Взгляд в темноту

Глава 3

Глава 3

 

Алита успела переодеться и начать разбирать чемодан к тому времени, когда в дверь постучали.

- Хозяин хочет вас видеть, - сообщила Лорин. – Я провожу. Он очень не любит, когда опаздывают, - понизив голос, точно боялась, что её подслушают, добавила она.

- Я уже готова, - отозвалась Али, стараясь успокоиться. Почему-то встреча с владельцем замка пугала её. Неизвестно, чего ожидать от человека, которого альд Кирхилд велел подчинённой слушаться так же, как его самого, и выполнять все распоряжения.

Следуя за горничной, Алита преодолела несколько запутанных коридоров второго этажа и наконец-то оказалась перед внушительной дверью.

- Здесь я вас оставлю, - пробормотала Лорин и, быстро поклонившись, скрылась.

Постучав и получив разрешение войти, Али перешагнула порог. Просторное помещение казалось меньше из-за массивной тёмной мебели и стен, которые словно сжимали кабинет со всех сторон. Здесь стоял странный чуть затхлый запах, и Алите подумалось, что окно, должно быть, давно не открывали.

Альд Сайлас Торнбран сидел за столом, поглаживая длинными пальцами украшенный драгоценными камнями переплёт толстой и наверняка очень старинной книги. Стоило девушке войти, как он поднял на неё глаза, и она застыла на месте, чувствуя себя мухой под цепким взглядом паука, наметившего себе жертву. Неизвестно, специально ли пожилой человек добивался такого эффекта или то являлось его природным свойством, однако Али тут же стало очевидно, почему её начальник не стал допытываться у адресата письма о причине его желания видеть у себя представительницу Службы Правопорядка. Не только из-за высокого положения альда Торнбрана, значительно превосходящего большинство представителей аристократии королевства. Этого человека никак нельзя было ослушаться.

- Значит, Алита Дален? – низким голосом проговорил он, поднимаясь с кресла. Альд Торнбран оказался очень высоким и, невзирая на солидный возраст, который выдавали зачёсанные назад и открывающие высокий лоб седые волосы и сеть морщин на похожей на пергамент коже, мог похвастаться безупречной осанкой. Али запоздало поклонилась. – Что ж, примерно так я вас и представлял. Вы ведь не забудете, что вам следует играть роль моей дальней родственницы?

- Я помню, альд Торнбран.

- Скоро приедет мой племянник. Тот ещё шалопай, хотя давно пора воспитывать потомков. Он будет звать вас кузиной, не удивляйтесь. Наверняка станет обращаться на «ты». Думаю, мне на правах старшего родственника это также позволительно?

- Разумеется, альд Торнбран.

- И как тебе понравился мой замок?

- Он великолепен! То есть, я, конечно, пока мало что видела в нём, но снаружи... Никогда ещё не бывала в настоящих замках.

- Эмрис тебе его покажет. Сам я уже стар для того, чтобы прогуливаться по всем комнатам, а Элфрида слишком занята. Ей тоже уже немало лет, однако лучшей экономки мне нигде не сыскать.

- Вы хотели что-то рассказать, альд Торнбран? Должна же я знать, чего ожидать и... С кем из гостей нужно быть особенно внимательной.

- Ты ждёшь от меня подсказок? – усмехнулся собеседник. – Садись. Я расскажу тебе одну давнюю историю. Ты любишь страшные сказки? Ты ещё дитя, а все дети их любят.

- Но, альд Торнбран... – попыталась возразить Али.

- Садись, - повторил он, в голосе прозвучала холодная сталь.

Алита подчинилась. Когда она села на стул, хозяин замка занял своё место за столом и, переплетя пальцы, опёрся на них подбородком. Его взгляд стал задумчивым, будто Сайлас Торнбран смотрел сейчас на что-то, различимое лишь ему одному.

- Всё случилось не так уж давно. Уединённое поместье, две сводные сестры. Отец одной и мать другой поженились, когда девочки ещё были детьми, но подругами те не стали. Совсем наоборот – соперницами. Отчаянно сражались между собой за родительское внимание и подарки, но в обществе старались быть друг с другом до приторности вежливыми. Так они подросли, и настала пора искать для них женихов. Наверное, ты ждёшь, будто я скажу, что одна сестра слыла дивной красавицей, а другая уродлива, как смертный грех? О нет, они обе оказались на редкость хороши собой. Разный цвет волос, у одной фигура более женственная, чем у другой, нежной и хрупкой, точно цветок лилии, однако каждая приковывала мужские взгляды. Родители поспешили воспользоваться цветущей порой дочерей и начали вывозить их в свет, а также приглашать гостей к себе.

- Они были одного возраста? – решилась задать вопрос Али.

- Примерно. Соперничество разгорелось ещё сильнее, как лесной пожар в засуху, когда достаточно малейшей искры. И та, и другая стремилась уесть сестру, получить статус помолвленной молодой особы, а затем и выйти замуж первой. Обе не гнушались никакими методами, чтобы добиться своей цели. Положение усугубляло то, что их матушка, вернее, родной она приходилась лишь одной дочери, женщина слабого здоровья, страдала от частых мигреней, и ей оказалось не до того, чтобы прививать девушкам нормы морали и нравственности.

- Вы хотите сказать, что они...

- Не слишком-то ценили собственное целомудрие, к чему вполне располагала жизнь за городом. Природная чувственность, здоровый интерес к противоположному полу – до какой степени всё это сейчас загнано в строгие рамки! Эти ханжи даже ножки роялей прикрывают, тьфу! В моё время люди были гораздо более раскрепощёнными. Но мы отошли от темы. Чтобы раскрыть в своём теле и душе истинную страсть, женщине нужен мужчина, и таковой нашёлся. Однажды он появился в поместье.



Светлана Казакова

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться