Химеры. Часть вторая.

Размер шрифта: - +

Глава 30

Полночь.  Опять Полночь,  чтоб ей пусто было. Стоило плыть бог знает в какие гребеня, сквозь Море Мертвых,  сквозь безвременье, на край света, в легенду,  в сказку,  чтобы снова заняться отстрелом осточертевших стервятников,  охочих до человеческой крови.

Чертова Нальфран! Рамиро рад был бы обмануться,  но,  когда “Гвимейр” начала палить по острову,  он посмотрел на фоларийскую богиню и четко увидел,  как та снялась с насеста,  первым же взмахом крыльев сорвав к дъяволам верхушку мачты и решетку радара. Брызнули обломки,  и лиловая громада Стеклянного Острова по правому борту вдруг вздыбилась и завалилась на бок,  а Рамиро опрокинуло и закатило под железный трап.

Из-под металлических конструкций он увидел знакомые черные силуэты в кипящем, прошитом молниями небе -  и заругался от досады. Стоило плыть к черту на рога!..

Откуда они тут взялись,  еклмн?

Впрочем,  Рамиро почти сразу вспомнил -  Стеклянный Остров -  это не Сумерки,  вернее,  не только Сумерки,  он существует во всех мирах сразу,  и у Полночи ничуть не меньше прав тут находиться, чем у тех же дролери. Вот она и слетелась,  как стервятники на поле боя. Чует кровь,  чует трупы. Драная,  сучья Полночь!

Он выбрался из-под лестницы, присоединился к бегущим по палубе матросам. Ветер сбивал с ног, дышать опять было нечем. Над головой надрывался громкоговоритель,  перекрикивая визг и свист пляшущей у берега гигантской воронки -  вода,  песок и воздух,  одетые сетью молний, поднялись столбом до небес.  День померк,  и даже море,  кажется,  отступило,  разметав найльские корабли. Похоже,  несколько малых судов или катеров попали в воронку -  Рамиро успел увидеть,  как погружаются в воду обломки,  еще один корабль,  опрокинувшись на бок, воткнулся в пляж. Вокруг метались черные тени -  клятая Полночь охотилась на смытых за борт.

Младший офицер у артпогреба споро раздавал оружие,  и Рамиро получил винтовку и коробку патронов без лишних разговоров.  

Кто начал стрельбу,  почему чертова Нальфран ломанулась по головам своих же людей,  какого черта дролери никак не реагируют на Полночь? А,  нет,  реагируют все таки -  вдоль берега тут и там замерцали вспышки,  выжигая прорехи в мельтешне черных точек.

Рамиро побежал к одной из спускаемых лодок -  стрелок в экипаже спасателей не помешал бы.

Сквозь вой и визг гуляющей по отмели воронки грохотал пулемет. Ба-баах! “Гвимейр” содрогнулась,  в воздухе вспучились клубы дыма,  сопровождая уносящийся к берегу огненный просверк. Ба-бах!  Над скалами медленно полыхнуло лиловое зарево,  и медленно же погасло.

Воздух знакомо схлопнулся,  словно ударили ладонями по ушам,  в переносице заломило,  Рамиро поспешно уцепился за первое попавшееся под руку, леер, кажется.  Прямо у него на глазах воронка опала,  рассыпалась каким-то мусором,  обломками,  распалась клочьями туч, от нее отделился столб белого огня и шатнулся вглубь Острова.

Из обрывков тумана и водяной взвеси проступила тяжело летящая фигура -  огромные крылья,  змеящиеся хвосты -  и,  качнув корабль,  грузно села на сломанную мачту. Палуба ушла из-под ног,  Рамиро мотнуло,  но он держался крепко.

Загалдели матросы, оставив лодку,  побежали вдоль борта,  скинули штормтрап -  и через минуту на палубу спрыгнул какой-то полуголый найл,  за ним -  худющий парнишка в неуместной средневековой одежке,  а последним -  здоровенная косматая тварь в радужной броне и шипах,  с длинным драконьим хвостом.

Рамиро остолбенел -  фолари…  Ньет? Он оказался на две головы выше окружавших его найлов. Но лицо его -  хоть и изменившееся,  окованное иссиня-серебряными пластинами,  разрисованное цветной чешуей,  с огромными зеленоватыми глазами без белков и с клыкастой пастью -  было узнаваемо немедленно. Босые когтистые ступни и шипастый хвост бесстрашно попирали рифленый металл палубы -  Ньет,  кажется,  не замечал этого.  Тот самый Ньере,  который летом чуть не погиб от холодного железа! Когда,  в какой момент он перестал обжигаться -  Рамиро не заметил. На военном корабле невозможно существовать,  не касаясь железа.

Есть фолари,  которым железо не страшно. Нальфран железные гвозди в жертву приносят.  Стальные часы, опять же. Но она богиня все таки…

Лицо парнишки тоже показалось Рамиро знакомым -  какой-то дролеренок… ох! Это же ньетов приятель,  полуночный,  слуа,  погибший на заброшенном заводе. Что за чудеса!

- Рамиро! -  Ньет увидел его над головами людей и махнул лапой,  -  Иди сюда!

Рамиро протолкался поближе,  увидел,  что юный слуа поддерживает полуголого найла под руку,  а тот,  хоть и зеленоват лицом,  но выглядит решительно.

Матросы расступились -  к вновь прибывшим подошел герцог Астель в сопровождении двух старших офицеров. Возгласы удивления, радости, герцог похлопал по плечам найла и слуа, найл позеленел еще больше и пошатнулся,  хотя никаких ран на нем видно не было.

- Откуда они взялись? О чем говорят? -  Рамиро толкнул Ньета, и тому пришлось склониться,  чтобы ответить:

- Это человек Астеля,  он приплыл вместе с тем наймарэ,  который принц,  помнишь,  я рассказывал? Мы с ним еще самолет в море искали.

- Анарен Лавенг тоже здесь?

- Он на Острове остался.  Они приплыли с Аймо -  этого человека зовут Аймо -  своим ходом,  отдельно от нас. Наймарэ ходил в лагерь дролери и говорил с королями людей,  Лавенгами. Лавенги не хотят воевать с найлами.



Amarga

Отредактировано: 27.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться