Хараг Проклятый. Справедливость безумца.

Размер шрифта: - +

Глава 4. Пусть это будет сон.

В сознание вернулся легко, будто проснулся. Никаких неприятных ощущений. Даже сначала показалось, так и есть и все приснилось. Невероятное облегчение разлилось по телу. Будто летишь во сне мордой в камень и просыпаешься за мгновение до, вздрогнув. Глаза открывать не хочу. Наоборот, полежать бы подольше, не отпуская ощущение. Но яркий свет, пробивающий веки, шум воды и густой запах хвои, заставили насторожиться и открыть глаза. Яркое солнце продирается через ветки огромных елей и греет лицо. Я подскочил. Дыхание сбилось, мороз волной прокатился по телу. Вокруг совсем… категорически не моя квартира. Впереди обрыв, этажа в два. Горная речушка, напористая и шумная, грохочет по дну широкого ущелья вплотную к обрыву. Позади плотно растут какие-то хвойные. За ними продолжение ущелья. Я на низкой, этажа в два-три, горной террасе с обрывистым краем, что вдается клином в ущелье почти полностью перекрыв его. Сочный цвет зелени укрыл все ущелье. На расстоянии двух футбольных полей, в легком тумане, ущелье заканчивается тупиком с водопадом. То, что случилось – перенос. Это ясно. Посмотрел на запястье, там злорадно притаился виновник этого безумия. Стараться снять пока не буду. Если сюда вытянул, то и вернет обратно. Пусть теперь остается уж. Припомнив, звучавшие слова в сфере, затравленно догадываюсь, швырнуло совсем далеко. Метнулась и вовсе бредовая мысль – это другой Мир.

Выматерился. Сапожная брань снова придала решимости. Сжав кулаки, откинул зародившийся ступор и собрал волю. Взгляд упал на нож ,валяющийся рядом. Пластиковая рукоять ножа «обогрела» ладонь. Холодное оружие вселяет первобытное желание бороться. Раздавшийся крик, едва различимый в шуме воды, насторожил. Оглянулся. Вокруг никого. Должно быть, с другой стороны террасы. Люди! Нужно выйти к ним. Многое станет понятнее. Надежда, что я все же на земле обеспокоенно заерзала. Прогулка на природе в домашних шлепках – сомнительное удовольствие. Двигаюсь аккуратно, выбирая куда ступить. Прохладно. Вероятно, раннее утро: осталась ночная свежесть, но солнце уже припекает. Невольно отметил, правильно поступил, не став сразу переодеваться в домашние шорты. Брюки с множеством карманов и флисовая кофта здесь в самый раз. Пройдя шагов пятьдесят, сквозь частые стволы елей, увидел извитое ущелье с небольшим уклоном, что просматривалось только до поворота, приблизительно на километр. Инстинктивно пригибаясь, приблизился к противоположному краю. Речка, обогнув террасу, заканчивается озером чуть поодаль. Тошнотворный смрад саданул в нос не хуже боксера. Будто разлагается крупное животное рядом. Удивленно озираюсь. Кроме почти стихшего шума воды, вокруг ни звука. Нет птичьего галдежа. Донеслись обрывки… просьбы. Язык совсем не знаком. Мягко подхожу ближе. Вот край террасы. Сейчас увижу говорившего. Запах падали рывком усилился, сбил дыхание. От увиденного в груди похолодело. Ноги подкосились, резко пригнулся и прыгнул за ближайший ствол. Сердце начало дубасить по ребрам так, что покачиваюсь в такт. Между озером и обрывом, в тридцати шагах десятка два воинов, в тускло блестящих доспехах. Все или почти все, не рассмотрел, в руках сжимают топоры и молоты. У парочки вроде даже арбалеты. Не смотря на обилие железок, показались беспомощными - перед ними высилась немыслимая тварь. Перед тем как спрятаться, только успел заметить огромное грязно-бурое пятно. Живое. Сжал дрожащие ладони. Попробую выглянуть. Обезьяноподобный монстр. Огромный, раза в два выше меня. Без кожи. Мышцы видны с омерзительной четкостью. Стоит, опираясь на одну лапу, как гориллы, а второй что-то держит, со спины не разобрать. Ноги заметно отстают, торс сплошь из раздутых мышц. Переместился к краю ползком. Площадка как на ладони. Меня не замечают. Тем временем тварь заговорила. Словно звук болгарки ввинтился в уши. Голову сжало. По ушам словно хлопнули. “Ментальная атака второго уровня. Блокировано.” снова прошелестел бесплотный голос. Полегчало. Оставлю разбор полетов на потом. Все воины побледнели и скривились словно от мигрени. Некоторые вжали головы в плечи. У того, что стоит впереди всех не дрогнул и мускул. Каждое слово впечатывается в мозг болезненно четко:

- Марадж от! Йон трагбан мезтелэнсига! Азт мондтак, хогу халадьянк Цэларон Элсал митрилум. Эс къюльдэ эл нэкъюнк. Тэ нэм энгэдельмескэдэт. Йон а сайат кезэб адта а ланъят, хогу нэкэм! Кйосзоном! Йол вагок сцоракозтат.

Смех, похожий на работу барахлящей дрели отозвался ломотой в висках. “Ментальная атака третьего уровня. Блокировано”. Парочка воинов осели.

Ответил здоровяк, впереди. Лицо его исказилось, будто у него выдирают душу, и он заговорил голосом человека, что теряет большую часть себя:

- Кйерем! Физд миндет! Нэ еринсте мэг! Къёнёргэ!

На последнем слове этот огромный бородатый мужик в доспехах рухнул на колени. Наплечники доспеха тряслись. Мне защипало глаза. Тяжесть его горя впихнула предательский ком в горло. Что за черт!? Что тварь ему сказала? Господи, взмолился я, пусть здесь снимают кино! Но бред. Сейчас все рисуют мощные компьютеры. Рисуют и похлеще. Роботизированные куклы в полный рост – прошлый век. И эти непонятки с самочувствием, голос в голове. Однозначно не кино.

Адский зверь ответил:

- Физд! Майд йон лэд ланья бьяр элъенк!

Что-то надоела эта дьявольщина, надо убираться отсюда. Других людей найду. Здоровяк с невероятной болью заревел и было дернулся, поднимая секиру, но через два шага остановился, словно впечатался в стену – мерзкая обезьяна вскинула лапу. Пригляделся... Так вот оно что!!!

Нужно что-то делать! Здоровяк снова рухнул на колени и рыдал с убивающим горем. Я судорожно заозирался. Слева, в шагах семи назад, камень. Размером с мяч для американского футбола. С острыми краями, словно первобытные люди специально откололи куски, заостряя. Чтобы сейчас дать мне шанс! Чуть отползаю назад, встаю и за секунду оказываюсь у камня. Камень оказался тяжелее, чем думалось! Зажав в зубах нож, что стискивал до этого в ладони, кое-как поднимаю каменюку до груди и на ватных ногах подхожу к краю обрыва. Прикидываю расстояние. Монстр начал пятиться, не отрывая взгляда от воинов. Меня заметил кто-то из рыцарей. Мерзкая тварь оказалась ровно передо мной в пяти шагах. Как удачно! Словно в замедленной съемке замечаю, как тварь начинает разворачиваться в мою сторону. Твою мать!!! Лишь бы не промазать! Но бездействие будет, верно, еще хуже! Заметивший меня воин вскрикнул. Тварь повернулась к воину, на мгновение замерла. Пора!!! Вложив всю злость в бросок. Представил, что сейчас убью виновника всех моих злоключений, а после его смерти сразу окажусь на своём диване. Ощутил приятную легкость в опустевших руках. Адреналин исказил восприятие. Перед тем как вылететь из рук, камень разогрелся, обдав волной жара. Скорость камня показалась слишком стремительной. Наверное, адреналин, пламя которого слышу в каждой клеточке, усилил руки! Камень полетел словно снаряд из электромагнитной пушки. С мрачным восторгом услышал влажный хруст! Тварь закачалась, выронила добычу из лап. Туда сразу рванул здоровяк, сообразив быстрее остальных. Тем временем мелкие злые глазки, горящие красным, находят меня. С раздражением пронеслось в голове: почему у всех подобных тварей глаза должны гореть именно красным. Взгляд полный жажды убийства вонзается в меня. Ужас прошил ледяным лучом от макушки до пят! Успеваю схватить нож и до дрожи сжать, словно схватил ветку, повиснув над пропастью. Монстр стремительным рывком бросился. Не могу пошевелиться, будто закопали по голову в песок. Уже ясно - преодолеет высоту обрыва, словно бы я вскочил на скамейку. Время становится тягучим, как замерзшее моторное масло. Удается подметить одну деталь: в момент, когда тварь прыгнула, камень, вроде плотно засевший в её черепе, выпал. В последний момент, разрывая ступор, успеваю рукой с ножом встретить пасть, целясь чуть выше. Туша сминает, как бронированный поезд, моё тело. Боль ожгла кисть, руку и грудь, а затем  и прокатилась по телу. Хруст костей породил взрыв боли. Мой нож по кончик рокяти в глазнице монстра. Это должно окончательно успокоить живучую мразь. Туша придавила к земле. Ребра затрещали. Воздух вышибло из легких. Вдох не сделать. Ну вот и конец. Вопреки фильмам, вся жизнь не пролетела перед глазами. Только последние события. В лапе монстра бессознательной куколкой висела девочка. Безвольная голова сверху, ножки снизу. Серебром сияли волосы на солнце. В сдавленной груди заныло, так она похожа на мою сестренку! Показалось, тварь готова сжать лапу и раздавить ребенка, только воин рванул на неё! Нет. Не может быть, что это моя сестренка! Откуда ей быть здесь? Точно не она, но какая к черту разница!? Ребенок в лапах зверя. Но я не сплоховал. Совершенно не похоже на меня. Избегаю ведь любых конфликтов. А уж попереть против какой-то фантастической твари… вовсе ж не герой. Наверное, поступил странно из-за общей странности происходящего! Последним усилием гаснущего сознания была надежда, что девочка, в безопасности!



Алексей

Отредактировано: 18.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться