Харнигида

Размер шрифта: - +

Глава 28

Тетушка Ритта наконец-то уснула. Она долго ворочалась, шумно вздыхая и что-то бормоча на пороге одолевающего ее сна. Арсини укрыла ее одеялом и почти бесшумно, стараясь не скрипеть половицами, вышла в сад. На дворе была глубокая ночь. Ярко-белые звезды мигали на темном холодном небе, листья вишен казались выкованными из серебра, так сильно освещались они луной. В саду лежали длинные угловатые тени, и воздух был прозрачным и легким, как паутина. Луна потихоньку шла на убыль; с одной стороны круглый сияющий диск подернулся размытой облачной дымкой. Арсини вглядывалась в серые пятна на этом лунном диске, пытаясь сложить их в причудливые фигуры. Все время она играла так только с облаками. Оказалось, на луне тоже много всего интересного. Как жаль, что ночью нужно спать. 

– Эй, Арсини! –  послышался шепот из-за забора. Арсини испугалась  – кому это она понадобилась ночью? Она затаила дыхание и спряталась за дерево, но шепот повторился:

– Я вижу тебя! Не бойся, это мы.

Из темноты появились два силуэта. Попав в лунный луч, силуэты оказались Эрни и Линой. Вот так встреча.

– Мы хотели поговорить с тобой, – начал Эрни. – И для начала... В общем, ты держалась молодцом сегодня.

– Да, мы гордимся тобой, Арси! – подхватила Лина, обнимая подругу. Арсини неловко кивнула; она еще не успела оправиться от потрясения. Для нее это был первый опыт общения с инквизицией. Друзья уселись на траву под деревом. Эрни, немного подумав, начал:

– Арсини, я понимаю, мы не совсем вовремя...

– Да брось, Эрни. Я в порядке, – ответила Арсини, слабо улыбнувшись.

– Ты помнишь, как мы ели хлеб в хижине?

– Ну конечно помню, – удивилась Арсини. – А в чем дело?

– То есть это не обман зрения? Просто я тоже помню хлеб, – загадочно проговорила Лина.

– В таком случае это был бы и обман вкуса тоже, – заверила ее Арсини. – Я не понимаю, что вас смущает?

– Амара Дейсфер... Она показала нам точно такие же булочки, когда мы вышли из леса. Она нашла сверток под кустом на поляне. И не поверила нам, когда мы рассказали про то, как съели его. Никто не поверил.

– Но ведь не могли мы сойти с ума все вместе, правда? – разводила руками Арсини. 

– Сверток был мой! Я его узнал, – задумался Эрни.  

– Хитрюга, ты взял с собой два свертка? – рассмеялась Арсини. – А еще про меня что-то говорил...

– Да нет же, Арсини! Тебе не показалось странным, что они теплые?..

Воцарилось молчание. Эрни был прав, булочки были теплыми и вкусными. Словно их только что испекли. Странно, но Арсини, всегда такая наблюдательная, поначалу совершенно не придала этому значения. Согреться на солнце они не могли по той простой причине, что весь день и вечер напролет лил страшный дождь. А утром хлеб появился в хижине, такой аппетитный и теплый. Его им принесла... Лилия. Появление девочки-совы не было сном, подумала Арсини. Она видела ее наяву. Лицом к лицу, как тогда, в подземелье. 

– Арси, ты помнишь, что Фанни рассказывала про заколдованный хлеб? – спросила Лина, широко раскрыв темные глаза.  – Ее гувернантка, Рициния, говорила, что ведьмы специально подбрасывают путникам этот хлеб, чтобы сбить их с пути...

– Рициния, – глухо повторила Арсини. – Опять Рициния. Слишком много про нее говорят в последнее время, вам так не кажется? Если бы не Рициния, эта инквизиторша вряд ли бы приехала в Сент-Полию.

Эрни насупился. Действительно, мнительная гувернантка всполошила всю деревню. Сначала она подняла шум по поводу пропажи Фанни. Потом каким-то образом оказалась у старого пепелища, и утром как ни в чем не бывало проснулась, забыв за ночь все, что помнила. Она утверждала, что видела белую розу... которую не видел никто, кроме нее. Даже вездесущая Элеонора. И это ее помешательство... Было ли оно на самом деле? И – зачем Рициния ходила ночью на пепелище?.. Уж не на поиски Фанни – это точно. В воздухе запахло подозрением.



Иоланта Карминская

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться