Взрослые дети

Размер шрифта: - +

Глава 10

На улице светило солнышко и Кера не могла отказать себе в удовольствии прогуляться по парку. Только недавно закончилось время завтрака, а девушка уже успела столько всего сделать: увидеться и поговорить с ректором, насладиться своими любимыми булочками и маслом с травами, наведаться к своему новому питомцу, которого уже сегодня сможет забрать и вот теперь сидела на лавочке и бездумно любовалась окружающим видом.

- Может, пропустим эту часть?

Керана вздрогнула, когда в голове внезапно раздался голос Вел. Вчера, выместив на подруге свой страх и переживания, Виллерея ушла, не забрав свой артефакт. Кера решила взять его сегодня собой, чтобы при первой возможности вернуть подруге.

- Какую часть?

- Ту часть, где ты говоришь, что я тебя очень обидела и где я говорю, что не хотела этого. И ту часть, где мы обнимаемся, а после рыдаем друг у друга на груди, заливая форменную одежду своими слезами.

Кера слабо улыбнулась и немного помедлив, произнесла:

- Думаю, мы можем пропустить эту часть.

- Хорошо.

Вел села рядом на скамейку. Обе молчали, но это была не неловкая тишина, которую хочется заполнить, а уютная, приятная, не требующая слов. Но длилась она недолго.

- Не понял.

Девушки разом повернули головы на голос друга.

- Что именно?  - Спросила Кера.

- Почему вы до сих пор не в слезах и соплях, не цепляетесь  за плечи друг друга и не клянетесь в вечной дружбе?

Девчонки переглянулись и синхронно улыбнулись.

- Что же это творится? – пожаловался Захарий. - Вы рушите все мои представления о поведении девушек.

- Ну, извини, – пожала плечами Кера, не утруждаясь изобразить раскаяние. – Присоединяйся к нам, – похлопала ладонью по лавочке рядом с собой. – Сейчас я вам много интересного расскажу.

И она рассказала, после того, как неловко и, оправдываясь, попросила дать клятву о неразглашении. Друзья отнеслись к просьбе нормально, а к концу рассказа и вовсе горячо поддержали такое условие ректора.

Ребята знали друг о друге уже достаточно. Заку и Вел было известно, что Кера приемная дочь и о своих настоящих родителях ничего не знает. Полукровка, приемыш - эти два слова безошибочно определяли ее место в социуме и отношение к ней других людей, тем более в глубинке с ее закостенелыми убеждениями, где Кера провела свое детство. Знали они и о случае, когда Кера чуть не умерла, подвергшись нападению зверя в лесу,  и о том, что была ранее знакома с ректором.

Что касается Вел, девушка не так давно призналась, что сбежала из дома, потому что не могла больше находиться рядом с сородичами. История красавицы-подруги произвела как на Керу, так и на Зака неизгладимое впечатление и стала настоящим откровением. Друзья с непониманием и шоком узнали, что их молчаливая подруга не лесной эльф (как они думали), а крылатый. По оброненным девушкой словам  выходило, что она из известного и когда-то состоятельного рода. Родилась здоровой, как и все, росла, училась. Родители и остальные с нетерпением ждали, когда в ней пробудиться внутренний источник. На нее возлагали большие надежды! Но проходило время и ничего не менялось, она все так же оставалась пустышкой. А потом случилось страшное. Ей исполнилось 20 лет и это событие поделило ее жизнь на до и после. Двадцатилетний возраст – предел, крайняя точка, черта – переступил ее и можешь распрощаться со всеми надеждами на пробуждение источника. Общеизвестный факт. Она смирилась с тем, что в ее распоряжении будут малые крупицы магии, которые доступны каждому эльфу с рождения. Она смирилась - а остальные нет.

Это случилось в один из обычных дней. Вел, шагая по малохоженой тропинке, возвращалась с очередной прогулки. После того, как все надежды родственников в отношении нее рухнули, девушка стала часто отлучаться из дома, не в силах постоянно ощущать их давление и недовольство, и свою никчемность.

Когда она уже почти добралась, ее перехватили пятеро – две девушки и три парня. Ее схватили и утащили  подальше в лес, чтобы никто им не помешал. Над ней издевались, не уставая при этом повторять, как ненавидят девушку  и весь ее род. Упреки сыпались на нее, перемежаясь ударами кулаков и ног.

 Если бы не предок Вел, крылатые эльфы продолжали бы жить на родной земле. Процветающий народ, а не жалкие оставшиеся горстки, которым приходиться скитаться по всему миру, пытаясь наладить свою жизнь, вне родного дома, без надежды на былое величие. Все это между ударами выслушивала внучатая племянница того самого Дайона Валью, который своими экспериментами привел к почти полному уничтожению крылатых эльфов и превращению одного из самых богатых и сказочно-красивых уголков Гроссланда в бесплодные, наводненные тварями земли.  Никакие уговоры и напоминания, что она также является внучкой того, кто наравне с двенадцатью другими великими магами установил барьер между Мертвыми землями и остальным Гроссландом, не находили отклика у разъяренных сородичей. Ее мучители настолько вошли в раж, что случилось непоправимое. В запале слепой ярости они отрезали ей крылья. В те мгновения Вел казалось, что ее непрекращающийся крик должен был слышать весь мир. Когда пытка закончилась, и красная пелена ярости спала с глаз ее мучителей, они общим решением хладнокровно оставили ее умирать, но боги решили по-другому. По какой-то счастливой случайности девушку обнаружил прохожий, точнее его собака. Мужчина сумел остановить кровотечение и поддерживал в ней жизнь, пока не передал в руки лекарей. Она выжила, а после восстанавливалась мучительно и по меркам эльфов долго. Тот случай отнял у нее не только крылья, но и способность говорить и слышать. Тот невыносимый крик боли был последним, что исторгло ее горло и слышали ее уши.

Кера и Захарий еще долго приходили в себя, после знакомства с родословной семьи Виллереи. Осмысление и принятие далось им нелегко. Девушка за это на них не обижалась.



Юлия Левицкая

Отредактировано: 02.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться