Химеры. Часть первая.

Глава 16.

16

В личных покоях короля Герейна было пусто и светло от длинных, незабранных плафонами ламп. Даже занавесей нет на высоченных окнах. Стол, стул, по оштукатуренным стенам развешано оружие, карты, в углу — перекладина со старым летным комбинезоном, прожженным и потрепанным. По правую руку — закрытый дролерийской завесой проем, наверное, ведет в спальню. Завеса текла и струилась, как вода, не позволяя видеть обстановку внутри.

— В мое время у короля была гвардия из отпрысков цветных лордов, — сказал Анарен, вспомнив двух стриженых парней в королевских мундирах у дверей, и еще двоих — у входа на галерею.

Вран, черный и злющий, отбыл со своими людьми в Песий Двор. Только что не рычал и зубами не щелкал. Ну да скатертью дорога.

— Да, сейчас тоже так, — Герейн кивнул на простецкую табуретку. Анарен сел, уперев руки в колени. — У меня — почетная гвардия, у моего сына, Вито — его сверстники, тоже из бывших цветных семей…

— Заложники.

— Да, заложники. Однако сам понимаешь…ничего, что на “ты”?

— Отлично, что на “ты”. Дролери — лучшие телохранители.

— Точно.

— Это вызывает трения.

— Не без того.

Герейн зашагал по комнате — сапоги блестели — потом расстегнул крючки на вороте, помотал головой.

— Фуф. Сегодняшнее празднество похоже на мясорубку. Политические последствия будут ужасны. Но тем не менее я рад видеть тебя… — он запнулся.

— «Я рад видеть тебя, о мой немертвый предок?» — предположил Анарен.

За темными стеклами бесшумно расцветали всплески салюта — стекла, похоже, тоже были непростые. Герейн позвякал чем-то в тумбе стола и принялся выставлять на столешницу бокалы и бутылки.

— А ты немертвый? — во взгляде сереброволосого короля зажегся интерес. Он подал принцу пузатый бокал, наполовину полный медового цвета жидкостью. — В семейной хронике говорится, что ты пропал без вести после битвы под Маргерией.

— После битвы под Маргерией я жил еще десять лет, — Анарен вдохнул теплый сладостный запах из бокала. —  Ммм, альсатра хорошей выдержки! Очень вовремя, спасибо. После Маргерии я прятался, Рэнни. После того... как умерла Летта, мне было все равно, чем закончится война. И что будет с моими… с теми, кто присягнул мне. Я банально дезертировал из собственной войны.

- Поэтому тебя забрал Холодный Господин?

- О, нет. Я пошел на сделку. Из-за сына. Помнишь такого - Анарена Эрао, Эрао Северянина, Владыку Демонов?

- Еще бы. Личность не менее известная чем ты. Мятежник и чудовище.

- Я его видел один-единственный раз. Ему было четырнадцать лет на тот момент.  А чудовищем, подозреваю, был все-таки не он, а его демон.

- Так это не сказки? У Эрао был демон?

- А то. - Анарен хмыкнул. - Еще какой. На абы что я не размениваюсь. Это был сын самого Холодного Господина, Наэ Полночь. Именно его службу я купил для Эрао за право воткнуть в меня полуночный нож.

- И за вассальную клятву.

- Само собой. После чего я взглянул на сына и распрощался с ним навсегда, а о судьбе его и деяниях узнал из книг и летописей пару сотен лет спустя. Ну и немножко между этим… был момент. Совсем короткий, можно сказать, что не считается. - Анарен хмыкнул и отхлебнул жгучей, богатейшего вкуса жидкости. - В мое время альсатру готовили, вымораживая вино. Интересно, как сейчас ее делают?

- Не знаю… дистилляция, перегонка… выдержка не менее десяти лет. Ты говоришь, Холодного Господина никто не видел. А как он сына-то породил?

- Вопрос. - Анарен покачивал на ладони бокал. - Не знаю. В технологии процесса некомпетентен. Почему-то принято думать, что за гранью смерти мы все узнаем. Так вот, я тебе скажу, Рэнни - нихрена…

- А что ты делаешь, служа Холодному Господину?

- Письма ношу. - Анарен поставил пустой бокал и кивнул Герейну, вопросительно поднявшему бутыль. - Кроме шуток, Рэнни. Нож практически предоставлен самому себе. Только иногда вдруг просыпаешься - и оказывается, что ты в Серединном Мире, среди людей, и с последней твоей смерти прошло этак лет двести. Зачем тебя послали на этот раз… почему… Вопрос!

Герейн смотрел внимательно, не отводя взгляда. Серебряная амальгама дробилась и умножалась — как коридор зеркал, серебро в серебре.

Череда королей, не люди и не дролери, нечто среднее… потомки, отпрыски Лавена  Странника; хотел ли он для своих детей такой судьбы?

Может, и хотел. Нетривиальная все таки судьба.

— А тогда меня убил Король-Ворон. Через десять лет после Маргерии, когда про меня уже и думать забыли. В поединке. Разрубил мне плечо, ключицу и грудную кость. Я неделю лежал в какой-то дыре, подыхал и никак не мог подохнуть окончательно. Лавенги живучи, знаешь ли. Я ждал, может, придет моя фюльгья… как к Амаполе, нашей с Леттой старшей сестре пришла. Но пришел этот… наймарэ по имени Полночь, Наэ. Предложил стать одним из Ножей. И сказал, что у меня есть сын. Я… не знал, что ребенок Летты выжил.



Amarga

Отредактировано: 25.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться