Wake Me Up When Summer Comes

Размер шрифта: - +

Глава 8

С утра немного — но в последнее время не так сильно, как раньше, поскандалив с соседками, я побежала на учёбу. Воспоминания о превосходных выходных всё не желали изглаживаться из моих мыслей. К тому же, вечером в воскресенье, вернувшись домой, я обнаружила, что меня пригласили на собеседование в один ночной клуб. Вакансия «Хостес»: принимать бронирование столиков по телефону, встречать гостей, консультировать их по всем интересующим вопросам. И всё это в ночную смену! С моим учебными планом, я была уверена, совмещать ночную работу будет просто идеально. Прийти на собеседование я согласилась, но никому пока не стала рассказывать о своём намерении кроме одного человека. Я сама себе не отдавала отчёт в том, почему именно ему.

«Уверена, идеальное место. Отзывы посетителей и сотрудников хорошие, находится в центре города, платят много…» — примерно так звучало сообщение, в котором я описывала англичанину своё в перспективе будущее идеальное место работы.

«Как называется?» — ответ пришёл незамедлительно, точно Том только и ждал сообщения от меня.

«Revue El letto», — ответила я, улыбаясь. Меня радовало, что он интересовался моими мелкими делами. К тому же, название клуба пахло чем-то итальянским и совершенно ничем непринуждённым. Хиддлстон на это больше ничего не ответил, но для меня это означало лишь то, что он очень занят. В последнее время я всё чаще стала наблюдать, что он с кем-то разговаривает по телефону, долгое время строчит СМС-ки, а на днях даже поведал мне, что ждёт приезда своего друга из Лондона, на что я понадеялась, что он не из тех самых <i>«друзей»</i>. Мне очень хотелось верить в то, что дела мужчины налаживаются.

С этими мыслями я бежала на учёбу, планируя сегодня откосить от работы и сбегать на собеседование. Знаю, что только вторник и нехорошо так делать. Но в конце второй пары мои планы всё равно нарушил Том, предложив вечером встретиться. От метро мы шли довольно быстрым шагом, так что я еле поспевала за мужчиной, но в итоге резко притормозили у какого-то скромненького с виду заведения, войдя в которое, нам пришлось спускаться вниз. О странной атмосфере этого места говорили яркие ковры ядовитых цветов и точно такие же стены. Вдалеке, вероятно, в главном зале, играла музыка, которая досюда — а мы стояли у стойки, Том — одной рукой опершись на неё и нетерпеливо при этом барабаня пальцами, я — не зная, где мы и что это, в изумлении; чего-то ожидая. Наконец к нам приблизился молодой человек приятной внешности, на ходу поправил свои прилизанные чёрные волосы и, улыбнувшись, пожал руку Тому. Тот ответил на рукопожатие, тоже расплываясь в улыбке.

— Приветствую, Эндрю.

— Привет, Том, — кивнул подошедший. Этот «Андрей» был явно русским, но его произношение на английском было изумительным. Точно он родился и вырос в Великобритании.

— Ну, что, как договаривались? — спросил его британец, и они негромко стали о чём-то перешёптываться, при этом заполняя какие-то бумаги. Я лишь с изумлением наблюдала за этим со стороны, а когда заподозрила какую-то новую карточную аферу и наконец решилась спросить Хиддлстона, что всё это значит, он, будто только вспомнив обо мне, небрежно махнул рукой в сторону коридора, ведущего, судя по всему, в главный зал, и произнёс: «Иди осмотрись, если хочешь». Заинтригованная и всё ещё удивлённая, я повиновалась и побрела по яркому ковру вдоль ярких стен в указанном направлении. Музыка с каждым моим шагом становилась всё громче, а когда я наконец оказалась в зале со множеством столиков и людей, я так и ахнула. О, да, это был ночной клуб… Стриптиз-клуб! Зал был почти полон подвыпивших и не очень мужчин, девушки танцевали на сцене чуть ли не нагишом, и даже сверх открытая одежда официанток, явно студенток примерно одного со мной возраста, поразила меня до глубины души. Я уже собралась вернуться к Тому и разузнать, что всё это значит, но мужчина опередил меня и сам появился в зале.

— Ну, что скажешь?

Я вздрогнула и повернулась к нему. Моё лицо, наверное, ничего не выражало в тот момент, хотя я ощущала что-то среднее между страхом и непониманием. «Э, Том, а что это?» Он ответил на этот вопрос раньше, чем я успела его задать, взяв с одного из столиков визитную карточку заведения. У меня зарябило перед глазами, и отвисла челюсть. <i>Revue El letto.</i>

— Ты всё ещё хочешь здесь работать? — уточнил у меня англичанин.

***

Будние проходили куда как медленнее и тягостнее, чем выходные. Но, впрочем, именно в этом и были их ценность и заслуга — они позволяли отдыхать и развлекаться, а будни впитывали в себя все твои силы и жизненные соки. Отметив, что у меня не хватает смен, начальница стала пристально следить за тем, чем я занимаюсь на работе (следить бы скорее следовало за Юлией, но я не стала ей на это намекать). Из-за этого я успевала делать домашнюю работу лишь иногда, причём, чаще всего это было в последний момент — прямо перед парой. Проблем с учёбой как таковых не возникало, но вот усталость всё больше и больше наваливалась. Да тут ещё и Юлия чуть ли не каждый день напоминала мне о празднике, который в России отмечает в основном молодёжь — Хэллоуине. Они с её новым кавалером собирались отметить его в английском пабе, где по этому случаю будет отличная вечеринка. Ночь с четверга на пятницу мне хотелось провести отдыхая дома, но Юлия вконец заинтриговала меня. Она отметила, что в этот раз планирует знакомить меня не со своим новым парнем, а с его лучшим другом. Я хмыкнула, ответив, что подумаю. «Интересно, — внезапно мелькнула в это самое время в моей голове мысль, — а Том собирается отмечать Хэллоуин?»



Виктория Масловская

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться