Хаос повиновения

Размер шрифта: - +

1

Я тихо всхлипывала свернувшись калачиком у себя на кровати. Мужчина рядом растеряно смотрел на меня и не знал, куда себя деть. Мыслей у меня не было, была лишь пустота, которую оставляет предательство.

- Агабат, я же ничего не сделал. Извини, мне просто показалось, что ты не против... Ну... Ты понимаешь.

- Исчезни, Рай, я не хочу тебя ни видеть, ни слышать,- и всё же я сказала это. Сквозь слёзы, заикаясь, но сказала. Меня тошнит от одного его присутствия.

Позади себя я слышала шуршание одежды, тихое боротание и удаляющиеся шаги, а после — хлопок двери. Когда же Райден покинул мою обитель, я решилась встать с кровати, подошла к зеркалу и зашлась в новом приступе истеркики. Волосы превратились в воронье гнездо, на щеке была глубокая рана, а глаза выражали невероятную печаль. Я была жалой.

Снизу послышался голос мамы, которая звала на ужин:

- Бата, солнышко, спускайся, пора ужинать. Я приготовила твою любимую индейку.

И меня осенила догадка. Выкуп, неверие в глазах Райя и внезапно дорогой ужин. Мама знала. Меня заштормило, а потому с лестницы я спускалась крепко держась за поручни. Я должна была спросить родительницу, но рассказать об инцеденте... А вдруг она не знает? Как мне жить с этим? И как мне рассказать о подлом поступке?

Ко мне подбежали две племянницы, которым было по шесть лет, взяли своими ладошками мои руки и повели на кухню. Они всегда так делали, потому что ещё с детства я их приучила любить всех. И они так выражали свою любовь. Они даже не посмотрели на моё лицо, потому что на кухне пахло невероятно вкусно. А за столом уже сидели все: мама, отец, бабушка с дедушкой и сестры с братьями. Когда же они взглянули на меня, мама выронила столовые приборы, которыми хотела разрезать индейку. Отец же сжал кулаки, но промолчал. Значит, они знали.

Я молча вырвала свои ладони и тихо произнесла:

- Как вы могли? - и столько боли вложила в эти слова. Меня начинает душить мысль о предательстве.

Слово взяла мама:

- Агабат, ты пойми, мы же практически разорены, да и ты в старых девках ходишь, вот я и подумала, что было бы неплохо выдать тебя замуж за Райдена, он хороший парень, да и любит тебя сильно. Вы бы поселились в доме твоей прабабушки и жили бы счастливо. Он парень работящий, ни в чём бы не отказывала себе. - на этих словах самоконтроль отца полетел в Хаос, так как он подскочил и начал кричать на маму:

- Алора, речи об изуродовании нашей дочери речи не шло, как и об изнасиловании! Они должны были просто поговорить, он бы её убедил, что ей будет лучше с ним, и на этом его действия заканчиваются. Что ты натворила!? - отец к концу фразы уже хрипел, значит, он был в неконтролируемой ярости.

Я прикоснулась к щеке, так как место, где была рана, начало пульсировать. Заметив моё телодвижение, бабушка подскочила ко мне и повела за собой к бочке за домом, чтоб можно было промыть рану. Выходя из дома, я услышала, как папа тихо обещает:

- Он не жилец.

Промыв водой рану, бабушка поднесла руки к порезу и начала шептать заживляющее заклинание. Да, бабуля — наша гордость. Слабый маг, но сил хватило на обучение, чтоб стать тем, кем она есть — уважаюющий себя лекарь двенадцатого ранга.

Из дома вышел дедушка, попутно вытирая свои руки полотенцем. Увидев, что бабушка не может говорить, он поинтересовался, едва сдерживаясь:

- Что он успел сделать?

Я промолчала. Зная родственника, подумала, и решила всё же поведать всю историю:

-Мы пришли в мою комнату, он сел в кресло и приказал подойти к нему. Я отказать. И в тот момент он достал свой охотничий нож и сделал это, - я показала рукой на рану, которая, благодаря бабушке, начала затягиваться и продолжила: - Он повалил меня на кровать, и начал целовать, я же начала плакать. И он понял, в чём дело.

- Как-то странно. Если он тебя порезал, то должен был закончить дело, - дедушка с яростью сжал кулаки, но продолжил, - тогда вопрос, Агабат - о чём ты думала, когда он к тебе полез?

Я задрожала так и не ответив, а дедушке не нужно было слов.

-  Бата, как тебе удалось скрывать дар все двадцать два года? - он понял. Он знает.

У бабушки дрогнула рука. Она отошла и тихо произнесла:

- Солнышко, тебе надо в Академию Искусств. Ты ведь понимаешь, что кукловодов без образования уничтожают. - на этих словах, Ирэн Кавараль вздрогнула и прошептала:

- Родители не будут знать. Ты просто потеряешься. А когда выучишься — придёшь в дом, будучи магом. Баточка, мы будем держать связь. На лето приезжай к нам с дедушкой, домой тебе никак нельзя. Потом поймёшь. Сейчас я открываю портал, а ты зайдёшь в него. Тебя перенесёт в академию, и ты сдашь эти документы комиссии. И помни, Агабат: ты — самое ценное, что есть у тебя. Береги себя.- с этими словами бабуля достала МОИ документы из магического кармана и сжала свой амулет, который никогда не снимала со своей шеи.

В ту же секунду появилась воронка, к которой осталось только прикоснуться, чтоб перенестись в нужное место. Я поцеловала бабулю, взяла документы и улыбнувшись дедушке произнесла:

-Вы поняли меня. Не стали гнать, а просто помогли. Я вас безумно люблю. Передайте моё сердце родителям и братьям с сёстрами, - с этими словами я отдала булавку, а это значит, что я отрекаюсь от рода. От увиденого, у них на глазах навернулись слёзы, но я знала, что теперь буду в безопасности.

И я коснулась воронки, переносясь в Академию Исскуств — туда, где я не стану изгоем.



Ра Риайя

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться