Харнигида

Размер шрифта: - +

Глава 30

– Не знаю, как, но ты должна узнать про Рицинию все! Ты слышишь, Фанни? – Эрни серьезно смотрел на подругу. – У родителей, думаю, лучше не спрашивать.

– Почему? – встрепенулась Фанни.

– Да потому что они не расскажут тебе всего, как ты не понимаешь. Это все неспроста. Мы должны вывести ее на чистую воду.

– Но как?

– Как угодно! Какие-нибудь слухи, записи, вещи... – Эрни прислонился спиной к дереву. Сидящие рядом Лина и Арсини внимательно смотрели на него. 

– Матушка говорит, ее отправили на лечение в столицу, – опустила глаза Фанни. – Мы ведь не поедем туда, верно?

Эрни усмехнулся.

– Конечно же нет. Поищи, Фанни, ну хоть что-нибудь. Это ведь твоя гувернантка.

– Хорошо, – согласилась Фанни и, попрощавшись с друзьями, ушла в дом. Они договорились встретиться на старом пепелище.

Комната, где жила Рициния, была наглухо заперта. Искать там было практически бессмыссленно – все вещи гувернантки вывезли, когда ее саму отправили в столицу. Фанни вернулась наверх и на всякий случай пересмотрела все, что лежало на ее столе. Чернильница, сломанные перья, серые потрепанные листы. Больше ничего интересного, тем более того, что касалось бы личности Рицинии. Фанни вздохнула и присела на кровать. Она уже начала было расстраиваться, но тут внезапно вспомнила про одну бумагу, точнее, свиток, который ее родителям отдала Рициния. Это был ее первый день в качестве гувернантки. Помнится, отец долго изучал этот свиток, прежде чем дал согласие на обучение Фанни. В этом свитке должна была быть истина.

Фанни подошла к родительской спальне. Отец ее, Иллис Дейсфер, хранил все важные документы в одном из ящиков стола, – в каком именно, Фанни точно не знала. Ей повезло: ни один из ящиков не был заперт. Свиток Рицинии нашелся в самом нижнем; Фанни поспешно развернула его и, испуганно озираясь и прислушиваясь к каждому скрипу и шороху в доме, начала читать. Читать ее тоже научила гувернантка.

Ничего из того, что могло бы заинтересовать следопыта Эрни, в свитке обозначено не было. Ни улицы, ни дома в столице, где жила Рициния, ни сведений о ее семье здесь не значилось. Сухие фразы  – разрешение на работу – и чья-то витиеватая подпись внизу, наполовину скрытая за потрескавшейся кляксой рыже-зеленого сургуча. Фанни быстро спрятала свиток в ящик и выбежала на улицу.

У пепелища ее ждали друзья. Фанни, отдышавшись, рассказала им о свитке. Найденные записи ничем не могли им помочь, оставалось только ехать в столицу и узнавать... Узнавать что, а тем более у кого, – друзья даже представления не имели. Отправиться в столицу было несложно, но вероятность того, что они не найдут никаких сведений о гувернантке, была крайне высокой. Хотя – что им остается делать? Пока взрослые бездействуют, пока страх не дает жителям вымолвить и слова против, угроза никуда не исчезнет...

Арсини провела рукой по старой проржавевшей ограде и таинственным шепотом произнесла:

– Мы должны пойти к Харнигиде де ла Уэллер.

– Ты что, Арсини! Нас опять будут искать, и поймут, что здесь что-то неладно! – воскликнула Лина, памятуя разговор с матерью, которая настрого запретила ей ходить в лес.

– А мы постараемся вернуться быстро, – постаралась успокоить ее Арсини.

Фанни молчала, исподлобья глядя на нее. Эрни задумчиво трепал рыжий вихор на затылке. Предложение было неожиданным и, более того, опасным.

– Вряд ли Харнигида знает ее, – разочарованно проговорила Фанни.

– Я бы не стал так думать, – ответил Эрни. – Она знает все. Нужно только попросить ее рассказать нам. Арсини права. Но у нас мало времени, нужно поторопиться.

Он взял Арсини за руку и они вместе повернули на лесную тропу. Фанни и Лина, немного подумав, в конце концов побежали за ними, боясь отстать. Погода была на удивление хорошей, но ведь в тот день, когда они заблудились, все тоже начиналось с солнца... Вековые деревья шумели кронами, отбрасывая на траву огромные кружевные тени. Лес становился все гуще и гуще, пока ветви, сплетясь в неподвижную сеть, не преградили друзьям дорогу. 

– Я помню, хижина была там! – Эрни взволнованно шарил рукой по ветвям, смотря по сторонам. Однако ветви сцепились накрепко. За ними ничего не было видно. – Как теперь до нее добраться?..

– Лилия! – позвала Арсини. Неизвестно, на что она надеялась; что-то внутри подсказывало ей, что без посторонней помощи хижину им найти не удастся. Она прислушалась, но ни звука, ни шороха не раздавалось из чащи. Конечно! Она ведь не Харнигида, Лилия не обязана подчиняться ей, обыкновенной девчушке из Сент-Полии.

– Никого, – уныло сказала Фанни.

– Лилия! – не сдавалась Арсини. – Мы пришли к леди Харнигиде, проводи нас!..

Голос ее унесло эхо, и он, отраженный от лесных зарослей, медленно растворился в воздухе. Эрни присел на корточки. В его глазах читалось разочарование.

– Нам... все привиделось, Арсини, – печально сказал он. – Сама посуди, ну откуда у нас взялся хлеб, когда его нашла Амара Дейсфер?.. Это все сон. Знаешь, отец говорил, что лесной мох, например...

– Эрни, я не верю! – возразила Арсини. – Ты ведь и сам до сих пор отказывался верить в это! Иначе ты бы не спрашивал меня, что я об этом думаю! Лилия, ну отзовись же!..

Фанни и Лина, вздохнув, повернули обратно. Эрни встал и направился за ними; одна Арсини, беспрестанно вертя головой, всматривалась в чащу леса. Но лишь тишина окружала ее. Ее друзья уже ушли достаточно далеко, и Арсини, еще раз оглянувшись, бросилась догонять их. Лес неприступно охранял свои тайны и не собирался открывать их первому встречному. Харнигида не услышала их. Да и были ли они вовсе, загадочная геснерийская колдунья и девочка-оборотень, превращающаяся в филина?.. 



Иоланта Карминская

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться