Харнигида

Размер шрифта: - +

Глава 5

– Ритта, Ритта, ты дома? – Элеонора Хайнсфорд постучала в окно, и, не дождавшись ответа, вошла в дом. – Ритта, я приехала!

С Элеонорой Ритта дружила с самого детства. Подруга была полной противоположностью скромной стеснительной Ритте: бойкая, быстрая, неисправимая авантюристка Элеонора то и дело пропадала в столице и собирала всякие сплетни. Ритта никак не могла взять в толк, что может быть полезного в пустой болтовне, когда многократно пересказанная разными людьми мысль искажается до неузнаваемости. Да и кому какое дело, чем занимаются и что думают другие? Разве простому крестьянину есть дело до того, в каких панталонах ходит бургомистр... Однако, несмотря на все это, городские сплетни с каждым днем множились, с лихвой обеспечивая окрестных жителей темами для разговоров. 

Ритта не торопясь вышла из кухни. Элеонора, даже не сняв дорожный плащ, бродила из угла в угол, рассматривая все, что попадалось ей на глаза. Вдруг она окинула взглядом подоконник и, нахмурившись, замерла.

– Здравствуй, Элла, – обратилась к ней Ритта.

Элеонора не могла отвести взор от белой розы, растущей в глиняной плошке.

– В тихом омуте черти водятся, – промолвила она, не ответив на приветствие. – Ритта? Ты что, колдуешь здесь, что ли? Уж никогда бы не подумала, ты ведь у нас такая...

– Что? – в недоумении развела руками Ритта. – Да с чего ты это взяла?

– А роза? Откуда она у тебя? Кого ты пыталась лишить памяти? – Элеонора с неподдельным страхом озиралась вокруг. – Неужели ты никогда не слышала?..

– Не слышала о чем, Элла? 

– Вот ты странная... Мне казалось, что все знают эту историю, – удивилась Хайнсфорд. – У нас в деревне жила ведьма, Харнигида де ла Уэллер, разве родители не рассказывали тебе? Мы с тобой тогда были совсем маленькие.

Ритта вспомнила это имя. Имя колдуньи было очень красивое, и малышка Ритта сразу запомнила его, правда, никак не могла выговорить. 

– Да-да, припоминаю, кажется, – отозвалась Ритта. Бабушка часто рассказывала ей интересные истории, как Харнигида вызывала и останавливала дождь. Воображение рисовало рыжеволосую девушку, стоящую посреди поля в развевающихся одеждах. Ритта любила эти истории, и всегда просила бабушку рассказать их, хотя слышала каждую из них много раз. Но перед глазами до сих пор стояла другая картина, более мрачная и реальная – люди в черных плащах, неожиданно пришедшие к ним в дом, взволнованная Виолина, разъяренный Ричард, и ненароком подслушанный маленькой Риттой разговор между ними. Чудесная сказка в одно мгновенье разбилась, рассыпалась на мелкие кусочки, словно цветное витражное стекло. Харнигиду, ту самую волшебницу, на которую так хотела быть похожей Ритта, сожгли на костре как ведьму. Люди в плащах говорили, что она преступница, еретичка и приспешница дьявола. Ритта отказывалась верить в это. После странного визита бабушка усадила ее на колени и наказала впредь никогда и никому не пересказывать ее историй про колдунью де ла Уэллер и самой вести благочестивую жизнь, ходить в церковь, усердно молиться, а главное – никогда в жизни не заниматься никакими магическими вещами, кто бы ни пытался ее к этому привлечь. Бабушка была очень серьезна, мало того, в ее голосе чувствовался страх. Перед кем или перед чем, Ритте так и не суждено было узнать. Но она поклялась выполнить наказ Виолины, и всю свою жизнь следовала этой клятве неотступно, где-то в глубине души стараясь не подвести своих родных.

– Но причем здесь роза, Элла? – сказала Ритта. 

– Как? Это же самое главное! – Элеонора, зашелестев юбками, с размаху приземлилась на кровать. – В саду ведьмы росли черные розы, и стоило кому-либо взглянуть на них, он сразу терял память! Совсем, Ритта, представляешь? Я слышала, некоторые даже не помнили своего имени... А розы тотчас же становились белыми-белыми, точно очищались от заклятия. Вот примерно как твоя. – Элеонора снова окинула взглядом белую розу на окне. – Кто знает, может до этого она была черной! Как она попала к тебе?

– В саду выросла... Просто, выросла и все, прошу тебя, Элла, не выдумывай ничего.

– Точно... – продолжала Элеонора, не слыша Ритту. – Ее тебе подбросили. В нашей деревне никогда не выращивали розы!

– То есть как – подбросили? 

– Ну уж не знаю... Прикопали в саду. Ты видела, как зарождался бутон? Как разворачивались лепестки?

Ритта отрицательно покачала головой.

– Вот видишь! – Элеонора торжествующе подняла вверх указательный палец. – Здесь что-то нечисто! Надо же, в нашей бедной Сент-Полии снова завелись ведьмы! Я-то думала, мы от них избавились... 

– Ты хочешь сказать, кто-то выращивает эти колдовские розы? – с недоверием спросила Ритта. Подруга молча воззрилась на нее и казалась совершенно сбитой с толку.

– Это только ей  было под силу, – тихо, будто в забытьи, произнесла Элла. – Ритта, не пугай меня. Де ла Уэллер же умерла, правда?..

– Уж по-моему это как раз ты меня пришла попугать, дорогая, – мягко ответила Ритта. – Выбрось все эти домыслы из головы. Ты же не инквизитор, чтобы в каждой мелочи видеть происки бесов. 

Элеонора подобрала юбки и поспешила к выходу. 

– Бесы, – многозначительно сказала она, понизив голос, – только и ждут удобного случая, чтобы начать творить свои подлые делишки. Инквизиция не дремлет, Ритта, я знаю это точно.

Метнув по земле лиловым походным плащом, Элла скрылась за поворотом. Она так и не сказала, зачем приходила.



Иоланта Карминская

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться