Хельга

Размер шрифта: - +

Глава 21

Глава 21

 

   Оставшиеся дни ярмарки пролетели незаметно, я накупила много нужного и полезного для нашей семьи. Как-то уже само собой я воспринимала наши отношения с Роном именно так . Крис правда тоже успел за непродолжительное время занять в ней свое место, я относилась к нему, как к брату мужа, вроде бы и родной, но не настолько, чтобы не видеть в нем мужчину. И с ним с каждым днем было все сложнее. Куда только делась его мрачность и немногословность, он опять стал любимчиком женщин. Только теперь все лучезарные улыбки, восхищенные взгляды и вообще все его мужское обаяние было предназначено мне одной. А если прибавить ко всему этому мимолетные прикосновения, или нежные объятия, в которые он меня норовил заключить, едва Рон пропадал из зоны видимости, то вообще удивительно, как я еще не поддалась на его очарование.

   Все-таки недаром говорят, что женщины любят ушами. Рон же разговаривал только по существу, он так ни разу и не сказал, что любит, а так хотелось это услышать. А Крис не стеснялся говорить о своих чувствах вслух, он оказался очень романтичным оборотнем. Таскал мне цветы, покупал сладости, и поддерживал беседы почти на любые темы. Не знаю, что его сподвигло на все это, мой ли ночной поцелуй в щечку или его собственное признание, но с того дня он начал активно за мной ухаживать. Рон только скрипел зубами, но не пресекал попытки Криса наладить со мной более тесный контакт. Так у нас с тех пор и повелось, Крис ухаживал, а бурные ночи я проводила с Роном. И все бы ничего, но в последнее время мне все чаще стал сниться блондин, ничего предосудительного в этих снах не было. Но сам факт этого меня немного напрягал, особенно когда я ловила себя на мысли, что мне с ним легко. Радовало, что скоро мы возвращаемся обратно, и значит глупостей я не успею наделать. Во всяком случае, постараюсь.

   А вот с Ильясом все было просто, я его как девушка не интересовала, поэтому наше общение протекало свободно с юмором и подколками. В основном подкалывала его я, а он смеялся над моим невежеством. Поначалу Рон с Крисом сопровождали меня на поляну вдвоем, но потом увидев, что нас с эльфом не связывают никакие чувства, кроме неумеренного любопытства, стали ходить по одному. Тем более Ильяс приноровился открывать порталы прямо в наш лагерь, а оттуда на поляну. Чаще всего Рон или Крис лежали на холме и оттуда наблюдали, как мы с эльфом носимся, как малые дети на поляне. Я рассказывала ему об известных мне травах и их лекарственных свойствах, а эльф знакомил меня с моими «пчелками». Правда Рон еще  не знал, что они мои,  я решила ему не говорить пока.

    Тем более Ильяс предложил очень интересный ход, мне не надо будет везти их с собой, достаточно найти неподалеку от селения поляну побольше и дерево с дуплом. Причем дупло может быть маленьким, туда надо будет положить половинку амулета, который мне повесил во второй день на шею Ильяс, и пчелы сами найду  к дереву дорогу. Когда же я спросила, а как же они будут зимовать? Ведь им для этого надо где-то жить. Улей что ли строить? И опять же мед, он же им нужен для потомства и еды, а если они прилетят на какой-то там сигнал, они же ульи на себе не притащат? Эльф меня успокоил, что дом они себе сами сделают, как раз из того дерева, где я положу половинку амулета. Если  я правильно поняла, в геноме этих насекомых есть что-то от термитов. И нектар они успеют себе набрать за оставшееся до увядания цветов время, тем более эти пчелы более хладостойкие, чем обычные. Он еще долго перечислял их полезные свойства, вот только невидимостью они у меня обладать не будут, это оказывается, эльфы на них магию вешают.  

   Кстати о магии, Ильяс пытался вызнать мои ведьмовские секреты, но я отмалчивалась, говорила, что это девичье колдовство и если бы он доказал мне свою женскую принадлежность, я бы его чему-нибудь научила. Понимаю, врать нехорошо, но что еще я могла ему сказать? Признаться, что сама ничего не знаю и не умею? Так я в самом начале именно это сказала, он мне естественно не поверил. А  все потому, что парочка эльфов была на том поединке, под невидимостью, конечно. И эти заслуживающие для Ильяса доверия дивы, с пеной у рта доказывали, что ощутили замедление времени. А это невозможно. Они еще много чего заметили, но мало поняли, как это произошло. Отсюда такой ко мне интерес, они были уверены, что это какое-то новое течение в магии. Но давление на личность у них считается неприемлемым, это было приятно услышать, поэтому они решили заслать ко мне шпиона. А так как Ильяс успел первым со мной познакомиться, ему-то доверили столь важное дело. Впрочем, он не сильно настаивал на ответах, особенно после того, как я попросила доказать его принадлежность к женскому полу. Он тогда сильно смутился.

    Вчера мы с ним попрощались, он снабдил меня свистком, для управления пчелами, все это время я как раз на ней училась подавать команды насекомым. Я думала, мне выдадут письменную инструкцию, но встал вопрос знания языка. Ильяс пытался объяснить механизм перемещения между мирами и почему я понимаю местное население, а ему пришлось язык изучать. Если коротко, то тут вступал в силу какая-то теория с непроизносимым названием по имени эльфа ее придумавшего. По мнения того эльфа, многообразие миров представляло собой скопище мыльных пузырей, это моя интерпретация, у них это называлось еще одним зубодробительным словом. И эти пузыри находились в постоянном, хаотическом движении, соприкасаясь друг с другом, иногда их стенки сливались на кое-то время. И тогда перемещение между мира происходило примерно так, как у меня. И когда я преодолела эту невидимую грань, то заложенная программа мира наградила меня знанием местного языка. Тут у меня возник закономерный вопрос, что за программа? Откуда эльфы о ней знают? И почему тогда им пришлось язык изучать? Про программу эльфы только догадываются, потому что у них давно живет теория о искусственном создании всех миров. Тем более что с богами им встречаться приходилось в незапамятные времена, когда в их мире еще жила магия. А язык изучать пришлось, потому что они в этот мир проникли не обычным способом, а направленным порталом. Это был эпохальный эксперимент прошлого тысячелетия. Одно расстраивало  эльфом, это несовместимость во времени. То есть время в различных мирах текло в каждом по-своему. Найти закономерность так и не удалось, например, в этом мире проходил один год, а в мире эльфом почти девять.



Татьяна Бродских

Отредактировано: 01.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: