Химия Любви

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая. Приглашение

14 Приглашение

 

Мирошевцы шли на службу. У нас весь город ходит на службу.

Напротив площади, если перейти проспект Красной Армии, детский магазин «Башмачок», и − Макдональс.

Дэн тогда сказал:

− Арина! Я бы пригласил тебя в едальню. Но у меня нет денег, закончились.

Я стала тогда рассказывать Дэну ужасы о фаст-фуде. О том, что булки протирают от плесени тряпочкой, а масло, в котором жарится искусственная картошка – чёрное, сплошной гидрогенизированный жир и канцероген, сам же картофельный полуфабрикат содержит такие вонючие и противные мононасыщенные и полинасыщенные жирные кислоты, что я как представлю это, у меня сразу пропадёт аппетит, пусть даже я сутки не ела.

Дэн сказал:

− Там есть вкусное мороженое.

Тогда я рассказала Дэну о пальмовом масле, которое добавляют в мороженое вместо молочного жира и о карбоксиметилцеллюлозе. Дэн по-моему испугался. Я рассказала ещё о том, что сейчас трупы в земле не разлагаются, потому что все люди насквозь пропитались эмульгаторами, глутаматами и ароматизаторами, идентичными натуральным. Дэн начал смеяться, обнял меня и поцеловал. Я испугалась, хотя мне было очень приятно. Отмахиваясь, уперев руки в его куртку, я стала рассказывать, что сейчас младенцы рождаются с новыми химическими элементами в организме. 280 новых химических элементов обнаружено в теле новорождённых! (Ну надо же было о чём-то говорить, я застеснялась, меня никто не целовал). Дэн убрал мои руки, крепко взял меня за плечи. Тогда я стала говорить о том, что огромные проблемы у человечества от пластиковых окон, полипропилена и свободного хлора. Когда я спросила, какие окна в его квартире, он погладил меня по лицу, провёл рукой по моей шапке. Так нежно-нежно. И сказал:

− Придёшь и увидишь, какие у меня дома окна.

И я согласилась. Мама потом на меня обзывалась, оскорбляла. Я маме тогда ещё всё рассказывала.

 

Это был сказочный день не только из-за погоды и из-за того, что мы целовались под памятником, но ещё и из-за того, что мама уехала на сложную косметическую процедуру в Москву. И должна была приехать только завтра днём. Это было впервые в моей жизни! Я оставалась дома с папой. Папа звонил мне на мобильник, но маячок не включал. Тогда родители ещё не злоупотребляли прибором отслеживания, тогда ещё они мне доверяли… Папа позвонил − я наврала, что уже дома, чтобы проверить папу. Я по голосу почувствовала, что это формальный звонок. Папа похвалил меня, пообещал быть домой не к часу, а к одиннадцати − чтобы мне не было тоскливо одной. До одиннадцати было ещё куча времени. Целых четыре часа. И я пошла к Дэну. Я даже не подумала о том, есть ли у него кто-нибудь дома, что я могу кому-то помешать. Я тогда ничего не знала, и что Дэн почти всегда один – тоже не знала. Все четыре месяца до утренника мы с ним не разговаривали, только украдкой смотрели друг на друга. Он смотрел – я отводила глаза. Казалось, он хочет меня пригвоздить пристальным из урока в урок справедливым осуждением. А он просто любовался мной! Я все страшные догадки навыдумывала. Это тогда я так решила. А зря…

Старший брат Дэна − в местах заключения, средний брат переехал к жене, мама Дэна на заработках в Подмосковье. Дэн это всё мне рассказывал по дороге. Надо было обязательно зайти к нему домой, чтобы взять деньги и купить продуктов на ужин. Вообще, я спокойно могу не есть почти сутки, ну часов пятнадцать точно. Я уже наелась чипсов – объелась. Но я согласилась и на «взять деньги», и на «сходить в магазин и поужинать». Снежинка, приколотая к блузке тёрлась о мою дублёнку, когда Дэн прижимал меня сильно…



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: