Хайфон

Размер шрифта: - +

Хайфон

 

 

Янушу Зайделю посвящается

 

 

По серому небу вились грязные облака, разрывая небо на бесформенные клочки. Солнца не было, оно давно покинуло этот бездушный город.

День начинался. День, похожий на все предыдущие дни. Джон Смит прошел в офисное помещение, уверенно вытащил из кармана хайфон-68, приложил подушечки пальцев к тыльной стороне аппарата и быстро подсоединился к рабочему компьютеру по беспроводной сети. После подтверждения регистрации служащий приступил к рутинной повседневной работе.

Виртуальная биржа открылась, и понеслось! По экрану разлаписто поползли цветные графики котировок, сбоку прочертились столбцы мелких цифр. Зеленые пункты дорожали, а вот синие фишки падали в цене, их надо немедленно покупать! Джон прекрасно помнил, что произошло в прошлом месяце, когда он не взял нужные фишки. Через пару дней «синие» сильно взлетели, фирма понесла убытки, что сказалось и на личном счете оператора.

Хайфон оглушительно зазвонил.

–– Да! –– буркнул Джон в гарнитуру. –– Да, конечно, беру…

За остальными столами царила обычная офисная суета. Другие операторы тоже стремились повыгоднее сыграть на бирже, чтобы дирекция поняла, что не зря держит их на работе. Клерки стремительно печатали на клавиатурах, дергали манипуляторы и отчаянно перекрикивали друг друга. Работа продолжалась.

И тут, заглушив всех, уши прорезал отчаянный женский вопль:

–– Утопила! Я его утопила!

Джон отвернулся от монитора, –– в центре зала стояла заплаканная Моника. Это она так кричала. Что же случилось? Смит состоял с этой девушкой в близких отношениях и даже подумывал жениться, но неужели с ней произошло именно то, чего боится каждый гражданин.

–– Директор сказал, чтобы я и в туалет ходила с хайфоном, и вот… –– Моника периодически всхлипывала и тряслась. –– Я… уронила хайфон в унитаз…. Я очень быстро достала его… Но хайфон… сломался!

Отовсюду послышались разнообразные реплики.

–– Может, попробовать выключить и просушить?

–– Ужас, какой ужас…

–– А разве у него нет повышенной влагозащиты?

–– Начиная с 67-й модели должна быть…

Джон сочувствующе посмотрел на подругу и развел руками, показывая свою беспомощность.

Еще через минуту из динамиков, спрятанных в стенах, прозвучал строгий металлический голос:

–– Моника Джексон, пройдите в комнату директора. Доступ вам обеспечат.

Девушка продолжала сидеть на своем месте, как вкопанная. Она словно оглохла и онемела.

Двери офиса открылись и из них выскочил маленький лысый человечек –– Билл Хоккинс, заместитель директора. Билл был настолько противен, как внешне, так и по характеру, что его никто не любил.

–– Моника! Вы что, не слышали оповещение? –– пролепетал лысый карлик, раскрывая свой лягушачий рот, тщетно пытаясь выдавить гадостную улыбку. Она, эта улыбка, получалась до ужаса фальшивой и очень сладкой. Приторной до тошноты. Никогда нельзя забывать, что в сладости можно испачкать пальцы и сильно прилипнуть всем телом…

Моника еще раз всхлипнула и, поддерживаемая услужливым человеком, направилась к выходу. Билл сопроводил девушку за дверь, обернулся, снимая гадскую улыбку с лица, наморщил складки на лбу и произнес тихо, но злобно:

–– Чего отвлекаетесь? Не вашего ума дело! Работайте, работайте! Быстро все за работу!

После этой реплики Джон нервно вцепился в манипулятор и даже поднял его, чтобы швырнуть в противного Билла, но тот уже скрылся за металлической дверью.

 

Смит покачал головой. Что будет с Моникой? Потеря или поломка хайфона в современном полисе означает сильное поражение в правах. Хайфон является не только средством общения между людьми, но и гражданским паспортом, свидетельством об образовании, электронным кошельком, ключом от жилья и еще много чем. Никто не мог устроиться на работу, не имея личного и, причем, самого нового аппарата. На него переводились виртуальные деньги –– крипты, и ими же человек расплачивался за товары и услуги. Прибор индивидуален, активируется по отпечаткам пальцев. Каждый год выпускается новый, более дорогой хайфон, а старые признаются недействительными, подлежащими замене. Аппарат стоит дорого, поэтому граждане полиса вынуждены ходить на работу и, чаще всего, на нелюбимую. Те, кто лишался работы, конечно, получали небольшое пособие, но обычно не могли вовремя поменять свой аппарат на современную модель. Вскоре такие люди становились изгоями и навсегда выселялись из полиса. Об их судьбе никто не знал, но поговаривали, что отщепенцев отправляют заниматься тяжелым изнурительным трудом вдали от цивилизации, где они не выдерживают и пары лет.

Что теперь будет с Моникой? Ведь смена аппаратов была всего три месяца назад! Она еще не смогла накопить на новый! Джон прекрасно помнил, что замена сломанного хайфона равносильна покупке, а даже за год едва-едва возможно накопить на новую современную модель. То ли так построена работа на бирже, то ли люди оказывались невнимательны, но почти каждый сотрудник получал штрафы, которые ставили крест на любых личных накоплениях. Крипты приходили и уходили, даже не задерживаясь на хайфонах. Оставались лишь жалкие крошки, на которые можно купить самое необходимое. Еду, одежду, номер в гостинице.

Конечно, Джон, как и другие работники биржи, принадлежал к среднему классу. Середнячки кушали получше, одевались элегантнее и спали не в грязных ночлежках, но все равно, накопить что-то на будущее практически никому не удавалось.

 



Вадим Кузнецов

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться