Химия Любви

Размер шрифта: - +

Глава десятая. По сценарию

10 По сценарию?

 

Блинчики, блинчики…

Выпекаем ловко

Блинчики, блинчики

Выше, выше стопка.

 

Злата, если подходить не предвзято, красивая, худенькая. И тогда, в детстве, на гимнастике, она была такая же. Я смотрела через объектив на её ножки-палочки и думала: неужели у меня − такие же? Если я на свои ноги сверху смотрю, в ванной, под душем, то они мне не кажутся худыми. Но все говорят, что я худее Златы. На немножко, но худее. Я сорок восемь килограммов вешу при росте 173. Но у меня кость тонкая и лёгкая. Какая у Златы кость – я не знаю. Я Злату ненавижу.

 

Музыка не громко и не тихо. Корнелий Сергеевич на пульте. Дэн в микрофон говорит:

 

А теперь скажите дети?

Праздник снежный на всём свете.

Входим скоро в Новый год…

 

А Злата слащаво- сюсюкающим голосом:

 

− Поделитесь с нами – вот:

Личными неприятностями…

 

Кто какие делал гадости? А? – это Макс, естественно, заорал, он вообще дурак. (Отупел от чипсов и прочих ГМО.)

А Злата Максу:

− Тайнами, Скоморох, тайнами, а не гадостями.

Дети смеются. И Корнелий Сергеевич тоже. Я почувствовала подвох. Еле уловимо, интуитивно, но почувствовала. «Гадости». «Кто делал гадости»… Иногда бывает: кажется, что всё нормально, вспыхнет в сердце предчувствие, ты его отгонишь, и – забыл, вроде и не было… А потом – раз!—и машина собьёт.

Корнелий Сергеевич почему был рад? Он любит, чтобы было что-то неожиданное. Он говорит, что роль и актёр – это тайна, и роль может подсказать актёру слова. Я не поверила в этакое неуловимое, что вроде бы в атмосфере пронеслось, радость передалась мне от Корнелия Сергеевича и заглушила интуицию. На самом деле – произошла банальная подстава. Злата и Макс вставили слова специально и заучили их заранее! Дэн уверял меня после, что учил слова в последний момент и ничего не знал, говорил когда Снегурочка его чуть-чуть в бок толкала или на валенок наступала.

 

В общем, попросила Злата детей поделиться тайнами.

Дэн, мой Белёк(тогда ещё не мой), бороду погладил и − в микрофон:

 

Тайны – ваши, Саши-Маши

Насти, Пети и Наташи

Коли, Лёли и Настасьи

Ждут вас в доме, в школе, в классе.

 

С нами поделитесь, ну же

Тем, что никому не нужно

Вы проступки совершали?

Да?

Дети конечно же заорали : «Да!» Так заорали, будто три дня репетировали. Меня оглушило!

Тогда Снегурочка стала объяснять, что «проступки» – это не то, что «поступки». Что это вредительства, подставы, подлости и так далее.

− Неужели, в самом деле? Загалдели-надоели-две газели-карусели, − это глупый Макс.

Дети орут. Злата замахала варежкой, сказала без сюсюкания, даже приказала. У меня её голос до сих пор в ушах звенит, особенно – да!− именно сейчас, в этой комнате, за этим массивным деревянным столом с вычурными резными ножками в форме веретена. Так и звенит голос:

 

Здесь оставьте все проступки,

Негатив − на позитив,

Честность, правда – дайте волю,

После о плохом забыв…

Кто-то опять спросил:

− Что такое − проступки?

Кто-то пискнул:

− Что такое негатив?

А Макс:

− Негатив − это радость наоборот.

А Корнелий Сергеевич ещё больше улыбается.

Помню, я решила: это Корнелия Сергеевича сценарий; не может быть, чтобы так долго собственная инициатива из людей лезла, да ещё в рифму.

 

И Дэн «занукал» (вечно Дэн «ну» говорит, когда волнуется, а когда нервничает сильно, то запинается).

− Ну, Снегурочка! Начнём с тебя.

Злата:

− Вот я, Дедушка Мороз, как-то мороженого съела три бо-о-ольших брикета, и температура моего тела упала ниже нуля.

И все засмеялись. И я. Это по фотографиям видно на яндекс-альбоме. Я их сейчас смотрю. Фотографии смазаны, потому что я смеюсь. «Праздник же, весело же − бдительность в жэ…», − так мама говорит.

 

И все дети пошли вспоминать о мороженом и об ангине. Сначала крикнут, а потом руку поднимут – ничего не разобрать: первоклассники-второклассники – что с них взять.

Вдруг одна девочка, я её сфотографировала, она в таком платье была, не особо шикарном, но хорошем, добротном (сами видно пошили), и в короне бумажной с приклеенным стеклярусом (сами, видно, сделали), девочка сказала:

− Я цветы дома забывала поливать. И один кактус издох.

Так и сказала «издох» – как о животном.

А Злата:

− Ну надо же! Кактусы и не надо поливать, а, Дедушка Мороз?

Макс:

− Раз в две недели.

Макс глупый, но всё обо всём знает. «Галопом по европам», − говорит о нём моя мама.

− А я год …э-ээ… − замялась девочка и поправила корону: − не поливала. Всё забывала. Я … э-ээ, мне мама скажет полить − я пообещаю и не полью. Назло.

Злата как-то (мне так сейчас кажется) прониклась к девочке и сказала сочувственно:

− Ты попроси Дедушку Мороза. Он тебе новый кактус обязательно принесёт.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: