный дар, скитания по городу. Как же мне теперь завоевать ее доверие? Пусть ее зеленые глаза и сверкали от нетерпения (и, вероятно, голода), но все же тень недоверия и подозрения оставалась.



Мария Николаевна

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться