Waitere-Loide

Размер шрифта: - +

V. "Только не умирай!"

Традиционное письмо от Совета Генералов не предвещало команде «Asphodelus-а» беды — совершенно рядовое задание, типа «пойди туда-то и поймай того-то, клянусь, эта мразь не будет сопротивляться». Единственным, что вызвало у капитана Хвета недовольство, был короткий постскриптум — в нем официально сообщалось, что у цели командование перейдет к пожилому, но успешному полковнику с колонии Astra-1.

— Совсем обнаглели, — заключил мужчина, пересчитывая сигареты. Одиннадцать штук; не дело, надо купить, пока поблизости горят беззаботные вывески портовых магазинов.

Преступник, которого была обязана отыскать команда, прятался на планете, где о магазинах вообще и о торговле в частности никто и слыхом не слыхивал — скопище аборигенов, не пожелавших учиться, делило добычу поровну, а добыча в изобилии носилась по тропикам. Счастье, что подобного добра повсюду хватало, иначе Дельфиний Глаз давно прибрала бы к рукам какая-нибудь крупная корпорация, и его жителей продали бы в музей...

— Чаю, капитан? — подобострастно окликнул Талера Джек. Пилота угораздило провиниться в чем-то мелком, но принципиально важном, и он третью неделю мучился в кухне, обеспечивая друзей завтраком, обедом и ужином. Послабление режима все никак не наступало, и если поначалу Джек изображал вечную обиду на капитана с его строгими правилами, то теперь заключил, что спасется, если будет ему полезен. — Или кофе? Или зажигалку подать?

— Ничего не нужно, спасибо, — отмахнулся Талер.

— Тогда, может, у вас есть особые пожелания касательно меню на обед? — сощурился пилот.

Мужчина задумался. Там, на Дельфиньем Глазу, тоже море, но улова удручающе мало, да и местные рыбаки не продадут его за сомнительные — для них, а не для команды «Asphodelus-а» — межпланетные деньги. Им красивые безделушки подавай: кусочки янтаря, гладкие костяные ожерелья, дурацкие древние копья, а еще лучше — револьверы. Талер уже бывал на странной планете, заключенной едва ли не в первобытной эпохе, и помнил, как юноши-аборигены азартно палили из железных пушек по морю, рассчитывая, что подохшая рыба всплывет сама. Впрочем, всплыла она безо всяких возражений, а вот в пищу оказалась не пригодна, и разочарованные типы в юбочках из пальмовых веток сокрушенно бродили по песчаному берегу, проклиная Богов, демонов и тех, кто принес им такое бесполезное оружие.

— Как насчет жареных кальмаров? — предложил капитан Хвет. — И чего-нибудь еще из морепродуктов.

— Хорошо, — просиял Джек.

По пути в магазин Талер закурил, и сигаретный дым кольцами обвился вокруг его головы, как гадюка, завороженная переливами флейты. На трапе ему удачно попалась Лойд — одетая в штатское, девушка читала какую-то статью о раскопках. Археологи, сообщила она мужчине, давно и обреченно ищут на Дельфиньем Глазу пиратское логово, основанное в тридцатых годах — мол, там процветало рабство, и местные аборигены знали, что загадочные люди работают под водой у скалистого берега, но не сообразили передать эту информацию тем одиноким кораблям, что рисковали придельфиниться у кромки тропического леса. Лишь единожды ученым повезло то ли зацепиться ластами, то ли врезаться в обгрызенный акулами скелет раба, а при нем обнаружили солидных размеров сумку, набитую синим жемчугом. Если бы трупу удалось бежать — разумеется, еще при жизни, — он мог бы купить себе другую, более дружелюбную и безопасную, планету, и напрочь забыть о бедности и недостатке пищи. Та же судьба светила бы находчивому археологу, посмевшему утаить жемчуг от начальства, — но бригада верных своему делу марсиан, едва оказавшись в зоне действия сети интернет, разнесла новости по всем официальным сайтам и форумам, желая похвастаться и получить всеобщее признание, а в идеале — премию за усердную, кропотливую работу.

Добравшись до магазина, Талер все еще улыбался, прокручивая монолог напарницы в уме; она говорила увлеченно, и глаза у нее при этом горели, как если бы вместо рассказа о рабах она прочла восхитительную книгу. Впрочем, книги Лойд никогда и не любила — предпочитала копаться во всякой уголовщине, по долгу службы и просто по привычке. Для нее, воспитанной в суровых корабельных условиях, это было так же естественно, как дышать — и, возможно, виной тому послужил капитан Хвет.

Он подобрал тихую беловолосую девочку такой крохой, что, признаться, и не помнил, какой она была в то нелегкое для команды время. Это произошло задолго до того, как на борт «Asphodelus-а» впервые поднялся Джек; задолго до того, как шлюз впервые открылся перед пьяным Адлетом. Тогда пилотское кресло и каюту механика занимали совсем другие, подобранные Советом Генералов, люди, а Талер — специальный агент, шпион, харизматичный молодой парень, — ненавидел их так, что при первой же возможности от греха подальше уволил. А Лойд оставил, вопреки советам сдать ее в какой-нибудь хороший приют — потому что не забыл, каково жить в серых неприветливых стенах, под неусыпным надзором старика-сторожа и подчеркнутым, усталым, сонным наблюдением нянек, не злых, но лишенных всякого представления о том, как надо обращаться с покинутыми детьми.

Безусловно, он допускал и вероятность, что бывают в обитаемых мирах нормальные, теплые приюты, где никому не приходится маяться от неведения: а придут ли за ним, а нужен ли он кому-то? Талеру было тринадцать, когда погибли родители, когда появился шрам на его собственном худом лице. Полтора года он провел в больнице, в состоянии комы — а стоило очнуться, как его тут же спихнули нянькам и сторожу, и он едва не сошел с ума, прежде чем собрался с духом и поступил в полицейскую Академию.



Кира Соловьёва

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться