Взявший меч

Размер шрифта: - +

Глава 26 – Голем из лавы

Посох лича стоял в углу комнаты. Он имел форму коряги. В темноте его запросто можно было принять за сухую трухлявую ветку дерева. Посох завибрировал, на несколько сантиметров поднялся над полом, отлетел от стены. Он вылетел на середину комнаты. Принял горизонтальное положение в воздухе. Резко ускорившись, посох-коряга выбил оконное стекло. В комнату начал проникать тёплый весенний ветерок.

 

***

Ком из лавы ударил в землю перед могильными крестами и надгробьями, сметая их как пылинки. Температура воздуха поднялась до такой степени, при которой жара в самой жаркой пустыне прохладный ветерок по сравнению с ней. Бурлящие реки магмы с гигантом из лавы образовывали квадрат триста на триста метров. Особенно пекло было вблизи голема и рек, посередине было более-менее терпимо. И всё равно со лба лился седьмой, а то и восьмой, пот.

Глеба закидывали сгустками магмы. От чего безопасная зона сокращалась с каждой атакой на два десятка метров. Спрятаться было негде. Заклинания ледяного типа оказались бестолковой тратой манны. Они даже не могли затушить сгусток лавы размером с арбуз. Быстрее заканчивалась манна.

Две минуты, если не меньше, прошло с начала боя с «боссом». Последний благополучно держал первенство. Скоро зальёт эти триста квадратных метров лавой, и одержит победу над букашкой по имени Глеб.

Уничтожить голема из лавы было не под силу Глебу. Одно умение Вилли Шмидта превосходило по силе чуть ли не большую часть умений самого Глеба. У него было двоякое чувство, дикая зависть с неподдельным ужасом. Морально, как и физически, Глеб порядком истощился. Усталость и отложенная в мозгу боль от многих ранений, благополучно залеченных умением «Регенерация по желанию», угнетали душу.

Уклонившись от залпа сгустков лавы, Глеб прорисовал план отступления. Хватит ли ему «HP» для преодоления магматической реки? Нет. Очевидно же, что не хватит. Даже на полметра не хватит. От одного прикосновения Здоровье сразу станет красным. Невыносимый жар делал своё зловещее дело. Мозги парня начинали закипать.

Глеб оказался на куске земли пятьдесят на пятьдесят метров. Вокруг уже кипела и выжигала флору лава. Здоровье пожелтело.

«Вот он… Конец?». Глеб закрыл глаза. Перед этим они увидели пущенный прямо в него сгусток лавы. Огромный бесформенный кусок кипящей породы. «Я столько раз был в неравных боях. И всё равно выходил из них победителем. Вот только этот бой куда больше неравный».

– Вот и всё…

– Глеб!

– А?!

Ещё до того как он открыл глаза, к ушам донёсся треск льда. Справа затрещало, повеяло сильным морозом. Глеб повернулся к источнику звука и холода.

– Как? – изумлённо выдал он, почти теряя сознание от холода перебившего жару.  

Через реку из бурлящей лавы, изгибаясь по дуге, вырос мост из чистого льда. По его кристальной гладкой поверхности соскользнула девушка в наряде колдуньи. Она остановилась так же резко, как и ударила посохом по земле. Посох углубился на несколько сантиметров. В следующую секунду, по направлению к парню, из земли начали выстреливать шипы, шипы изо льда. Сначала пары шипов появлялись в один ряд, образовывая спину дракона. А потом они разошлись в стороны, оттесняя лаву, и оставляя между собою ковёр сверкающего инея. От шагов девушки иней вздымался белоснежными пучками.

Сгусток летел. Истрис встала перед Глебом, сжала посох-корягу двумя руками до бела. На посохе выступил иней, его обволокло белой дымкой. Колдунью также обволокло дымкой, которая образовала шар. До цели оставалось менее пяти метров. Из посоха вылетел белоснежный луч. Он врезался в сгусток лавы, тот затормозил, но продолжил лететь в колдунью. Луч обвило десятками мини-потоками. Усиленный в десятки раз леденящий луч вгрызся в магматический сгусток с новыми силами. Теперь сгусток начал сдавать назад. Он ускорялся, летя в противоположную сторону, в голема.

– Ряяяяяяяааааа! – Истрис выплеснула из глубин груди яростный крик.

Сгусток попал в голема ниже рта. Случился взрыв. Комки и капли лавы поливали округу. В месте попадания снаряда образовалась глубокая воронка. Голем изогнулся назад. Колдунья тяжело выдохнула.

– Истрис…

– Побудь за моей спиной, – ласково сказала она, – Сейчас я с ним покончу.

Истрис сжала зубы. Крепко сжала посох лича, направляя на чудовище монструозного масштаба. Посох-коряга засиял нежно-голубым. Воронка затянулась лавой, голем ударил обеими руками об поверхность земли. Глеба зашатало от землетрясения, чего нельзя было сказать о его подруге. Она нерушимо стояла на ногах, раздвинутыми на ширине плеч. Голем яростно рыкнул на весь лес. Обе его руки устремились к верху. Над самой головой голема руки из лавы переплелись в одно целое, формируя нечто схожее с пушечным ядром или громадной кувалдой.

– Фу… – Истрис спокойно выдохнула, закрыла глаза.

Кувалда из чистой лавы медленно обрушилась на колдунью с парнем. В этот момент между закрытых век девушки проступила бело-голубая дымка. Они резко открылись. Лишённые радужек, белка с алыми извилинками. Глазные яблоки были монотонного оттенка. Они были светло-голубыми. Посох переливался белым вперемешку с голубым. От него исходила мелодия льда, зимы, снега.

– Самое мощное заклинание, которое способна сотворить колдунья или маг, зависит не от количества манны, и не от изученных заклинаний, – говорила одноклассница Истрис, – Мощнейшее заклинание создаётся тут и тут, – она указала на лоб, а потом на область груди, где находится сердце, – Мозг и сердце, вот что влияет на силу заклинания. Твоя душа, твои чувства. Все страдания и радости нужно вложить в заклятие. И тогда оно станет сильнее в десятки и сотни раз!

«Настал момент, когда я волью в своё самое сильное заклинание всю себя. Все свои чувства, всю свою манну, весь этот посох, подаренный Глебом… И всю любовь к нему. Я защищу тебя, Глеб!».



Денис Андрюхин

Отредактировано: 13.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться