Хельга

Размер шрифта: - +

Пролог

Пролог.

 

Ольга шла после работы, медленно, не торопясь. Спешить ей было некуда, уже больше года дома ее никто не ждал. Стены пустой квартиры, когда-то знавшие счастье и смех, давили на молодую женщину, с каждым днем она все меньше туда стремилась. Ольга скользнула взглядом по своему отражению в витрине, оттуда смотрела девушка с потухшим взором и с непримечательной внешностью. Ну хоть что-то неизменно. Ольга никогда не была красавицей, но добрый характер, живая улыбка, огонек в глазах делали ее симпатичной. Только как же давно это было, наверно в прошлой жизни. Когда-то давно она была счастлива, у нее были планы и мечты, которые в одночасье разбились. Отец умер. Инфаркт на работе, прямо за кафедрой, до больницы не довезли, не успели. У матери, которая безумно любила отца, случился инсульт, от которого она так и не оправилась. Полтора года назад и она скончалась, тихо во сне со счастливой полуулыбкой на губах. Оставив Ольгу совершенно одну.

Когда случилось несчастье в их счастливой семье, Ольге было девятнадцать, первый курс института, первая любовь, первые мечты и планы, все это рухнуло. Из института пришлось уйти, чтобы ухаживать за парализованной матерью. По той же причине пришлось поставить крест на своей мечте стать врачом. Любимый человек бросил Ольгу не сразу, даже помогал первые пару месяцев. Потеря отца, любимого, болезнь матери очень подкосили девушку, но она справилась. Хотя на протяжении почти пяти лет, когда мама в очередной раз начинала говорить, что лучше бы она умерла и не мучила дочь, в душе Ольги что-то черное поднималось, соглашаясь с этим заявлением. Но она никогда этого не говорила матери, никогда не устраивала истерик и не обвиняла, все слезы она отдавала подушке. Но говорят, человек привыкает ко всему, так и Ольга привыкла и смирилась, что своей семьи у нее не будет. Через несколько месяцев после смерти отца, сэкономленные деньги закончились, много ушло на похороны отца и лечение матери. Ольга устроилась работать продавцом рядом с домом, чтобы и на обеденном перерыве можно было сбегать домой. С тех пор прошло больше шести лет.

На улице тепло, конец мая, девушки по-летнему раздеты. Молодежь сидит у фонтанов, весело смеясь, семейные люди пробегают, не останавливаясь, торопясь домой. Ольга перешла площадь, с недавних пор она ходила окружной дорогой, и остановилась напротив храма. Его позолоченные купола сверкали в закатных лучах солнца. После смерти матери в душе девушки поселилась пустота. Ольга винила себя, ведь в душе она иногда хотела этого. Может зайти в церковь? Не в эту, сюда она уже заходила, глянула на оплывшего жиром батюшку, что с надменным видом слушал какую-то старушку, и вышла, ему она все равно не сможет ничего рассказать. Вспомнилась часовенка, рядом с деревеней бабушки, где ее крестили в детстве. Батюшка с добрыми и понимающими глазами, тепло исходящее от его рук, свет, что казалось, излучают старые иконы. Жив ли он?

Что-то влажное ткнулось в безвольную ладонь Ольги, девушка даже не вздрогнула, опустила взгляд, чтобы встретиться с нагловатыми багровыми глазами огромного, черного бродячего пса.

- Нет у меня ничего, - пробормотала она, убирая руку. Внимание к своей персоне собаки девушку не удивило, хоть сама она была равнодушна к животным, они к ней всегда липли. Пес вывалил язык, усмехаясь и не двигаясь с места, за его спиной, опустив головы, стояли еще две собаки, серые и помельче. Вся эта небольшая свора не производила впечатления голодной, наоборот они были весьма упитанные, наверно их кто-то подкармливает. Ольга обошла их стороной, хорошее отношение к ней животных не сделало девушку самонадеянной, она знала, что настроение собак может измениться в любую секунду. Оглянувшись пару раз, Ольга нахмурилась, псы шли за ней, держась метрах в пяти, возможно им просто в ту же сторону. На нее уже стали оборачиваться случайные прохожие, скоро начнут говорить, чтобы держала своих собак на поводке и в намордниках. Ну не объяснять же всем, что этих псин впервые видит. Девушка зашла в ближайший торговый центр, в надежде, что собаки пройдут мимо.

Походив по торговым павильонам и ничего не купив, Ольга вышла на улицу с другого выхода, но чуть не столкнулась со своими преследователями. Черный пес насмешливо усмехался, нагло развалившись неподалеку от входа. Девушка растерялась, не зная, как поступить, вернуться опять в торговый центр или идти дальше. Да какого черта, вскипела она в душе, это же просто собаки!

Уверенно пойдя мимо своры, Ольга пошла дальше, стараясь идти так же не торопясь и не оглядываясь. Да это ей и не требовалось, она чувствовала спиной взгляд черного пса, он пробирался под кожу, вызывая желание почесаться. Ольга поежилась, кажется, она сходит с ума от одиночества, вон ей уже собаки кажутся странными. Может права подруга и ей надо хотя бы завести котеночка, раз рожать для себя от первого попавшегося мужчины она не хочет. Нет, Ольга уже не мечтала встретить своего принца, для нее было проблемой просто познакомиться с мужчиной. После Славы у нее никого не было. Сначала не было желания знакомиться, после предательства любимого человека. А потом и времени, потому что все свободное она посвящала больной матери. Сейчас же после стольких лет ей банально было страшно. Опять же чтобы ходить на свидания, надо прилично выглядеть, а лишних денег на обновки у девушки не было. Она до сих пор отдавала кредит, который взяла , чтобы достойно похоронить мать. Да и времени свободного нет, последние полгода она работала без выходных. Правда начальство, поначалу очень радующееся такому работнику, стало на нее косо поглядывать и уже намекало, что пора бы Ольге взять недельку отпуска или хотя бы парочку выходных.

Да только зачем они ей? Сидеть дома, смотреть телевизор, где что не сериал, то про любовь? Пойти в гости к подруге? А у нее все хорошо, недавно родился второй ребенок. На него Ольга не могла смотреть без слез, маленький, круглощекий карапуз с голубыми глазками и одним зубом. Мальчонка всегда ей улыбался во весь рот, с удовольствием шел на руки, а у Ольги замирало сердце, стоило представить, что у нее мог бы быть такой же сынишка. А может и правда, плюнуть на гордость, выпить для храбрости и переспать с каким-нибудь мужиком? Нет, пока она еще не дошла до такого отчаяния. Но годы идут, она не молодеет, через месяц ей исполнится двадцать пять. В душе она понимала, что в наше время это не возраст для женщины, выходят замуж, рожают детей и в тридцать, и в тридцать пять. Только от этого понимания не легче, ведь от него менее одинокой не становишься. С такими мыслями она добрела до своего дома, позабыв о странном черном псе.



Татьяна Бродских

Отредактировано: 01.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: