Взрослые сказки

Часть четвертая

 

Однако, когда я вынырнул из сна на рассвете, то понял, что девушка все же исполнила мою просьбу. Открыв глаза, я увидел сидевшую у меня на ногах Риту, все так же боком, в дреме чуть склонившую голову на бок и на грудь, прислонившуюся виском к закруглению спинки дивана. В расслабленных руках у нее оставался почти довязанный на спицах шарф, у ног лежал шерстяной клубок. Солнце еще не взошло и утренние сумерки не рассеялись, догоравшие свечи кидали мутные желтые пятна вокруг себя, и ее лицо, ловившее призрачный свет из окна, казалось еще более бледным и юным. Совершенно неожиданно возникла странная мысль: "А что, если ей действительно более ста лет?" – такой спокойной и чистой, почти хрустальной она сейчас казалась, не вписываясь в рамки привычного мира. Я, не шевелясь, не думая даже коснуться, просто лежал и любовался тем, как меняется ее лицо, вырисовывается из тени ее фигура в свете медленно наступавшего утра, когда краем глаза заметил какое-то движение на полу. Переведя взгляд, я понял, что это клубок, выписывавший по темным доскам вензеля, привлек мое внимание. "Нет, никак призраков сегодня", - твердо решил я и закрыл глаза, тут же проваливаясь в сон.

Кошмары меня не посещали, но сновидения, и очень странные, были. Я видел издали круглую хижину Дамиана, и из-за забора, окружавшего его небольшой огородик, вверх пробивался какой-то странный мерцающий малиновый свет. Совершенно против моей воли ноги повели меня вперед, и вот, спустя пару мгновений, я уже открывал перед собой небольшую калитку. Едва лишь окинув взглядом скромные полосы грядок, обычно полупустые, я почувствовал, как потерял всякую возможность двигаться от увиденного: на них, почти не прикрытые землей, лежало около трех десятков человеческих сердец, каким-то образом продолжавших биться и испускать во все стороны тот самый окрашенный в красный свет, что я заметил еще из-за забора. Каким-то чудом придя в себя, я кинулся внутрь хижины, собираясь спросить у хозяина, что происходит, но Дамиан, невозмутимо сидевший в полумраке на брошенной на пол шкуре, оказался довольно странным. Сложно описать, что именно было не так… За его спиной шевельнулась большая темная тень, врач наклонился, подул на костер у своих ног, и тот вспыхнул не искрами, а сразу пламенем, освещая все вокруг. Тут только я понял, что смотрит Дамиан не на меня, а сквозь меня, а за его спиной разворачиваются серые, как у лесной совы, крылья…

Сон смазался и растаял, сквозь закрытые веки в глаза ударило солнце, и я почувствовал, как кто-то трясет меня за плечо.

- Ланс, просыпайся, уже пора, - послышался голос Риты, и я вспомнил, что сегодня я собирался отправиться собирать грибы с Дамианом.

Пока я быстро умывался, девушка уже налила мне чай с пирогом и подыскала большую корзину, которая теперь ждала своего часа у двери. Краем глаза я заметил на столике уже оконченное вязание – видимо, она взяла эту работу, чтобы как-то прокормить нас.

- Спасибо, что все же выполнила мою просьбу, - начал я, не обращая внимания на то, что всем своим видом Рита пыталась показать, будто не делала этого. - Благодаря тебе, сегодня мне не снились кошмары, только странный сон, про вашего врача… - я невольно повернулся к окну и увидел, что он уже направляется к нашему дому по дороге. - А после нашего первого разговора мне снилась ты.

Девушка сделала такое лицо, будто у нее не оставалось никаких сомнений по поводу того, что мне могло сниться лишь нечто, порочащее её честь – и поспешила скрыться в своей комнате, пока не зашел Дамиан.

- Доброе утро, - открывая дверь, как всегда без стука, бодро произнес он.

Утро действительно было отличным: на безоблачном небе ярко светило солнце, дорога и земля в огороде уже почти полностью высохли. Конечно, в лесу будет более влажно, но оставалась надежда, что мы не застрянем в грязи.

- Я принес вам сапоги и плащ, надевайте и пойдем.

Кивнув, я послушно облачился в сапоги, доходившие мне почти до колен, заправив в них штанины, и накинул резиновый желтый плащ с капюшоном. Когда я взял в руки корзинку (на дне, кроме ножа, был аккуратно завернутый пирог, который я тут же переложил в карман), то почувствовал себя заправским грибником, хотя вряд ли я в своей жизни собирал грибы больше пары раз – да и то было ради удовольствия, а не для еды.

Мы вышли из дома, пересекли дорогу, прошли мимо здания церкви, и я мог заметить, что дерево, разбившее витраж, уже убрали, распилили и в виде дров сложили у ограды. Я готов был поспорить, что сестры Риты попросили деревенских мужчин о помощи, и те за свою работу получили по тыкве. А потом нас обступил сырой, прохладный лес, и я опустил глаза под ноги, стараясь рассмотреть среди опавшей листвы и иголок грибы. Дамиан срезал нам с поваленного дерева по длинной прямой ветви, чтобы можно было ворошить цветной ковер, не нагибаясь. Следующие несколько часов я провел, внимательно слушая его советы относительно того, где стоит искать какой гриб, съедобны ли те, что я нашел, и наконец собирая свою "добычу" в корзину – будто действительно собирался прожить здесь еще долгое время и эти знания могли мне пригодиться. Сверху, с ветвей, иногда капала вода, от земли веяло холодом, так что, несмотря на увлеченность, я вскоре почувствовал, что продрог. Дамиан подал знак, и мы сделали небольшой привал, постелив свои плащи на поваленное и относительно сухое дерево.

- Неплохо, я думаю, - произнес врач, кивнув на почти полные корзинки. Он достал откуда-то термос и кружки, я поспешил вынуть из кармана и развернуть на стволе между нами остатки пирога. - Быстро перекусим и двинемся дальше, долго сидеть холодно.

К пирогу присоединились несколько румяных печеных пирожков, я не мог противиться соблазну узнать, что у них за начинка. Оказалось – рис, лук, яйцо и рыба.

- А сказка? – поинтересовался я.

- Вам они еще не наскучили? – внезапно спросил Дамиан.



Наталья Изотова

Отредактировано: 19.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться