Waitere-Loide

VIII. Линия от виска

Господин Кагарад был человеком тихим и ненавязчивым. Командовать «Asphodelus-ом» на правах старшего офицера он отказался — и согласился подчиняться приказам Талера, если таковые поступят.

Джек наблюдал за ним, как за своей возлюбленной — гордо и пылко. Стоило господину Кагараду обратиться к нему с каким-нибудь вопросом или дружеской фразой, как пилот заливался краской, отворачивался и что-то невнятно шептал, вызывая у хозяина «3371» невольную растерянность. Обнаружив, как скованно и напряженно сидит за столом незваный, но вовсе не мерзкий гость, Лойд бегло покосилась на цифры в углу экрана и спросила:

— Вы любите кофе?

Господин Кагарад поднял на нее свои чуть сощуренные синие глаза.

— Люблю.

Спустя пару минут перед ним стояла глубокая розовая чашка, некогда принадлежавшая Адлету, и плитка молочного шоколада. Лойд устроилась напротив, как несомненный специалист по части помощи пришельцам, не готовым к жизни на «Asphodelus-е».

Господин Кагарад смотрел на нее как-то странно, исподлобья, и черные волосы падали на его худое бледное лицо. Глотнув кофе, он спокойно, тоном бывалого искина уточнил:

— Откуда вы родом, Лойд?

— Я не помню, — пожала плечами девушка. — Талер нашел меня на какой-то отсталой планете в секторе W-L.

Она ловко сломала шоколадку и утащила кусочек в рот — под неизменным, исподлобья, взглядом собеседника.

— Вы никогда не пытались пробить свое имя по базе данных?

— Нет, — искренне удивилась Лойд. — А что?

— Попытайтесь, — прохладно посоветовал господин Кагарад. — Отыщете много интересного.

После чего допил кофе, скрупулезно вымыл розовую чашку и присоединился к Талеру — тот маялся перед экраном, где пожилой мужчина-диспетчер объяснял, почему корабль не может остановиться в его секторе и обязан долететь до соседнего.

Чуть помедлив, Лойд вытащила из кармана сумки планшет. Забитая в него база была, конечно, не первой свежести — в отличие от пилота, девушка не следила за выходом обновлений и не спешила их скачивать, — но основная информация по живым планетам в ней содержалась, бери и читай.

Окошко с клавиатурой выскочило из уголка панели так покладисто и резво, будто скучало и жаждало развлечений.

«Loide», написала девушка в белой поисковой строке. «Да», начать сканирование...

Результатом были четыре тысячи восемьсот сорок восемь файлов.

Удивление напарницы капитана Хвета сменилось неожиданно крепкими тисками страха. Четыре тысячи? Ну да, в обитаемых галактиках очень много человекоподобных созданий, но имена у них, как правило, не совпадают — новая паспортная система вынуждает выбирать сплошь оригинальные, уникальные, да и мода не стоит на месте. Джеку, Эдэйну и Адлету просто повезло, что в мирах типа Земли за этой самой модой гонятся все, кому не лень, и старинные сочетания букв никого не интересуют.

Девушка воровато огляделась, проверяя, остался ли ее страх в секрете, и потыкала пальцем в первую обнаруженную ссылку.

«Лойд, навигатор корабля «Oxygen». В свой девятнадцатый день рождения выпрыгнул из окна высотки, и считанное полицейскими ДНК  в точности повторяло вышеуказанную комбинацию символов...»

Перекрестная ссылка.

«Лойд, владелец библиотеки на Марсе. В свой девятнадцатый день рождения повесился прямо посреди читального зала, а с утра его труп обнаружили случайные посетители...»

«Лойд, молодой и неопытный нейрохирург, в свой девятнадцатый день рождения напал на охранника и был убит, поскольку приборы на лицевом щитке защитного шлема признали его абсолютно невменяемым...»

И с фотографий, неудачных старых фотографий на девушку слепо таращились почти одинаковые зеницы в глубине почти одинаковых серых радужных оболочек, а белые волосы обрамляли скулы и щеки людей, похожих на нее, как две капли воды.

Порядковые номера. Четыре тысячи восемьсот сорок семь порядковых номеров, и последний номер — ее. «Лойд, напарница и наследница господина Талера Хвета».

А четыре тысячи восемьсот сорок восьмой результат оказался подробной витиеватой статьей, составленный каким-то безумным ученым.

«Loide, — писал он, — это особый код в генетике определенного существа. Носители кода, как правило, беловолосы и сероглазы, склонны к суициду и, по мнению моих коллег, опасны для общества. Никто не знает, где с наибольшей вероятностью рождаются лойды, а потому до поры нельзя отследить их местоположение — только найти мертвыми, потому что все они, как один, умирают, не прожив и двадцати лет. Последняя такая находка попалась полиции на орбитальной станции Сатурна, и с тех пор лойды не напоминали о себе нормальным людям.

Господин Риветт, ученый из южной имперской лаборатории, проводил опыты по искусственному созданию лойдов, но код невозможно повторить. Даже если он выглядит вполне правильным и работает по запущенным коллегами господина Риветта программам, в нем происходят необратимые разрушительные процессы, из-за чего искусственные лойды гибнут в состоянии зародыша. В данном состоянии лойдам не нужны те же питательные элементы, что и людям, но проанализировать зачатки их организма, опять же, не получается, хотя известны случаи, когда зародыш становился побегом, а побег рос до уровня цветка — и увядал, не успевая распахнуть бутон...»



Кира Соловьёва

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться