Харнигида

Размер шрифта: - +

Глава 58

Арсини широко распахнула глаза и вгляделась в темноту. Удивительную тишину вокруг нарушали лишь поскрипывание ставен и мерное сопение из угла – Солана, верно, видела уже десятый сон. Как же она не сообразила сразу! Силуэт парящей в розовом небе птицы, унесшей с собою рубин, пробудил в ее памяти совсем, казалось бы, ничего не значащий эпизод – там, в подземелье, когда сова Харнигиды появилась перед ребятами неизвестно откуда, ведьма надела ей на лапку свое кольцо, и птица перевоплотилась в девочку-призрака! Вот в чем весь секрет! Арсини горячо благодарила высшие силы, пославшие ей этот пророческий сон, подсказавшие, как следует поступить. Она откинула одеяло и, сжимая в кулаке перстень, тихонько выскользнула из дома: Солана не должна ничего узнать.

Сова неподвижно сидела на жердочке, и только круглая ушастая голова ее вертелась по сторонам, будто на шарнирах. Арсини наощупь пробралась к ней и протянула руку:

– Не бойся, иди ко мне. Я придумала, как все устроить.

Птица осторожно перебралась на руку девочки, балансируя в воздухе здоровым крылом. Арсини дрожащими пальцами надела сове на лапку кольцо и зажмурилась. Это был единственный шанс. В чужих руках магия запросто может и не сработать, она ведь обыкновенная крестьянская девчушка, у которой никогда ничего не...

В глаза ударила яркая вспышка, и хлев на мгновение озарился алым светом. Арсини в ужасе спряталась за поленницу; от испуга ей показалось, что зарево видно во всех уголках столицы, и люди вот-вот сбегутся к дому, думая, что жилище Соланы настиг пожар. Что тогда она скажет им? И до обители трибунала инквизиции, как назло, рукой подать... Да и Бог с ним, с этим трибуналом, пускай арестовывают ее, сколько им пожелается! Зато наконец-то можно будет увидеться с тетушкой Риттой...

Алый туман рассеялся, и перед Арсини предстала призрачная Лилия. Светлые легкие одежды ее были окровавлены, на тонких белых руках и лице виднелись раны и царапины. Арсини, подбежав, обняла ее и удивилась тому, что тело ее было практически невесомым. Лилия медленно и молча, будто в дреме, вышла из хлева во двор, и оказалась вся освещена сиянием луны. Золотые глаза девочки поймали лунное отражение, и все ее раны, до сих пор кровоточащие под одеждой, прямо на глазах изумленной Арсини исчезли, будто их никогда и не было. Кожа ее вновь была искристо-белой, и развевающиеся одежды вернули себе первозданную чистоту. Лилия поклонилась – луне, как показалось Арсини, – и возвратилась в темный хлев.

– Наконец-то ты услышала меня, Арсини, – монотонно произнесла Лилия, и Арсини в душе радовалась каждому звуку ее тихого голоса.

– Так это ты послала мне сон! Я должна была прийти раньше, прости меня... Ты совсем ослабла.

– Я пыталась сказать тебе, Арсини, но ты не слушала, – молвила Лилия, и прохладная маленькая ладонь взяла Арсини за руку. – Я говорила с Риттой. 

– Ты была у тетушки! – взволнованно вскрикнула Арсини, позабыв обо всем на свете. – Что с ней, Лилия, ответь, пожалуйста!.. – Ее задушили беззвучные рыдания, и она закрыла лицо руками.

– Леди Харнигида велела мне встретиться с нею и рассказать ей нашу историю, чтобы ее могли выпустить на свободу. – Лилия опустила пушистые ресницы, и Арсини заметила, что под их покровом в золотых глазах девочки сияют слезы. 

– Так эта инквизиторша выполнила свое обещание? – Арсини не хотелось называть Рею Зеттер по имени, да и вообще никак, но пришлось; она насторожилась и сквозь пелену слез сосредоточенно смотрела на Лилию.

– Ритта по-прежнему в заточении. И леди Харнигиду... – Она вдруг замолчала.

– Ну говори же!..

– ...ее тоже арестовали. Вчера ночью. 

Арсини сидела ни жива ни мертва; ей не верилось до конца, что весь этот кошмар происходит с ней. В голове крутилось одно – "почему, почему?" – и на этот вопрос никто на свете не мог дать ответа. 

– Она обещала, слышишь, обещала освободить ее!.. – Арсини бросилась перед Лилией на колени, и слезы ручьем полились из глаз. Лилия стояла без движения, словно неживая, лишь складки на ее одеждах раздувал полночный ветер. Обещания ничего не стоят. Какая же она наивная, укоряла себя Арсини, точно такая же простодушная, как и тетушка – как, как можно было поверить той, что сжигает ни в чем не повинных людей заживо?.. И – Харнигида. То, что рассказала о ней Лилия, пугало Арсини ничуть не меньше. Ведь она тоже дала обещание, что ничего страшного с ней не случится!.. А сама взяла и... Невероятно, ради них с Риттой, ради совершенно чужих ей людей, она жертвовала своей жизнью. Обещаниям нельзя верить, потому что никто не выполняет их! И она, Арсини, отныне тоже не будет никому ничего обещать – это бессмысленно. Чудесного спасения, на которое возлагались все ее отчаянные надежды, не произошло. Они остались вдвоем – Арсини и Лилия, две маленькие девочки, посреди такого огромного и несправедливого к ним мира. И даже Лилия с ее недетской мудростью все же была маленькой. Арсини плакала тихо – в любой момент Солана могла проснуться, – но слезы нескончаемым потоком текли по ее лицу, не думая высыхать. Если горе долго держать в себе, то сердце может разорваться? Вполне возможно. Арсини прочувствовала это только сейчас. Ах, если бы время могло повернуться вспять, она бы скорее отрубила себе пальцы, чем сорвала на пепелище ту колдовскую черную розу!.. Это она, и никто другой, виновата во всем, что случилось! За свою бесконечную глупость и праздное любопытство должна расплачиваться только она, – но ведь с ней, как назло, все в порядке, а страдать из-за ее выходки вынуждены остальные... Бедная, бедная тетушка, бедная Харнигида...

– Что произошло там, Лилия? – еле слышно спросила Арсини. – Отчего ты разбила окно, ты ведь могла погибнуть! 



Иоланта Карминская

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться