Взрослые приключения Генри Смита

Размер шрифта: - +

Юная волшебница и трудный путь

Рыбаки смотрели на костер. Хотя погибающие члены семьи и были их добрыми товарищами, никто не рискнул вступиться за них. Даже наоборот, женщины и многочисленные дети свистели и подбадривали гайдуков и наемников. Они действовали, подчиняясь духу стихии. Кроме того, девочка и в самом деле проявила силу, могучую и многим непонятную. А свойственно не понятного бояться.

- Так и надо этим колдунам! Сожги ведьму! - Кричали и смеялись они.

Пламя лизало прибитых гвоздями родителей Юльфи. Они погибали, но девочка не видела этого, она была в совершенной отключке. Творилось безумие, сжигаемые погибали и кричали. Когда затихли, от них остались одни лишь почерневшие кости.

Ифуит недовольно произнес:

- Мы сожгли только троих и убили одну! Этого очень мало. Нужно продолжить обряд очищения. - Его взгляд стал маслянистым. - Мы проведем испытание. Каждый из вас возьмет в руку раскаленную подкову. И те, у кого не останется на следующий день ожогов, будут признаны невиновными. А остальных ждет костер. И испытанию будут подвергнуты также дети, достигшие роста плети. Теперь вы поняли, что с вами будет.

Рыбаки застонали, послышались мольбы о пощаде.

Ифуит, ехидно ухмыляясь, заявил:

- Только тот, кто сделает щедрое пожертвование из своих запасов, будет избавлен от подобного испытания. Кроме того, я заберу десять самых красивых ваших девушек.

По толпе прошелся глухой гул. Рыбаки были явно не довольны, но возразить не смели. Девушек выводили из толпы. Выбирали, как правило, крепких и рослых, закаленных тяжелой работой, их отводили в специальную клетку. Орден ифуитов содержал в городе несколько борделей, получая приличный доход. Такова лицемерная политика местных жрецов: бороться с грехом, его поощряя.

Кости оставили, так и не прибрав, в назидание, а толпа постепенно разбрелась. Подкралась осенняя ночь, темна и хмурая. Раненная девочка пришла в себя, она выкарабкалась из песка, разгребла его руками. Раны уже успели затянуться, в теле прибавилось сил. Юльфи направилась к пепелищу. Ее ноги задрожали, когда она увидела прибитые скелеты, обгоревшие кости. Практически сразу перед ее глазами возникли блики громадного костра. Родители горели, тянули руки к небу. Ужас!

Девочка заплакала, она стояла на коленях и молилась разным богам, одному за другим. Юльфи просила их воскресить, умоляла, давала клятвы. Впрочем, чаще рак свистит на горе, чем Господь исполняет просьбы верующих! Юная волшебница выплакала все глаза, и набила дюжину шишек, отбивая поклоны, из разбитого носа капала кровь. Нежные губы были искусаны, язык распух. Девочка пребывала в трансе, пока не начался дождь. Тучи, пришедшие с самого полюса, пролили прохладную влагу. Она помогла малышке придти в себя. Юльфи поднялась и отряхнулась. Глаза ее сверкнули гневом:

- Проклятые ифуиты, я отомщу вам. Мой гнев будет страшным, гнев маленькой девочки, но великой колдуньи. Клянусь, ваш орден будет уничтожен. Посеянная вами ненависть прорастет большой войной. - Повернувшись, Юльфи ударила по песку кулачком. Еще немного погоревав, постояла, затем повернулась и отправилась в длительное путешествие.

Девочка шла налегке, в одной легкой тунике. Путь и впрямь был долог. По пути она срывала с деревьев плоды и каштаны, ела орехи и виноград, пила чистую из родников воду. Уже наступила зима, конечно мягкая, примерно как на нынешней Земле в северной Африке. Но по ночам уже холодно. Чтобы не замерзнуть, девочка с помощью колдовства разжигала костер, а иногда шла всю ночь напролет. Ее босые ноги чувствовали каждую шишечку, каждую веточку, кочки и камешки на дороге. Особенно трудно стало, когда она вступила в гору. Детские ступни ощущали острые холодные камни, по которым приходилось идти целый день. Даже учитывая, как огрубела и набила мозоли никогда не знавшая обуви подошва, ребенку все равно было очень больно. Пальцы были сбиты к вечеру, на босых следах появлялась кровь, окрасившая острие камней. Кроме того, становилось по мере подъема вверх все холоднее, а фрукты встречались все реже. Девочка голодала, желудок сжимался спазмами. Идти приходилось через силу. Лишь молитва и ненависть поддерживали ее силы.



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться