Взлетай

Размер шрифта: - +

Глава 4

 

В восемь утра Соня вышла из общежития и с мрачной решительностью направилась в университет. Сегодня она отнеслась к толпе как к чему-то неизбежному и не сторонилась прохожих, а шла с ними в одном потоке. Повезло, что университет рядом с общежитием, и не надо ехать до него на метро.

В аудитории было шумно. На лекцию пришли три группы. Никто не обращал внимания на Софью, и девушку это устраивало. Когда Соня приходила в новый коллектив, ей становилось неуютно и хотелось где-нибудь спрятаться, особенно, если люди просили её рассказать о себе. В такие минуты Соня заикалась и говорила бессвязные глупости.

Орешникова села за свободную парту, вытащила тетрадь и ручку. Девушка чувствовала себя глупо: все что-то обсуждают, смеются, а она сидит одна и наверняка привлекает внимание. Сейчас люди начнут спрашивать, кто она такая. Подумав об этом, Соня занервничала, и ее сердце часто забилось. Соня стала прислушиваться к разговору девушек, сидевших сзади, чтобы отвлечься от неприятных ощущений.

- Я не скажу ей ни слова. Я даже не сделаю вид, что слушаю лекцию.

- А если она о чем-нибудь тебя спросит? Промолчишь?

- Конечно. И ребятам надо сказать, чтобы молчали. Так мы выразим общее возмущение и поддержим Артёмову.

- Ага, и всем потоком получим двойки. Артёмовой не нужна такая поддержка! Наши хорошие оценки всегда были для неё приоритетом.

- Вот именно: Артёмова болела за нас душой! А этой тетке мы до лампочки – захватила должность и сидит довольная, и трон заведующей не давит на мягкое место. Вот, где она сейчас? Звонок прозвенел, а королева не торопится к студентам.

Софья облокотилась на спинку стула, чтобы лучше слышать разговор однокурсниц. Похоже, они обсуждали преподавательницу.

- А зачем торопиться? Она опоздает и ей ничего за это не будет, — фыркнула вторая девушка. - Её же ректор сюда пропихнул... после того, как с ней покувыркался.

Девушки захихикали, а Софья почувствовала, что краснеет. Она не могла такое слушать без смущения. А разговор становился всё интереснее.

- Точно-точно, – кивнул щуплый паренёк, сидевший поблизости, – донос на Артёмову был анонимный – это раз, – он загнул большой палец, – письмо ей не показали — два. И где это видано, чтобы заведующего кафедрой сняли с должности из-за такой ерунды? Даже в школе не обращали внимания на анонимные письма, а тут чудо – пришло письмо от обиженной девочки, и ректор уволил лучшего педагога! Они думают, мы это проглотим? Предлагаю пойти к ректору всей группой, а лучше – потоком, и потребовать возвращения Зои Михайловны Артёмовой.

Несколько человек энергично закивали, зашептались и стали разрабатывать план действий.

Софья не понимала, что происходит, и, похоже, никто не собирался ей что-либо объяснять. На неё по-прежнему не обращали внимания.

Тут дверь открылась, и в аудиторию вошла молодая женщина. Ей было двадцать восемь лет, выглядела она элегантно: юбка в складку опускалась ниже колена, но открывала ее стройные ноги. Поверх блузки она надела белый пиджак. Ее светлые волосы были красиво уложены. Лёгкий макияж освежал лицо и подчеркивал зеленые глаза. Женщина держалась уверенно и строго, но почему-то одергивала юбку.

- Здравствуйте! Меня зовут Евгения Сергеевна Одинцова. Как вы уже знаете, я – новая заведующая кафедрой филологии. Понимаю, вы были не готовы к кадровым перестановкам, но я уверена, что мы быстро подружимся.

По аудитории пробежал шепоток. Кое-кто ухмылялся, на задних партах откровенно смеялись. Евгения Сергеевна не заметила реакцию студентов. Или сделала вид, что не заметила.

- В этом семестре я буду вести у вас практикум по филологическому анализу текста. Сегодня я прочту вводную лекцию, чтобы вы поняли, чем мы будем заниматься на семинарах, и какие термины необходимо повторить.

Софья не пропустила ни одного слова. Ей понравился голос преподавательницы и подача материала. Одинцова сумела ее заинтересовать.

- Человек становится создателем и потребителем огромного потока информации. Филология исследует все типы, виды и разновидности текстов, созданных... Ой!

Софья подняла взгляд от тетради и увидела, что с потолка на преподавательский стол сыплется что-то чёрное. Издали это напоминало обгоревшие кусочки бумаги. Одинцова как ужаленная вскочила со стула, но было поздно: сажа крошилась и размазывалась по её белому пиджаку. На помощь преподавательнице никто не спешил. Все студенты, кроме Софьи, смеялись.

Когда сажа перестала сыпаться, Евгения Сергеевна с запачканными руками и растрёпанными волосами повернулась к студентам. На ее пиджаке виднелись чёрные полосы. Глаза заведующей гневно блестели. Из доброй и покладистой женщины, представшей перед ними в начале занятия, она преобразилась в мегеру. Одинцова оперлась руками на стол и окинула студентов разъяренным взглядом.

- Кто это сделал?

Молчание. Да и разве виновный сознается?

- Значит, не хотите по-хорошему? – вкрадчиво спросила Одинцова. – И это культурные люди, будущие филологи! Третий курс университета, а ведёте себя как школьники! Я выясню, кто это сделал, и этот студент будет отчислен после разговора с ректором.



annasea_writer

Отредактировано: 27.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться