Хельга

Размер шрифта: - +

Глава 11

Глава 11 

 

 

   Рон ушел, а на меня навалилась неуверенность и сомнения. У меня давно не было мужчины, и это обстоятельство добавляло страхов. Сразу вспомнилось, что Рон тоже почти все время один, редкие интрижки для поддержания мужского здоровья не в счет. Так может это и не любовь у нас? Может всего лишь влечение? Или обычное одиночество и желание тепла, толкнула нас друг к другу? Я решительно откинула эти мысли. Я устала быть одна , Рон наверно тоже, так почему мы должны отказываться от друг от друга? Ради какой-то неземной любви, которую нам возможно никогда и не встретить? А вдруг мы просто другие, вдруг эта и есть та самая любовь, на которую мы способны? Наверное, я эмоционально холодная, ведь в моей жизни ни разу не было любви, которая лишила бы разума, заставила делать глупости и совершать подвиги. Даже со Славой все было размеренно. Он , как пришел в нашу школу, так сразу обратил на меня внимание. Мы с ним сначала сидели за одной партой, потом стали ходить на свидания и даже первый раз у нас с ним был какой-то уютный, семейный. Все у нас проходило чинно и размеренно, не было поцелуев украдкой, мы не прятались по подъездам, не боялись, что неожиданно нагрянут родители, когда мы вместе. Потому что Слава все сделал правильно, мы сначала окончили школу, поступили в институт, потом он пришел к моим родителям просить моей руки, и только после их согласия у нас с ним был первый секс. В общем, все по плану, даже романтика, цветы, шампанское и предупреждение за две недели, чтобы не забыла начать пить противозачаточные таблетки. Сейчас, вспоминая о бывшем женихе, я радовалась, что он ушел, а тогда мне было очень плохо.  Видимо, природа не дала мне способности влюбляться, зато щедро одарила слабостью привязываться к людям.

   Чтобы отвлечься от грустных мыслей, я занялась домашними делами. Как бы мне тяжело здесь не было, в бытовом плане, подсознательно я уже знала, что не хочу возвращаться домой в пустую и одинокую квартиру со всеми удобствами.   

   Молочная каша сварилась быстро и, остудив ее немного, я понесла ее Крису. Он не спал и смотрел в потолок.  Глядя на залегшие под его глазами тени, на искривленные болью губы, подумала, что ему в волчьем облике было удобнее лежать.

   - Крис, садись, поешь, - я протянула ему руку, помогая сесть. – Если тебе удобнее в волчьем облике, оборачивайся, я теперь знаю, почему ты от еды отказывался. Так что буду варить тебе кашу, пока не выздоровеешь.

   Я улыбнулась, вручила Крису ложку, но глянув, как она дрожит в его руке, забрала обратно.

   - Вот до чего доводит голодовка, - сказала я, зачерпывая ложкой кашу и поднося к оборотню. – Рот открой. Так, или ты ешь, или я иду к твоим родителям и говорю, чтобы они тебя забрали. 

   - Я не понимаю, почему ты со мной возишься, - пробормотал Крис, проглотив первую порцию каши. – Я бы понял, если бы ты ударила, а ты меня с ложки кормишь.

   - Может, у меня принципы? Может, я не бью больных? Вот откормлю тебя, потом и отыграюсь, - усмехнулась я, запихивая ему следующую ложку, было неуютно находиться под немигающим взглядом зеленных глаз.  Какое-то время он молча ел, но вот его глаза стали чаще моргать, видимо осоловелость пришла вместе с сытостью. Я убрала пустую чашку в сторону и помогла ему лечь удобнее, достав подушку поменьше из сундука, на большой  лежать ему оказалось больно.

   - Посиди со мной, - Крис окинул меня тоскливым взглядом, когда я встала и собиралась пойти на кухню, продолжить готовить ужин нам с Роном.

   - Крис, у меня дела, - мне нетрудно было бы посидеть с ним, но я считала, что жалость плохой советчик. Тем более скоро он выздоровеет и мне бы не хотелось, чтобы он привязался ко мне, или принял чувство вины за влюбленность.

   Крис ничего не ответил, закрыл глаза и сделал вид, что уже спит, но я каким-то шестым чувством поняла, что ему плохо. Сдержала порыв присесть рядом и погладить по голове, как я иногда делала, когда он был волком, уговаривая хотя бы попить. Дура, надо было тогда еще понять, что ему мое присутствие, как постоянное напоминание о совершенных ошибках. 

 

   К возвращению Рона у меня все было готово, я даже смогла восстановить душевное равновесие, немного подорванное общением с Крисом. Кстати, я потом заглядывала в комнату, проверяя, уснул он или нет.

   - Баня готова! – радостно улыбаясь, вбежал в дом Рон. Я невольно залюбовалась им, высокий, сильный, обаятельный, особенно когда вот так вот искренне улыбается. А еще ему очень идет синий шнурок, который я ему связала. Раньше у него волосы торчали во все стороны, вьющиеся, непослушные, а теперь Рон ходил с аккуратным хвостом и ему это очень шло. Наверно в моем взгляде отразились эти мысли, улыбка жениха стала еще шире и он мне подмигнул. – Ну что идем?

   - Идем, - как в омут с головой кинулась я. – Вон в ту корзину я сложила чистые вещи и полотенца, а сюда наш ужин. Или мы не будем его с собой брать?

   - Обязательно будем, я очень голодный, - взгляд Рона соответствовал словам, только голод его был несколько другим. От такого откровенного желания, что светилось в глазах жениха, я смутилась. Сделав вид, будто забыла что-то взять, сбежала в нашу комнату, восстанавливать сердцебиение, за одно и правда нашла забытые вещи. Поэтому, когда Рон зашел в комнату за мной следом, то увидел, как я собираю лекарства и бинты.

   - Надо же будет чистые завязать, - пояснила я свои действия, краснея, потому что в воображении сразу возникла картинка, как Рон их сначала будет снимать. Сердце опять участило свой бег, а к щекам прилила кровь.

   - Хельга, ты такая красивая, - ни с того ни с сего произнес жених, заключая меня в объятия. Смущение ушло, душа наполнилась радостью и нежностью к Рону. – Скажи, о чем ты сейчас подумала?



Татьяна Бродских

Отредактировано: 01.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: