Взрослые приключения Генри Смита

Размер шрифта: - +

Инквизиция допотопных времен

Теперь казалось, жизнь стала налаживаться. Но злобный барин-хозяин самовольно поднял налог, у него было такое право. Когда отец попробовал возразить, его так сильно выпороли, что он утратил способность работать, лежал без сознания. Это задержало Юльфи, девочка была вынуждена лечить отца, она стояла на коленях и молилась. Утром отец поднялся, но у входа стоял приказчик с гайдуками.

Это был Курош, злобный тип, которого боялась вся округа. Гайдуки крутили усы и поигрывали плетками.

- Ты, почему не вышел? - Спросил, злобно поплевывая под сапоги, Курош.

- Так вы же меня сами выпороли ваша высокородие. Содрали, до мяса шкуру! - Дрожащим голосом пробормотал отец.

- А ты, больно быстро оправился. Видать не обошлось без колдовства. Да еще слухи ходят, будто твоя дочь и жена колдуньи. - Курош оскалился, показав клыки.

- Не правда, это! - Возразил отец. - Она еще ребенок, ну что может девочка!

Приказчик недобро ухмыльнулся:

- А вот ифуит, ими и займется, на костре станет известно, что кто умеет. Так что не возражай, недоумок.

Курош сделал знак гайдукам. Они ринулись с криком на мужчину. Тот, привыкший к покорству, позволил, чтобы на него набросили веревку. Она сдавила бычью шею. После чего гайдуки бросились в ветхую хижину и схватили жену, еще молодую, довольно миловидную женщину. Курош выдавил злую улыбку:

- С ней позабавятся мои воины. А где девочка. Подожгите хижину, и прочешите все вокруг.

Юльфи появилась сама, он бежала навстречу гайдукам:

- Отпустите моих родителей! – Крикнула, во всю глотку, девочка.

- А вот и главная ведьма. Ничего что мала, для детей есть специальные дыбы и пыточные сапоги. – Прохрипел, словно внезапно появившийся рядом с Курошем, человек в капюшоне.

- О великий ифуит, маленькую колдунью сейчас словят.

Гайдук бросился на малышку и так яростно полоснул бичом ее по голым ногам, что рассек их до кости. Девочка вскрикнула и упала. Приказчик захохотал:

- В сеть ее. Расправимся со всей семьей. Заодно и брата прихватим. Ишь, спрятался, наверняка тоже колдун.

Из огня хижины и впрямь выскочил маленький, лет пяти черненький мальчик. Он получил ожоги и истошно орал. В этот момент из-за воза вылетела стрела и вонзилась в живот ребенку. Юльфи страшно заорала:

- Подонки. - В следующее мгновение из ее рук вылетели молнии. Они ударили гайдука, в грудь, буквально разорвав пополам.

Ифуит заорал:

- Убейте ее, это настоящая ведьма.

Из-за воза десяток наемников дали дружный залп. Зачем ифуит прихватил их с собой. Великая Ифуиция была не довольна тем, что в последнее время количество процессов по колдунам и ведьмам сократилось, и требовала усилить репрессии. Вот и родилась идея, нащупать связь между рыбаками и морскими демонами.

А наемники стрелять умели. Теряя сознание, девочка выпустила еще одну молнию в воз, разметав, подпалив сено и уложив еще двоих гадов. Потом она упала. Девочку охватил сильный ужас. Юльфи умирала, но при этом воспринимала мир как никогда ярко. Выпустив струйку дыма, юная колдунья выдернула стрелы, моментально зарывшись в песок. Со стороны могло показаться, что ведьма исчезла в адском пламени.

Ифуит, дрожа от страха, но напуская торжественность, произнес:

- Свершилось, преисподняя взяло свое дитя. Как мы видим, это очень опасная ведьма и ее родителей с братом, нужно немедленно сжечь. Чтобы они не получили сил от преисподней, отцы бесов могли использовать мощь демонов против нас.

Жену рыбака бесцеремонно раздели и, вместе с мужем, прибили к столбу. Младшему брату, можно сказать, своеобразно повезло, он умер от стрелы, не пришлось мучиться в пламени. Тем не менее, и его труп бросили в костер.

- Я творю милость. - Ехидно произнес ифуит. - Огонь очищает и дает младенцу шанс, избегнув адских мук оказаться в чистилище.

Курош прохрипел в ответ, ему в лицо попало куском дерева, и он окривел на правый глаз.

- Этого еще мало! Может сломать кости! Или еще лучше, обесславить красивую женщину.

Ифуит хладнокровно возразил:

- Нет, ведь она родила сильную ведьму. После того как ты войдешь в ее лоно, нам придется сжечь и тебя.

- Вот как? Тогда я потерплю.

Курош от боли и досады скрипел гнилыми зубами.



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться