Химеры. Часть вторая.

Размер шрифта: - +

Глава 23

23.

 

Парень был выше Киарана на голову и выглядел старше. По человеческим меркам он уже не считался подростком, причем достаточно давно.

Узкая найлская физиономия исполосована черным – то ли боевая раскраска, то ли знаки-обереги, такие же, как и у ребят, которые привели Киарана сюда, на заброшенный завод. Из-за перепутанных эманаций, пронизывающих ночь, он не мог точно сказать, есть ли в этой росписи какой-то смысл.

Собственные татуировки Киарана без материной руки потихоньку истаивали, впрочем, люди их уже не видели, даже без отвода глаз.

Старший парень задумчиво смотрел на Киарана, засунув руки в карманы широких парусиновых штанов, покусывал длинную черную прядь и покачивался с пятки на носок. Ребята тесной группкой стояли вокруг и молчали.

- Н-ну, рассказывай, - выговорил, наконец, старший.

- Что рассказывать? – хриплым от долгого молчания голосом спросил Киаран.

- Кто такой, откуда. Как звать. Почему шляешься по улицам во время налета.

- Киаран. Я не местный. Недавно приехал. С сестрой поцапался. Сбежал. Отец погиб. Дома еще братья остались, не знаю, что с ними.

- Из беженцев, значит?

- Типа того.

- Хочешь остаться с нами?

- А вы кто вообще?

- Бойцы невидимого фронта, - старший мрачновато усмехнулся, показав зубы, - Черные охотники. Сражаемся с Полночью.

Ребята зашевелились, встрепенулись, запереглядывались, скашивая глаза на слуа – как-то чужак отреагировал на такое заявление?

Киаран отреагировал честно разинутым ртом:

- Сражаетесь с Полночью? Вы? – оглянулся на ребят, потом опять на старшего. – Но…

- Они не стреляли, да? – усмехнулся тот. – Не палили по тварям, даже факелами не размахивали? А ты заметил, что ни одна тварюка их не тронула?

- Заметил.

- Вот то-то. – Старший кивнул. Протянул руку, положил Киарану на плечо. – Если тебе интересно, расскажу. Но это тайна. Пока у тебя есть возможность выбирать: оставаться с нами и бороться с полуночным нашествием, или отправиться домой, и трусливо ждать, когда Полночь сожрет тебя и всех твоих близких.

- Я… можно остаться?

- Конечно. Я не сомневался, что ты храбрый парень, а не трусливая крыса, которая прячется по подвалам. Пойдем, поговорим. Сандо, Раво, разберите добычу, шмотки в распределитель, продукты Моржу на кухню.

- Да, комиссар! – откликнулись несколько голосов. Группка развалилась, подростки разбежались кто куда.

Старший подтолкнул Киарана в плечо, заставив свернуть в полутемный боковой коридор.

- Не наткнись, арматура торчит.

- Я вижу. – Киаран поднырнул под скрученные ржавые прутья. – Вы прямо тут живете? Прямо в цехах?

- В цехах холодно. Тут комнаты есть, на втором этаже, всякие кабинеты бывшие. Даже мебель осталась. Мы ее, правда, жжем потихоньку. А вообще у нас генератор есть. Откуда, думаешь, тут электричество.

- А вас тут не найдут? Я имею в виду – взрослые?

Ньет рассказывал, что этот район обыскивали, а заброшенный завод осматривал едва ли не сам ньетов человек. Нашли только мусор и следы кострищ, но не самих подростков.

- Тут уже шарили, - парень приподнял провисшие провода, пропуская Киарана на узкую бетонную лестницу, освещенную единственной лампочкой. – Но нас фиг найдешь. Нас есть кому предупредить и есть где переждать.

- Но если вы с полуночными деретесь, то почему прячетесь? Сейчас каждый, кто может держать оружие…

- На это две причины, Киаран. Э, стой, теперь налево, вон дверь. Это моя комната.

Киаран толкнул обитую драной клеенкой дверь и вошел в тесное помещение, заставленное разбитыми железными шкафами и поломанной мебелью. Противоположная стена когда-то состояла из большого решетчатого окна, выходившего прямо в огромный зал цеха. Сейчас большая часть стекол была выбита, и дыры закрывали куски фанеры и сплющенные картонные коробки. В углу, на все тех же сплющенных коробках, валялся расстегнутый спальный мешок и какая-то одежда.

- В нашей группе есть ребята младше тринадцати лет, - парень закрыл за собой дверь и подошел к одному из шкафов. – Как ты думаешь, позволят ли им взрослые сражаться наравне с собой? Их просто-напросто запрут по подвалам и погребам, а когда они все-таки смогут взять оружие, запрещать будет уже некому. Потому что Полночь к тому времени сожрет наших отцов и матерей. Что ты застрял посреди комнаты, садись вон туда. Есть хочешь?

Киаран сел, куда указали и помотал головой. Клятва клятвой, но…

Неужели они тут и впрямь сами по себе?

- С другой стороны – как ты думаешь, могут ли ребята позволить себе ждать, когда их родителей сожрет полуночная сволота?

Киаран снова мотнул головой.

- Вот и они так думают. Ладно, тогда за встречу. – Парень вытащил из шкафа бутылку, отвинтил пробку и протянул гостю. – Давай, давай, не бойся. Это альсатра пятнадцатилетняя. Что, не пил никогда? Привыкай, иногда придется, если с нами останешься. Для храбрости, для успокоения нервов. На удачу, опять же.

Киаран взял плоскую квадратную бутылку и осторожно понюхал. Аромат оказался едкий, захватывающий дух, одновременно сложный и нежный.

- Давай, выдохни и – ап!

Киаран выдохнул – и глотнул жидкого огня. В груди мгновенно разлилось горячее, язык и горло заломило, защипало… жесткая, приятная боль.

- Молодец. На закусь, – в свободную руку воткнулся обломок шоколадной плитки.

- Вы не верите… что Найфрагир победит? – хрипло спросил Киаран, возвращая бутылку.

- Верим. Именно поэтому мы здесь, а не сидим, сложа руки и прячась за мамину юбку.

Старший щелкнул зажигалкой, озарив оранжевым светом исполосованное то ли краской, то ли битумом лицо с грачиным носом и глубоко посаженными глазами. Киаран приготовился к табачной вони, которой он нанюхался в кабинете у Комрака, но, совершенно неожиданно, на него пахнуло черносливом и сушеными яблоками.



Amarga

Отредактировано: 27.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться